Сказки о коме. Или как реанимируют мировую экономику

6 апреля 2020 г. 20:50:50

Как только мировая экономика ощутила на себе первое прикосновение активной фазы кризиса практически моментально активизировалась дискуссия на тему «как победить пришедший кризис». Со всей очевидностью сейчас весь мировой политический бомонд пытается как можно сгладить шоковый эффект от происходящих событий. Однако весьма неудачно. США сколь угодно долго могут говорить о том, что во втором полугодии 2020 года отыграют падение экономики. Однако полностью отыграть падение в 2020 невозможно. Миру предстоит долгий путь восстановления экономики. Возможно даже более долгий, чем после кризиса 2008 года.

К настоящему моменту в мировых СМИ, экспертном сообществе и даже в официальных заявлениях экономических властей государств уже начинают появляться реальные позиции, описывающие существующую ситуацию. Мир уже находится в состоянии мирового кризиса. Рецессия уже началась. И надеяться на то, что к концу 2020 мир вернется к устойчивому росту и отыграет падение первой половины года совершенно не стоит. Более того, даже сохраняющие умеренные оптимизм центральные банки стран мира и МВФ уже не столь оптимистичны, признавая, что мировая экономика потеряет минимум два процента валового продукта и ощутит т устойчивую рецессию.

Между тем, устойчивость рецессии пока что опровергается. Сам спад по итогам года исчисляется в контексте того, что во втором полугодии (а второе полугодие начнется к слову уже в июле) все пойдет в устойчивый рост, который отыграет наиболее глубокие рубежи падения. Очевидно, что это несколько преувеличено. Учитывая, что большинство международных спортивных, культурных, политических, экономических мероприятий этого лета либо отменяются, либо переносятся большого позитива можно не ждать. И это еще не учитывается вероятность (крайне большая) банкротства значительного числа предприятий, особенно в сфере услуг. Отыграть что-то в третьем квартале будет проблематично, а вот нести бремя последствий массовых банкротит весьма вероятно придётся. Но это предпочитают сейчас не просчитывать.

Таким образом то, что мировые финансовые власти упорно не желали признавать, не признавать оказалось невозможно. Заявления о том, что это еще не рецессия на прошлой неделе сменилось уверенным заключением от МВФ «Мир перешел к рецессии».

Констатация факта болезни, как говорят, уже половина дела по его лечению. Но вот как раз готовность мира к лечению болезни видится с большим трудом, а точнее не видится. Представляется что мировые центральные банки наперебой пытаются использовать старые лекала, времен кризиса 2008 года, а это как готовится к войне прошлого века, какую-то активность изображает, а вот реальную готовность вряд ли.

Есть ли у падения пределы?

Рисуемые цифры падения просто катастрофичны. Экономике Италии предрекают падение в 50 % во втором квартале, экономике США примерно в 25-30 %. Эти цифры с одной стороны пугают, а с другой стороны заставляют задуматься насколько это все реалистично. Есть ли у падения пределы?

На самом деле, разумеется падения в ноль не будет. Но для больших проблем в мировой экономике этого и не нужно. Вполне достаточно и достаточно глубокой просадки, чтобы мировая экономика получила серьезный ущерб и длительный выход из кризиса.

Проблема текущего кризиса не в том, что временно просел реальный сектор экономики. Тут все ясно. Карантин, борьба с вирусом, снижение, а кое где и полная остановка экономических процессов пройдет рано или поздно. Но текущая остановка не разрешит причин кризиса, в последствия приостановки будут куда серьезнее, чем просто спад экономических показателей. В конце концов причиной кризиса является не отсутствие в мировой экономике ликвидности, ее вполне хватает для того, чтобы надувать один пузырь за другим. И прилив ликвидности не разошьёт противоречий, которые заставили вывести из экономически развитых стран (данное устойчивое выражение в текущей ситуации воспринимается, скорее, как издевательство, а не как констатация факта) реальное производство, превратив их в рынки сферы услуг и обслуживания капиталов, экономику банков и фондов, ресторанов, гостиниц и развлекательных мероприятий. Не способен приток ликвидности привести к возвращению реального производство в Европу, США, Японию.

Что касается того, по чему ударит кризис то тут ситуация еще хуже. Мы уже в проекции двух недель будем наблюдать судорожные попытки спасения одного за другим крупных предприятий Европы и Америки, новости о рекордных кредитах и прочих мерах спасения флагманов, чья эффективность и до кризиса была спорной, а сейчас и подавно не просматривается. А между тем в секторе малых и средних предприятий в ближайшие пару недель начнется экономический Армагеддон, первую часть которого мы уже наблюдаем. В США резко возросла безработица, плюс три миллиона новых обращений за пособиями по безработице. Через пару недель это число вполне может достичь сакральной отметки в 10 миллионов. Реальный сектор в сфере услуг переведенный на карантинное бездействие будет закрываться и увольнять сотрудников причем сразу же, как только будет объявлен карантин. Почему? Потому что неизвестно, когда его снимут, а открыться такие предприятия всегда успеют. Так думает весь малый бизнес. Зря. Потому что через месяц просветление может не наступить. А пот ухудшение вполне.

Итак, какая схема видится наиболее вероятной данном кризисе?

Первое. Падение в реальном секторе экономики, которое либо ограничивается сектором услуг (во многих развитых государствах от 60 до 80 процентов экономики) либо, если вводится карантин, то и в сфере промышленности.

Второе. Моментально (от 1 недели до 1 месяца) вызванная этим простоем безработица, которая с одной стороны уменьшает степень потребительской активности (нет заработков, не на что приобретать товары и услуги), а с другой критически влияет на государственные финансы, набавляемые для поддержки безработных (тут самое главное избежать разрывов в финансировании).

Третье. Простой реального сектора экономики резко увеличивает возможность банкротства в широкой совокупности сфер (на первой линии этого процесса – мелкорозничная торговля, бьюти салоны, парикмахерские, транспорт, туризм, общественное питание без возможности работы на вынос, затем к ним присоединятся авиакомпании, которые пока что поддерживают, но долго они без полетов не пробудут, мелкие компании начнут распродавать имущество и закрываться уже через пару месяцев, поставщики для сектора услуг), параллельно с банкротствами начнется падение банковской системы и страхования, которые обслуживали в первую очередь мелкий и средний бизнес. Закредитованность современной экономики это вещь очевидная и объективная. Эти кредиты могут потопить мелкие банки, приводя к укрупнению и банковских корпораций и необходимости государствам выделять большие деньги на спасение банков. С другой стороны банки претерпят большой отток вкладов. Кому-то потребуются деньги попросту чтобы прокормится, а кто-то не будет доверять институтам современной экономики.

Четвертое. Вслед за банками и в связи с обвалом рынков начнется массовый побег из финансовых фондов. Этот побег будет сопровождаться мощнейшим сбросом активов и банкротством этих самых фондов. Учитывая, что в большинстве случаев это пенсионные фонды, их банкротство приведет к мощному пенсионному кризису, который погасить сможет только государство. В такой ситуации государствам придется брать на себя обязательства фондов перед мелкими участниками, а это и очередной управленческий беспорядок, и очередные финансовые затраты государств.

Пятое. Небывалый объем притока средств из бюджетов в экономику потребует закрытия брешей в бюджетах. Да, кое где центральные банки просто будут давать правительствам «столько средств, сколько нужно», но в сравнительно небольших и не включенных в сильные валютные союзы странах это приведет к кризису государственных долгов. И без того риски государственных долгов уже начали расти, а тут видимо начнется просто паника. Как итог – уде в течение ближайших трех месяцев нас ждут дефолты десятков государств. А это уже коллапс.

Итог всего этого в том, что уже летом этого года мы можем столкнуться с второй фазой активной части кризиса, перейдя от кризиса реального сектора к кризису государственных долгов, а к осени и к третьей фазе – гиперинфляционному шоку в развитых государствах, благодаря их подходу к борьбе с кризисом.

Стимулирование бесконечности

Центральные банки стран мира и министерства финансов начали представлять программы поддержки экономики. При этом практически всем заявляется, что пределов в поддержке нет и не будет. Такое откровение, по большому счету парадоксально с одной стороны и абсурдно с другой. Рассмотрим это подробнее.

Тот факт, что выйти из кризиса 2008 года помогли количественные снижения – очевидно. Но это было сделано уже после того, как фактически были сдуты пузыри, собственно вызвавшие кризис. Слабые банки обанкротились, ипотечные ценные бумаги оказались «мусорными» и были слиты, как некачественные активы. Сейчас развитые страны наперебой заявляют. Предела ликвидности нет и не будет. Меры поддержки и стимулирования будут применяться в таких количествах, сколько потребуется, без ограничений и практически без пристального контроля.

Стоит обратить внимание, что в мире крайне мало государств, бюджеты которых имеют профицит. Более того, «экономикс» по Самуэльсону (одна из икон либеральной экономики) вообще признает дефицитный бюджет стимулом к развитию, а не проблемой. Фактически мы увидим ситуацию, когда страны банкроты фактически еще глубже роют яму своего банкротства. Зачем? Чтобы попытаться создать иллюзию спасения экономики, не осознавая при этом, что старые лекала больше не действуют. А биржевые спекулятивные показатели совершенно не отображают экономическую реальность.

Да, развитые государства смогут сделать очень важную вещь. Обеспечить недопущение обнищания населения. Большое количество безработных, лица, чьи доходы существенно сократятся за счет государственной помощи (в том числе и «сброса денег вес вертолетов» по рецептам Бернанке) смогут некоторое время протянуть, но это не будет вечным и даже долгим.

Если безразмерные государственные финансы хлынут на рынки, банкам, фондам и поддерживаемым крупным предприятиям то уже через полгода – девять месяцев нам предстоит увидеть волну гиперинфляционного шока, когда эти деньги достигнут потребительского сектора. Если же деньги напрямую пойдут потребителям – мелким предприятиям, гражданам, получающим деньги с вертолетов, то инфляционный рост мы заметим уже в течение месяца, гиперинфляционому сценарию можем прийти буквально за три месяца. Это будет опасно еще и потому, что к этому же моменту начнется кризис государственных финансов, что одновременно приведет к острой фазе болезни и отсутствию средств для того, чтобы ее купировать.

И тут встает самый главный вопрос. Кто будет заниматься решением проблем экономики. Если им займутся профессиональные экономисты (желательно отдаленные от выгодоприобретателей, например, банков и фондов), то есть шанс на то, что гиперинляционный кризис будет смягчен. Если е первую роль будут играть политики, желающие сыграть на чувствах избирателей. То система может упасть быстро и очень болезненно. Потому что осторожность это самое главное, что нужно в ходе кризиса.

В результате в выигрыше окажется только та страна, которая объявит в этих условиях мега проекты инфраструктурные и социальные, при умеренной поддержке отдельных предприятий и жестком контроле за инфляцией. Хотелось бы, чтобы это была Россия, но есть ряд факторов, которые, к сожалению, этому препятствуют.

В единстве сила

Встреча G20 в режиме видеоконференции была полностью посвящена попыткам выйти из двух постигших планету кризисов. Эпидемиологического, связанного с пресловутым короновирусом и экономического, признанного реальным и катастрофическим.

По поводу предлагаемых мер, очевидно, все были практически едины во взглядах. Совместные действия по созданию вакцины от короновируса, взаимопомощь в поддержании санитарного режима, уменьшающего вероятность дальнейшего заражения, взаимодействие в производстве масок и иных предметов медицинского назначения, совместная работа по созданию оптимальных схем лечения инфекции. В этом все вроде как солидарны. Хотя практика демонстрирует обратное. Спор США и Германии по переманиванию специалистов вирусологов, приблизившихся к созданию вакцины. Присвоение масок, халатов, приборов вентиляции легких. Взаимное обвинение в бездействии и взаимные обиды и ревность в том, что кто-то отмечает чью-то помощь и не отмечает чужую.

В экономической части опять же заявлялось о необходимости стабилизации рынков для чего в первую очередь предлагалось снять торговые ограничения и как сказал В,В, Путин создать для товаров зеленые коридоры перемещения. Однако не для того экс мировой гегемон – США пытались в торговой войне ослабить Китай, чтобы просто так уходить с имеющихся позиций. Страна сейчас демонстрирующая наиболее высокие показатели прироста заболеваемости (порядка 16-18 тысяч новых случаев в день) и рекордные показатели по приросту безработицы – более трех миллионов новых безработных не только не собирается отказываться от торговых войн и секционной политики, но, видимо, стремится еще больше нарастить это давление. Иначе чем можно объяснить новые санкции, применяемые к отдельным компаниям и физическим лицам в Иране, Ираке, Венесуэле. Еще больше на этом фоне восхищает начавшаяся травля Китая, когда Трамп пытается во всех бедах с вирусом обвинить Китай, а Великобритания вообще заявляет о том, что Китай должен отказаться от своей политики, разрушающей мир и международную стабильность. Вот такие – единство и стремление к решению общей цели.

Если кому-то не ясно в данный момент мы не дождемся никаких скоординированных действий по борьбе с кризисов от G20, так как такие слаженные действия сейчас лежат в противофазе к позициям некоторых ведущих игроков мировой арены и в первую очередь США. США упорно пытается обеспечить для себя победные позиции, в еще идущих мировых спорах используя простую формулу «умри сегодня, а я завтра» и пытаясь спастись на худших позициях других игроков. Вот только вряд ли позиции США сейчас намного лучше, чем позиции Европейского Союза (даже с учетом слабых звеньев), хотя, бесспорно, хуже позиций Китая. Но ситуацию в Китае на фоне спада экономики и жестких карантинных мер пытаются расшатывать. Расшатывают ее как недовольством не снятием ограничений на перемещения в провинции Хубэй, так и поддержкой Тайваня – демонстративной и провокационной.

В результате можно смело констатировать, что идея совместных действий по борьбе с кризисами провалилась. Каждый будет выгребать сам, надеясь на любую помощь и поддержку. В том числе от того же Китая. Но если в части борьбы с вирусом Китай имеет что предложить другим странам, то в плане борьбы с финансовым кризисом – практически ничего.

Перспективы

Так что же нам ждать от текущего кризиса и действий государств в борьбе с ним? Каковы ожидания последствий шока весны 2020 года? Не будучи предсказателем некоторые вещи можно предположить вполне определенно.

Во-первых, практика Китая показывает, что вирус можно поставить под контроль. Жесткими мерами, самоотверженностью врачей, карантином, разноплановым лечением вирус будет побежден. В большинстве случаев это будет конец апреля – начало мая. В некоторые страны вирус еще только пришел, там процесс затянется. Но в любом случае вирус будет поставлен в рамки контроля. Да и не короновирус является самой большой проблемой планеты. Он не может нанести ущерб неприемлемый с экономической точки зрения.

Самая большая беда в наличии разворачивающегося маховика экономического кризиса, тушимого бесконечной ликвидностью и стимулирующими пакетами которые страны начинают принимать один за другим. Увы, но этих пакетов хватает только на локальные сиюминутные изменения, так как главная проблема все равно не решается.

Удастся ли мерами спасения потушить мировой кризис? Нет не удастся. Еще два месяца гарантированной борьбы с кризисом эпидемиологическим и глубокая яма в части экономического развития сделают свое дело и приведут к тому, что уже описывалось.

Более того, все может пойти еще быстрее. Так, например, Украина сегодня фактически лишилась своего министра экономики, а Зеленский заявил, что если МВФ не начнет спасать страну, то она будет вынуждена объявить дефолт. Самое интересное заключается в том, что объявить дефолт могут десятки стран, так как кредитные проблемы есть практически у большинства государств мира. МВФ на всех не хватит, а альтернативных ей путей практически нет. Банк БРИКС и пул валют скорее всего будут использованы в качестве мер поддержки узкого круга заинтересованных государств. А в мире будет вовсю раскручиваться череда банкротств – компаний и стран.

Ступенчатое развитие экономического кризиса неизбежно. Переход обрушения реального сектора экономики в кризис банкротств и государственных долгов неизбежен. Так же как неизбежен и гиперинфляционный кризис, который при любых обстоятельствах произойдет. Активное вбрасывание ликвидности на рынки США, ЕС, Японии, Канады, Австралии ряда других стран потрясает с одной стороны и заставляет понять, что процесс обрушения неизбежен от малых до великих экономик.

В такой ситуации России следовало бы начать решать вопрос с привлечением высвобождаемых граждан (а безработица будет расти и в России) к инфраструктурным проектам в том числе к лесопосадкам, строительству дорог, благоустройству городов, организации новых производств. Только созданием точек приложения рабочей силы и активной работе по созданию новых продуктов, которые можно выпустить на российский и мировой рынок Россия сможет обеспечить себе благоприятный результат на фоне текущего кризиса. Ни в коем случае не копировать мировую гонку насыщения ликвидности, только формирование новых рабочих мест и точек экономического роста. Тем более, что для товаров вскоре будет много спроса и сравнительно мало предложений, так как достаточно будет одного банкротства на пути создания какой-то продукции, ка эта продукция затормозится на подходе к рынку, а может наткнется уже на занятую кем-то нишу.

Так что выход из тупика по крайней мере для России имеется, жаль только, что проскочить в него будет сложнее, чем провести верблюда сквозь игольное ушко. Но ведь не невозможно. Главное сохранять хладнокровие и помнить о реальности экономики и интересах населения.


Источник