Разговоры о смертной казни – еще одна уловка для Белоруссии

Юрий Павловец

1 декабря 2016 г. 11:11:18

Полторы недели назад Александр Лукашенко предложил во время своей встречи с делегацией Комитета по политике и безопасности Совета ЕС оформить «минский процесс» по сближению России и Запада. Тогда многим показалось, что это всего лишь попытка белорусского президента сохранить, затухающий на фоне провала переговорного процесса по Украине, интерес к Белоруссии со стороны Евросоюза. Однако если это и было главной целью главы государства, то она так и не была достигнута. Простым и понятным подтверждением этому могут служить последовавшие следом два события, продемонстрировавшие истинное отношение Брюсселя к белорусским властям.

Сначала Европарламент 24 ноября принял резолюцию по Белоруссии, где было отмечено, что в стране по-прежнему появляются новые политзаключенные, существует смертная казнь, остается нерешенным вопрос с международным контролем строительства Белорусской АЭС, а также, что с 1994 года в республике не было свободных и справедливых выборов. Затем 27 ноября в своем интервью программе «Главный эфир» телеканала «Беларусь 1» довольно неоднозначно высказалась глава представительства ЕС в Белоруссии Андреа Викторин. По её словам, в Брюсселе «обратили внимание на это предложение, на создание такого формата, но пока не можем комментировать это». И такое отношение еврочиновников по отношению ко всем потугам белорусских властей в последнее время стало обыденностью. Еще несколько месяцев назад казалось, что Белоруссия и Запад окончательно стали на путь сближения, а сегодня очевидно, что путь этот, мягко говоря, чересчур тернист и напоминает непроходимое болото. Причем, как минимум, одна из сторон, не делает каких-либо решительных действий, чтобы исправить сложившуюся ситуацию.

Не секрет, что Евросоюзу Белоруссия нужна только в качестве некого дополнительного инструмента для игры с Россией. И все попытки белорусов воспользоваться наметившимся с 2014 года потеплением в своих отношениях с западными странами, в отличие от прошлых лет, пока не принесли республике никаких ощутимых результатов. Более того, сегодня оказалось, что Запад по-прежнему не готов идти дальше сложившихся на начало 2016 года отношений, за исключением вопросов экономики – все-таки Белоруссия интересна ЕС как поставщик нефтепродуктов и своеобразные ворота для доступа на российский рынок в рамках идущей сегодня войны санкций. Это видно хотя бы по тому факту, что Евросоюз до сих пор не решился подписать с Белоруссией соглашение об упрощении визового режима, формально возлагая всю вину за это на официальный Минск, который якобы не может согласовать вопросы по реадмиссии. Хотя в Минске заявляют обратное, прося всего лишь дать им переходный период. В конечном счете, ситуация с упрощением визового режима для Белоруссии уже стала напоминать ситуацию с отменой виз для Украины – много слов, но никакого реального движения. И только самому неискушенному обывателю в этой ситуации будет непонятно, почему так происходит.

Однако необходимо вернуться к вопросу о том, чего же хотят еврочиновники от белорусских властей, которых еще совсем недавно называли представителями «последней диктатуры Европы». По официальной версии, для начала нового этапа сотрудничества с ЕС белорусам нужно сделать всего лишь один шаг – отменить смертную казнь. Именно эта проблема кочует из одного европейского документа по Белоруссии в другой, что можно объяснить довольно просто: по всем остальным вопросам Минск уже пошел на серьезные уступки, выпустив из тюрем тех, кого на Западе считали политическими заключенными, проведя довольно открытые выборы и отказавшись от прямой поддержки внешнеполитических инициатив России. И если абстрагироваться о того, что сама по себе политическая система Белоруссии не претерпела изменений и в Брюсселе пока решили с ней мирится, то на повестке дня формально остался лишь один серьезный вопрос, связанный с соблюдением в стране прав человека – отмена смертной казни.

Необходимо отметить, что на подобные требования белорусская сторона всегда отвечала довольно категорично, основываясь на мнении простых граждан страны, которое они высказали еще на Референдуме 1996 года. Тогда, по официальным данным, за сохранение этого вида наказания высказались почти 80,5% пришедших на участки для голосования. Однако сегодня, по разным социологическим опросам, ситуация изменилась, и смертную казнь поддерживает лишь чуть больше половины белорусов, тогда как треть выступает за ее отмену. И проведение референдума по данном вопросу может сильно удивить местные власти, где к отмене смертной казни относятся крайне негативно и, в первую очередь, против смягчения данного вида наказания выступает Александр Лукашенко. Президент Белоруссии неоднократно высказывался о том, что считает смертную казнь соразмерным наказанием совершенным тяжким преступлениям и за время своего правления, по имеющейся сегодня информации, помиловал только одного человека. Поэтому совершенно неудивительно, что на фоне ведущихся переговоров с ЕС, в конце ноября стало известно, что в Белоруссии был приведен в исполнение еще один приговор в отношении Ивана Кулеша, признанным в прошлом году виновным в трех убийствах, кражи, грабежи и попытке еще одного убийства. Проще говоря, официальный Минск и не думает пока рассматривать даже возможность отмены данного вида наказания, для чего, по всей видимости, нужны очень веские основания. И никакие разговоры о необходимости подписать базовое соглашение и начать новый этап политического сближения между Белоруссией и Евросоюзом, не будут иметь никакого значения до тех пор, пока в белорусской столице не убедятся, что получат в результате всего значительную экономическую пользу. На данный же момент, в ЕС не могут предложить белорусам ничего.

Понимают ли это в Брюсселе? Конечно. Тем более что никто в Евросоюзе и США никогда и не говорил, что нормализация отношений с Белоруссией при условии нахождения у власти Александра Лукашенко, является их конечной целью. Более того, несмотря на то, что за последний год отношение еврочиновников к белорусскому лидеру претерпело определенные изменения, ни в Брюсселе, ни в Вашингтоне на него не стали смотреть как на партнера. Это значит, что все предложения со стороны Запада имеют двойное дно. То же требование отменить смертную казнь, как известно, может быть реализовано на практике лишь через введение моратория на него со стороны президента, на что Александр Лукашенко не пойдет, по указанным выше причинам, либо через проведение референдума по изменению Конституции. Абсолютно понятно, что если дело дойдет до второго варианта, то белорусский лидер не будет выносить на обсуждение лишь один вопрос, а подготовит серьезную редакцию основного закона страны. Например, предложит рассмотреть вопрос об увеличении срока президентства. О том, что это вполне возможно, свидетельствуют последние заявления провластных белорусских политиков и чиновников, которые предлагают увеличить срок с пяти до семи лет. В случае если Александр Лукашенко пойдет на такой шаг, у ЕС появится еще одна причина, по которой он сможет и дальше ставить свои условия белорусским властями, даже, если на возможном референдуме большинство проголосует против смертной казни.

Впрочем, вряд ли в Евросоюзе не понимают, как в Белоруссии проходит голосование и какие результаты после подсчета голосов можно ожидать. А потому и нынешние «танцы с бубном» вокруг вопроса об отмене смертной казни являются не чем иным, как продолжением европейской политики по отношению к политическому режиму Белоруссии, главной целью которой является его постепенное ослабление. И питать белорусам иллюзий на счет того, что если смертная казнь в стране будет отменена, то жизнь сразу же начнет улучшаться, так как «Запад нам поможет», абсолютно глупо.


Источник





comments powered by HyperComments