Le Monde: «сильные лидеры» Востока отвоёвывают позиции у «усталых» западных демократий

31 января 2019 г. 13:30:33

Современная Европа «трещит по швам» и уже не в состоянии выступать с позиции силы, в то время как американский лидер Дональд Трамп продолжает свою «подрывную деятельность», усугубляя разногласия, пишет Le Monde. Всё это создаёт предпосылки кардинальных перемен в мире, где «усталые представители старых западных демократий» уступают место набирающим силу «автократиям» в лице России, Китая и стран Ближнего Востока, предупреждает автор.

Уже на саммите G20 в китайском Ханчжоу в 2016 году мир начал «менять цвет», поскольку «сильные лидеры» за пределами Европы и США стали всё более уверенно укреплять свои позиции и расширять сферу влияния, в то время как Запад продолжал «строить иллюзии», отмечает Le Monde. Между тем Си Цзиньпин с триумфом принимал гостей в Китае, Владимир Путин успешно «аннексировал Крым» и помог Башару Асаду удерживать контроль над Сирией, а Реджеп Тайип Эрдоган смог справиться с «попыткой государственного переворота» в Турции и начал ожесточённую кампанию против оппозиции, говорится в статье: «На всеобщее обозрение предстали предпосылки кардинальных перемен в мире, когда усталые представители старых западных демократий уступают место набравшим силу автократам».

На саммите G20 в Буэнос-Айресе два года спустя лагерь «западных демократов» уже ощутимо сжался, констатирует автор. Звезда молодого и подававшего надежды президента Франции Эммануэля Макрона «резко закатилась» из-за протестов и беспорядков в Париже, а также его собственного бессилия на европейском уровне. Канцлер Германии Ангела Меркель из-за проблем с самолётом вообще пропустила общее фото лидеров, на котором видное место досталось «противникам просвещённого западного либерализма». Си Цзиньпин, Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган «блистали» на общем фоне ещё заметнее, чем двумя годами ранее, говорится в статье. Более того, на фоне эксцентричного президента США Дональда Трампа, который с удовольствием саботирует крупные международные мероприятия, они даже выглядят теперь «сдержанными и дипломатичными политиками». Такая политика Трампа обескураживает союзников Запада, пока «сильные лидеры» Востока отмечают свой триумф, подчёркивает Le Monde.

Например, Си Цзиньпин провёл в Китае конституционную реформу и стал пожизненным лидером. Теперь он активно формирует «гигантскую сферу влияния и экономической экспансии» Китая с помощью проекта «Нового шёлкового пути», в то же время создавая масштабную сеть внутреннего контроля, говорится в статье. «Воспользовавшись плохим имиджем и протекционизмом Дональда Трампа, он предстал в Давосе как глашатай многостороннего подхода и открытости экономики, хотя китайский рынок всё ещё закрыт для западных компаний. Он даже говорит, что защищает китайскую концепцию прав человека, которая, мягко говоря, не стыкуется с Уставом ООН», — отмечает автор. Что ещё серьёзнее, китайские власти опровергают утверждение о том, что повышение уровня жизни необратимо влечёт за собой продвижение демократических идей и стремление к свободе: «В Азии формируется новый мир, но это не свободный мир», — пишет историк Питер Франкопан в книге «Новый шёлковый путь».

Между тем российский лидер Владимир Путин «после аннексии Крыма взялся за приватизацию Азовского моря», которое до этого Россия делила с Украиной, говорится в статье: «Незадолго до саммита в Буэнос-Айресе российские силы задержали украинское судно с 24 моряками, которые теперь оказались в положении заложников. Причём этот шаг даже не вызвал особой реакции на Западе, если не считать отмены встречи с Трампом». А подозреваемые в осуществлении «химической атаки против бывшего агента Сергея Скрипаля» в открытую выступили на российском телевидении и получили защиту властей, в то время как Кремль продолжает «распространять пропаганду в интернете» с целью повлиять на выборы за рубежом, сообщает автор. «Путин продолжает шахматную партию с Западом, пользуясь малейшими ошибками противников и гигантоманией Дональда Трампа, что было видно на примере неловкой пресс-конференции в Хельсинки 13 июля, когда президент США пошёл против собственных спецслужб в присутствии российского коллеги», — поясняет Le Monde.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган тем временем продолжает «похищать, сажать и пытать» сторонников Гюлена, на которых свалили всю ответственность за попытку государственного переворота, с помощью агентурной сети во множестве стран — от США до России и Ирана, говорится в статье. А власти Саудовской Аравии, которых Турция обвинила в убийстве оппозиционного журналиста Джамаля Хашукджи, продолжают укреплять связи с Россией и другими «авторитарными» странами, которых «становится всё больше», подчёркивает автор. Индийский премьер Нарендра Моди, который встал у руля «самой большой демократии мира», сменил курс в сторону «индуистского национализма в ущерб мусульманам и правозащитникам», а на президентских выборах в Бразилии одержал победу некогда совершенно неизвестный кандидат от ультраправых Жаир Болсонару, который воспользовался разгулом коррупции и развалом политической системы на фоне экономического кризиса, пишет Le Monde.

Между тем лагерь западной демократии подрывается и изнутри — как в Европе, так и в США, подчёркивается в статье. Развал традиционных партий в таких страх, как Франция, Италия, Испания, Греция и другие, зачастую сопровождается подъёмом ультраправых популистских партий, которые стремятся воплотить в себе недовольство экономическим кризисом и ситуаций с наплывом мигрантов. «Кризис 2008 года обострил недоверие к европейским институтам, и оно в частности находит отражение в культурном неприятии элиты и иммигрантов, то есть двух сторон открытости границ», — пояснил в интервью Le Monde политолог Иван Крастев. У власти в Австрии, Италии и Болгарии сейчас находятся ультраправые партии, однако это не вызывает осуждения со стороны традиционных движений, которые в некоторых случаях формируют с ними коалиционное правительство, отмечает автор: «Миграционный кризис 2015 года послужил ультранационалистическим властям Венгрии и Польши предлогом для того, чтобы отбросить либеральные правила Брюсселя».

Причём все эти жёсткие идеологические движения по всему миру сегодня ощущают поддержку со стороны США, где победа Дональда Трампа на президентских выборах «перевернула глобальное равновесие» и лишила Вашингтон традиционной роли «лидера свободного мира», говорится в статье. В результате Европа «трещит по швам», а у европейских лидеров, включая даже Ангелу Меркель и Эммануэля Макрона, уже не осталось сил выступать в оппозиции по отношению к Трампу, сообщает Le Monde.

Европа больше не играет с «позиции силы», отмечает автор: «Она остаётся второй экономической державой мира, однако сомневается в себе и трещит по швам. Греческий кризис (2010-2015) стал первой линией разлома. В нем столкнулись две Европы: север и юг, сформировались карикатурные образы греческой стрекозы, которая только и делает, что растрачивает деньги трудящихся с севера, и немецкого муравья, который всеми силами стремится навязать жёсткую экономию неспособным покаяться грешникам. Звучали достаточно воинственные заявления, а Европейский союз был не в силах должным образом распределить скудные плоды при отсутствии роста». Кроме того, ЕС отказался признавать за собой какую-то вину, хотя даже Международный валютный фонд отметил, что «недооценил» отрицательные последствия навязанной Афинам жёсткой экономии.

Именно в этой «расколотой Европе» в 2015 году и начал усугубляться миграционный кризис, с которым европейские власти оказались неспособны справиться, сообщается в статье. Германия, Австрия и Швеция приняли значительную часть беженцев, и это привело к заметному укреплению позиций ультраправых среди электората, недовольного такой политикой. В то время как остальная Европа не проявила особой солидарности, переложив на три эти страны попытки интеграции мигрантов, а на Италию и Грецию — поток новоприбывших. Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан, чьи рейтинги в тот момент пошли на спад, представил себя глашатаем борьбы с «вторжением» мигрантов и мусульман, причём его поддержали страны Центральной Европы. Обвинив ЕС в подрыве «европейской идентичности», Польша и Венгрия воспользовались миграционным кризисом, чтобы «провоцировать» Брюссель в отношении принципов правового государства и свободы прессы, пишет Le Monde. А голосование британцев за выход из Евросоюза наглядно продемонстрировало всему миру, что Европа «смертна» — и хотя пока Евросоюзу удаётся сохранять жёсткость и единство перед лицом противоречивых требований британского правительства, эта «видимость единогласия» едва ли может скрыть пошедшие по стенам европейского дома трещины, отмечает автор.

Тем временем американский лидер Дональд Трамп продолжает свою «подрывную деятельность», открыто приветствуя «брексит» и нападая на Терезу Мэй, которая, по его мнению, занимает «слишком примирительную» позицию по отношению к ЕС. Трамп также вышел из Парижского соглашения по климату, отказался от подписанного в 2015 году соглашения по иранской ядерной программе и выступил против Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. «Эти решения всегда принимаются в одностороннем порядке и без учёта противоположных точек зрения, а объявляются обычно через Twitter. Американская дипломатия стала одной большой партией в покер, где Дональд Трамп раскрывает карты после каждого хода», — констатирует автор.

Точно так же внезапно Трамп объявил о выводе американских войск из Сирии, предупредив собственных союзников в самую последнюю очередь, хотя многие спецслужбы выражают тревогу и предупреждают о непрекращающейся активности террористов, говорится в статье. «Сирия стала жёстким поражением для западного лагеря. После отказа Барака Обамы провести вмешательство в ответ на химическую атаку в 2013 году Россия смогла вернуться на Ближний Восток. Она спасла катившийся в пропасть режим Башара Асада и позволила ему отвоевать территорию страны при решающей поддержке Ирана. Нужно сказать, вывод американских войск во многом играет на руку и Тегерану, хотя он теперь значится главным врагом Вашингтона после зрелищного примирения Дональда Трампа с Ким Чен Ыном в КНДР», — пишет Le Monde.

Теперь судьба Сирии, которая долгое время была предметом мирных переговоров в Женеве под эгидой ООН, Парижа и Вашингтона, решается между Москвой, Тегераном и Анкарой, отмечается в статье. Три этих государства ведут свою игру и «отстаивают собственные интересы в регионе, не заботясь о правах человека или наказании преступлений сирийского режима», и при этом не собираются брать на себя «роль мирового жандарма», которую теперь не хочет играть и Америка под руководством Трампа, поясняет автор: «В новом раскладе XXI века Си Цзиньпин играет в го, Путин — в шахматы, Трамп — в покер, Эрдоган — в нарды, Мухаммед бен Салман — в жестокую видеоигру, а британское руководство — в бесконечную стрельбу по банкам. Что касается европейцев, они, судя по всему, довольствуются пасьянсом, хотя стол, на который они выкладывают карты, рушится у них на глазах». Похоже, что те времена, когда американский публицист Фрэнсис Фукуяма предрекал после распада СССР «повсеместное распространение западной либеральной демократии как окончательной формы любого правительства», остались в далёком прошлом, заключает Le Monde.

Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT


Источник