Битва за Белый дом: всё, что нужно знать о президентских выборах в США 2020 года

15 октября 2020 г. 20:37:58

Избирательная кампания в Америке ещё никогда не была такой ожесточённой и непредсказуемой. Что может изменить расклад сил в последний момент, как действующий президент Дональд Трамп и бывший вице-президент Джо Байден собираются оспаривать свой проигрыш, произойдёт ли «цветная революция» в самих Штатах

Выборы президента США 3 ноября 2020 года станут уникальными вне зависимости от того, кто победит.

Возраст имеет значение

Во-первых, будет обновлён рекорд по возрасту, в котором президент вступит в должность. Сейчас он принадлежит действующему главе государства Дональду Трампу, которому 20 января 2017 года было 70 лет. Если республиканца переизберут на второй срок, то в день инаугурации (20 января 2021 года) ему будет 74. А если же победу одержит бывший вице-президент США Джо Байден, то ему будет больше, чем Рональду Рейгану — самому возрастному президенту на момент окончания полномочий (первому будет 78 лет и 2 месяца, а второй покинул Белый дом за пару недель до 78-летия).

Старейшего из ныне живущих бывших президентов США Джимми Картера, которому 1 октября исполнилось 96, в прошлом году на 95-летнем юбилее спросили, не готов ли он вновь выдвинуть свою кандидатуру на выборы, ведь он правил страной один срок, а по Конституции один и тот же человек может занимать высший государственный пост дважды.

«Знаете, даже если бы мне было всего 80, если бы я был на 15 лет моложе, не думаю, что мог бы принять на себя те обязанности, которые исполнял, когда был президентом. Всё то, с чем я сталкивался в одной только внешней политике, — не думаю, что мог бы с этим справиться в 80 лет, а в 95 — и речи быть не может», — ответил он.

А на период правления Картера, обладателя Нобелевской премии мира, — с 1977 по 1981 год — пришлось немало сложностей: захват заложников в американском посольстве в Иране во время исламской революции, после чего Вашингтон разорвал дипломатические отношения с Ираном (не восстановлены до сих пор); нефтяной шок 1979 года, обострение отношений с СССР, бойкот Олимпиады-1980.

Вторая особенность нынешней президентской гонки — как никогда большое внимание к кандидатам на пост вице-президента. Конституции США наделяет второе лицо государства ограниченными полномочиями: посещает другие страны для выполнения поручений президента, участвует в заседаниях кабинета и Совета по национальной безопасности (консультативного органа при президенте для решения наиболее важных вопросов национальной безопасности и внешней политики), способствует укреплению связей между Белым домом и Конгрессом, председательствует в Сенате (не присутствует в зале лично, а имеет решающий голос, если мнения сенаторов разделятся поровну). Однако одно из полномочий может оказать серьёзное влияние на жизнь всей страны — если президент по каким-либо причинам (отставка, импичмент, смерть) не может исполнить свои полномочия до конца 4-летнего мандата, то его место до плановых выборов занимает вице-президент. В американской истории такое случалось 9 раз, в частности, Линдон Джонсон принял присягу на борту самолёта 22 ноября 1963 года в день убийства 35-го президента США Джона Кеннеди, а Джеральд Форд вступил в должность после того, как 37-й президент США Ричард Никсон подал в отставку, не дожидаясь решения Сената по процедуре импичмента, инициированного из-за Уотергейтского скандала. Если учесть возраст Трампа и Байдена, то теоретически у нынешнего вице-президента республиканца Майка Пенса и сенатора от штата Калифорния демократа Камалы Харрис есть шанс занять президентский пост раньше 20 января 2025 года (день инаугурации победителя следующих выборов) и без всеобщего голосования. К тому же Байден, когда ещё находился в поиске напарницы, говорил открытым текстом, что она должна быть готова незамедлительно взять на себя президентские полномочия.

Существует и другая причина. В следующих выборах Трамп участвовать не сможет, поскольку Конституцией разрешено всего два срока, а Байден, хоть и заверяет, что способен править 8 лет, уже сегодня заговаривается (некоторые объясняют это заиканием, с которым политик борется всю жизнь), поэтому вряд ли в 81 год вступит во вторую президентскую гонку. Таким образом, нынешних кандидатов в вице-президенты можно рассматривать как потенциальных кандидатов в президенты через 4 года.

В середине августа социологи провели опрос, кого американцы хотели бы видеть участниками президентской гонки от республиканцев. С большим отрывом лидирует Майк Пенс (31%), на втором месте оказался старший сын президента Дональд Трамп-младший (17%), замкнула тройку лидеров бывший постоянный представитель США при ООН Никки Хейли (11%). В десятку также вошли сенаторы Том Коттон, Джони Эрнст, Рик Скотт, Рэнд Пол (который лично привозил в Кремль письмо Трампа), Митт Ромни, Тед Круз и Марко Рубио, губернатор Южной Дакоты Кристи Ноэм, бывший председатель Палаты представителей Пол Райан и госсекретарь США Майкл Помпео.

У демократов дела обстоят чуть сложнее, поскольку, в отличие от республиканцев, они не проводили партийную реформу и испытывают дефицит в кандидатах, которые были бы по душе избирателям. В опросе Института Gallup 52% респондентов из числа сторонников демократов сказали, что хотели бы, чтобы партию представлял кто-то другой, а не Джо Байден. Фаворитом внутрипартийных праймериз 2024 года, уверен основатель авторитетного политологического портала Real Clear Politics Том Беван, в любом случае будет Камала Харрис.

Что может повлиять на результаты выборов

До выборов остаётся меньше месяца, но и этого времени достаточно для изменения расклада сил в президентской гонке под влиянием различных факторов.

Прежде всего любые события 2020 года происходят под знаком эпидемии COVID-19, и президентские выборы в США не исключение. Если в начале года переизбрание Трампа на второй срок не вызывало вопросов, то с приходом коронавируса его популярность среди американцев пошла вниз. Глава государства вопреки рекомендациям врачей и учёных не спешил с введением карантина, опасаясь, что ограничительные меры больно ударят по бизнесу и подорвут национальную экономику, он уверял, что инфекция не так опасна, как говорят, и исчезнет сама собой с наступлением тёплой погоды.

Однако чуда не произошло: число заболевших COVID-19 и умерших от него стремительно росло, и страна стала мировым лидером по этим показателям, американская экономика всё же столкнулась с проблемами, в первую очередь из-за того, что сильно зависит от глобальной конъюнктуры, и откатилась к уровню 5-летней давности, безработица достигла 13%, миллионы человек были вынуждены обратиться за пособиями, падение ВВП во втором квартале составило 32%, а это самый большой показатель за всю историю страны. Трампа обвиняют в легкомысленном отношении к коронавирусу, хотя в самом начале эпидемии он знал о его опасности и, как рассказал сам президент в интервью журналисту Бобу Вудворду, намеренно скрывал эту информацию, чтобы не пугать соотечественников.

Он очень рассчитывал, что сменить гнев общественности на милость сможет появление американской вакцины от коронавируса до даты президентских выборов, но в итоге был вынужден признать, что готова она будет уже после 3 ноября, но обещает, что в этом году. Самого Трампа от COVID-19 лечили тремя препаратами: ремдесивир, дексаметазон и коктейль из антител. Дело в том, что, как уточняет CNN, ремдесивир ещё не получил одобрения американского медицинского регулятора FDA для лечения COVID-19, но его применение возможно для экстренного использования, а дексаметазон подавляет иммунную систему, поэтому не рекомендуется больным коронавирусом, если ситуация не серьёзная. Трамп распорядился предоставить такую же терапию всем заболевшим американцам, но, по словам профессора университета Джорджа Вашингтона Джонатана Рейнера, президент США может быть единственным пациентом на планете, который когда-либо получал такую комбинацию лекарств. Кроме того, как выяснилось, прививка от COVID-19, когда она станет доступна, будет бесплатна не для всех граждан США — медицинская страховка отдельных категорий населения не покроет расходы на неё.

Второй фактор, который может повлиять на избирательную гонку, — состояние американской экономики. Финансовые вопросы были козырем Трампа. В начале года, когда ещё не было коронавируса, социологи спрашивали у избирателей, которые собирались голосовать за него в ноябре, каковы главные причины их выбора, и большинство ответило, что одобряет экономическую стратегию действующего главы государства. И даже в разгар пандемии за месяц до голосования большинство опрошенных говорят, что в вопросах экономики больше доверяют Трампу, чем Байдену.

Несмотря на рекордное падение экономических показателей страны, для республиканца ещё не всё потеряно. Министерство труда США в начале октября сообщило, что уровень безработицы в сентябре сократился больше прогнозируемого уровня — с 8,4 до 7,9%, а также индекс потребительского доверия за месяц вырос сразу на 15,5%, а это ни много ни мало лучший показатель за 17 лет. Кроме того, эксперты прогнозируют хороший рост ВВП в третьем квартале — от 25% до 30% в годовом исчислении. Будет ли так на самом деле, станет известно 29 октября из отчёта Министерства торговли США. Так что если экономика будет восстанавливаться, то это станет плюсом для Трампа.

В-третьих, в политической практике Соединённых Штатов существует такое явление как «октябрьский сюрприз» — это некое событие, которое происходит за месяц или меньше до голосования и способно изменить его результаты. В качестве такового Трамп сейчас пытается использовать то оружие, которое все эти годы использовали против него, — «российское досье». 6 октября глава государства объявил, что дал разрешение рассекретить целиком и без изъятия какой-либо конфиденциальной информации все без исключения документы, касающиеся расследования о приписываемых ему связях с Россией и скандала с личной электронной почтой, которую Хиллари Клинтон использовала, будучи госсекретарём США.

Как уточнил глава Национальной разведки Джон Рэтклифф, в рассекреченных рукописных заметках бывшего руководителя ЦРУ Джона Бреннана речь идёт о планах предвыборного штаба демократов в 2016 году обвинить Трампа, тогда ещё кандидата от республиканцев, в сговоре с РФ, чтобы отвлечь внимание от скандала вокруг истории с электронной почтой. Расследованием обстоятельств начала американскими спецслужбами слежки за штабом Трампа с мая 2019 года ведёт спецпрокурор Джон Дурам, назначенный генеральным прокурором США Уильямом Барром. Глава государства рассчитывает, что новые обстоятельства этого уголовного разбирательства подорвут доверие к демократам. Победить на выборах 2016 года Хиллари Клинтон помешало решение тогдашнего главы ФБР Джеймса Коми за 11 дней до голосования возобновить расследование об использовании ею личной электронной почты.

Однако план Трампа может не сработать. 9 октября новостной портал Axios сообщил со ссылкой на высокопоставленного чиновника Белого дома высокого ранга и источник в аппарате Конгресса, что Уильям Барр уже предупредил руководство Республиканской партии, что итоговый доклад обстоятельств начала слежки со стороны спецслужб США за избирательным штабом Трампа в 2016 году будет опубликован уже после президентских выборов 3 ноября, к тому же ожидать каких-либо новых обвинений в рамках этого уголовного дела не стоит.

В качестве ещё одного основания для «октябрьского сюрприза» республиканцы подняли давно известную всем тему — связи Джо Байдена в бытность вице-президентом с Украиной. 23 сентября два комитета Сената представили отчёт, в котором приводятся подробности работы сына кандидата в президенты от демократов Хантера Байдена в энергетической компании Burisma бывшего министра экологии и природных ресурсов Украины Николая Злочевского в тот момент, когда его отец Джо Байден ещё занимал пост вице-президента в Белом доме и курировал украинское направление. Причём сотрудники администрации президента Барака Обамы осознавали, что это создаёт конфликт интересов. В документе, в частности, говорится, что Хантер получал деньги от Елены Батуриной, вдовы бывшего мэра Москвы Юрия Лужкова, зятя бывшего мэра Астаны, казахстанского бизнесмена Кенеса Ракишева, китайских граждан Е Цзяньминь и Гунвен Дун, которых американские власти подозревают в связях с Коммунистической партией Китая и Народно-освободительной армией.

Демократы в свою очередь пытаются раскрутить тему, поднятую в сентябре газетой The New York Times, которая, ссылаясь на анонимный источник, написала, что Трамп многие годы либо не платил налоги вовсе, либо отчислял мизерные суммы, например, $750 в 2016 году, а также получил из федерального бюджета налоговые возмещения. На первых теледебатах Байден заявил, что налоговый кодекс позволяет президенту платить меньше налогов, чем школьному учителю, и пообещал в случае прихода к власти отменить налоговые послабления. В ответ Трамп подчеркнул, что платил миллионы долларов в качестве налогов: $38 млн в один год и $27 млн в другой, не смог сказать точно, сколько заплатил в 2016 году, ограничившись фразой «миллионы долларов» и обещанием опубликовать декларации сразу, когда они будут готовы. Расчёт демократов строится на том, что люди, потерявшие работу и вынужденные жить от пособия до пособия, будут возмущены, что президент-миллиардер, уклоняется от уплаты налогов в бюджет собственной страны, и в итоге не проголосуют за него.

Удивить могут и сами избиратели

«Как человек, который в 2016 году придумал термин «избиратель Трампа под прикрытием», говорю, что сейчас таких избирателей ещё больше и они настроены ещё решительнее. И они сделают вам сюрприз. Вы же видели опрос, в котором 62% республиканцев или сторонников Трампа даже боятся проявить себя публично, вот они и проявят себя у избирательной урны», — заявила советника президента США Килиан Конуэй в интервью телеканалу Showtime за 2 месяца до выборов.

Согласно исследованиям, действительно во время избирательной кампании 2016 года уровень поддержки Трампа был выше в онлайн-опросах, чем в тех, которые проводились вживую. Миллиардер-республиканец был настолько одиозен, что многие опасались открыто выражать симпатии к нему и в беседах с социологами либо говорили о поддержке другого кандидата, либо не отвечать на вопросы вовсе. Одни эксперты полагают, что именно поэтому в опросах Хиллари Клинтон имела большое преимущество над Трампом, а в конечном итоге победил именно Трамп (хотя по количеству голосов избирателей действительно бывший госсекретарь была впереди), другие с этой точкой зрения не согласны.

«Наиболее вероятным объяснением неожиданной победы Трампа на выборах в 2016 году является то, что выбор в его пользу сделали избиратели, принявшие решение о голосовании на очень поздних этапах избирательного цикла. Успех Трампа был обусловлен не столько недостаточной представительностью его сторонников в опросах, сколько его эффективностью в общении с неопределившимися избирателями», — считает адъюнкт-профессор Департамента государственного управления Гарвардского университета Джон Роговски.

Трамп уже в ходе нынешней предвыборной кампании неоднократно говорил, что его поддерживает «молчаливое большинство», поэтому рейтинги, которые публикуют СМИ и социологические центры, недостоверны и не стоит воспринимать их как истину в последней инстанции.

«2020 год не выглядит обычным годом президентских выборов. Пандемия коронавируса коренным образом изменит то, как американцы будут голосовать. Она также может повлиять на то, будут ли американцы голосовать вообще — и будут ли эти бюллетени в конечном итоге подсчитаны. Таким образом, несмотря на все достижения современной социологии, прогнозирование результатов выборов 2020 года является более сложной задачей, чем когда-либо за последние десятилетия. Однако при всех рассуждениях о межкультурных барьерах в американской политике мало доказательств того, что «молчаливое большинство» готово спасти президента Трампа», — говорит Роговски.

У Байдена проблем с электоратом тоже хватает. Демократов традиционно поддерживают афроамериканцы и представители национальных меньшинств (в 2016 года за Хиллари Клинтон проголосовали 88% афроамериканцев, по 65% латиноамериканцев и азиатов), но они очень не охотно участвуют в выборах, поэтому кандидатам-демократам всегда приходится активно призывать их придти на избирательные участки или проголосовать по почте. Электорат Трампа, наоборот, очень дисциплинирован и сконцентрирован вокруг фигуры президента, хотя 4 года назад против него выступали даже однопартийцы, потому что не видели в нём лидера, но ему удалось им стать.

Настоящая битва за Белый дом начнётся после выборов

Ещё за несколько месяцев до голосования обе стороны начали выражать уверенность, что оно не будет честным. После 3 ноября, когда, казалось бы, предвыборные штабы сделали всё от них зависящее и теперь остаётся лишь ждать результатов, противостояние кандидатов начнётся с новой силой.

Высока вероятность эффекта «красного миража»: после закрытия участков для голосования, куда собирается придти электорат действующего президента, лидировать будет Трамп, на интерактивной карте штаты будут окрашиваться в красный — партийный цвет республиканцев, — но по мере обработки результатов почтового голосования, которым намерены воспользоваться избиратели демократов, вперёд вырвется Байден, и карта окрасится в синий. Хозяин Белого дома уверен, что его оппоненты так активно настаивали на массовом голосовании по почте, чтобы получить возможность вбросить нужное для своей победы количество бюллетеней, а также разослать их людям, не обладающим избирательным правом, и в случае проигрыша намерен добиваться пересмотра результатов голосования. В этом ему, как и предыдущему президенту-республиканцу Джорджу Бушу-младшему, может помочь Верховный суд.

Трамп получил право назначить судью Верховного суда на место скончавшейся 18 сентября Рут Гинзбург. До её кончины в суде был баланс сил: четверо судей, назначенных президентами-демократами (сама Гинзбург заняла эту пожизненную должность по решению Билла Клинтона в 1993 году), и четверо назначенцев президентов-республиканцев (в том числе Нил Горсач и Бретт Кавано по распоряжению Трампа). Таким образом, если Трамп назначит ещё одного своего человека, то получится перевес в сторону республиканцев, а это очень важно, потому что если проигравший кандидат не признает своё поражение, точку в споре придётся ставить именно Верховному суду.

12 октября в юридическом комитете Сената начались слушания по утверждению внесённой президентом кандидатуры Эми Кони Барретт. Трамп рассчитывает, что назначение пройдёт быстро, потому что для этого нужно согласие только верхней палаты Конгресса, а большинство там принадлежит его однопартийцам. Демократы же как могут пытаются противодействовать республиканцам. Камала Харрис, которая входит в юридический комитет Сената, настаивает, что назначение Баретт в разгар избирательной кампании незаконна. В феврале 2016 года, за 9 месяцев до президентских выборов, тоже скончался судья Верховного суда, однако республиканцы, имевшие большинство в Сенате не позволили президенту-демократу Обаме произвести назначение, они настаивали, что это уже прерогатива нового главы государства. Теперь этот тезис продвигают демократы, а республиканцы заняли прямо противоположную позицию.

Просто ограничиваться критическими замечаниями демократы не собираются и готовы даже пойти на крайние меры. В середине сентября портал Revolver News сообщил, что функционеры Демократической партии, включая тех, кто давал показания в Конгрессе в рамках процедуры импичмента президента США Дональда Трампа, применяют в стране ту же тактику, которой пользовалась американская разведка США для начала «цветных революций» в других странах, например, на Украине. Как это происходит, в эфире телеканала Fox News рассказал сотрудник этого портала, а в прошлом спичрайтер Трампа Даррен Битти. По его словам, одной из ключевых фигур в этой операции выступает функционер Демократической партии, работавший в администрации Обамы, Норм Айзен — автор «методички по цветной революции», в которой для свержения неугодных режимов предложен сценарий с подтасовками результатов выборов для создания массовых протестов, ставящих под сомнение легитимность конкретного лидера. К тому же в конце 2019-го — начале 2020-го он консультировал демократов по процедуре импичмента в отношении Трампа и сформулировал 10 пунктов обвинения, впоследствии предъявленных американскому лидеру, ещё до телефонного разговора с президентом Украины Владимиром Зеленским. В свою очередь, помощник президента США по вопросам здравоохранения Майкл Капуто утверждает, что уже сейчас по всей стране боевые отряды проводят тренировки, чтобы дать вооружённый отпор переизбранию Трампа. Вероятность вооружённого восстания в США высока, ведь право на оружие гарантировано гражданам Конституцией, а объём его продаж вырос на фоне массовых акций протестов против расового неравенства и полицейского беспредела. По сведению Национального фонда стрелкового спорта, с марта по июль продано 8,5 млн единиц оружия — на 94% больше, чем за аналогичный период 2019 года. Кроме того, нынешний год может стать рекордным по уровню криминального насилия: как сообщает газета USA Today, если за весь 2015-й от пуль преступников погибли 13 537 американцев, то за первые семь месяцев 2020 года этот показатель превысил отметку 11 тысяч.

Так что нынешние президентские выборы в США могут смело претендовать на звание самого увлекательного и непредсказуемого события 2020 года с возможным продолжением в 2021-м.

источник


Источник