Новая концепция внешней политики: какой мир нужен России

2 декабря 2016 г. 14:16:30

Дмитрий Косырев, политический обозреватель МИА «Россия сегодня»

Новая Концепция внешней политики, которая подписана и публикуется буквально через несколько часов после оглашения президентского ежегодного послания Федеральному собранию, не могла не быть не связана с этим посланием.

И это было предельно интересно – как буквально в нескольких фразах президент обозначит суть происходящего в мире, если в концепции на это ушло 38 страниц. Владимир Путин, кстати, это сделал, в том числе не упомянув Европу (или Евросоюз) вообще, а только страны Востока и США.

Мир усложняется

Итак, понятно, что концепция и послание разрабатывались одновременно, и между ними есть связь. В концепции, конечно, не только есть Европа – там, как и положено, перечисляются чуть не все страны мира (или хотя бы их регионы) и суть отношений России с ними.

Документ этот – не роман, ему положено быть тяжеловесным, зато точным. И ясно, что такие документы направлены на вполне определенную аудиторию. Внутреннюю, которой интересно, чего и зачем мы добиваемся за пределами наших национальных границ, и какой мир нам нужен. И, естественно, концепция рассчитана и на внешнюю аудиторию, которой тоже хочется, наверное, понять, как мы формулируем задачи нашей дипломатии.

Здесь важна точка отсчета – то есть те концепции, которые были раньше. Заметим, одна (пред-предыдущая) концепция была принята 15 июля 2008 года. То был совсем другой мир и другая внешняя политика. Еще не было нападения войск Михаила Саакашвили на наших миротворцев в Южной Осетии. Не было мощнейшего экономического кризиса, который ударил только в сентябре. Не было неудавшейся «перезагрузки» наших отношений с США, и еще много чего не было.

Затем возник следующий такой документ – от 12 февраля 2013 года. Тоже, в общем, другой мир. Хотя в нем еще не было направленного против России переворота на Украине, до такового оставался еще год, и не было провала попытки задушить Россию санкциями.

Вот этот документ и отменен сегодня, вместо него есть новый. Более жесткий и лишенный прекраснодушных призывов.

Самое интересное в нем – это «философская» часть, насчет того, что происходит в мире. А именно: усложнение структуры международных отношений, смещение центра мирового развития в сторону Тихоокеанского региона. И еще — мировая конкуренция, приобретающая форму соревнования ценностных ориентиров – это когда другим государствам навязывают шкалу чужих ценностей.

И снова – сила и правда

А вот и вывод, который выглядит если не главным во всем документе (в нем много чего – главное), то заметным новшеством и ориентиром. А именно: «борьба за доминирование в формировании ключевых принципов организации будущей мировой системы становится главной тенденцией современного этапа мирового развития».

То есть идет не только и не столько за то, чтобы отнять нефть, газ, рынки и т.д. Не за физическое выживание, в общем. Борьба идет чаще за то, кто имеет моральное право вырабатывать правила игры на мировой арене.

Помните, как в начале украинского кризиса и ухода Крыма из Украины нам пытались сказать, что мы нарушаем «правила игры». А мы отвечали: ничего себе правила, когда вам можно свергать правительства и еще много чего другого можно, а нам нельзя ничего, в том числе невозможно возражать. Вот об этом речь.

А дальше в документе есть несколько интересных положений насчет того, в чем сила. С одной стороны, признается, что, хотя «большая война» маловероятна, зато есть риск столкновений через втягивание в региональные конфликты. Но далее обозначены факторы иного влияния – экономические, правовые, технологические, информационные.

Последние, конечно, интереснее всего, особенно после нестихающего американского визга насчет того, как «Москва подыгрывала Дональду Трампу», и он победил. Мы-то думали, что это Россия (и не только она) годами оказывалась жертвой информационных войн, а оказывается, что бывает и наоборот? И как же это нам удалось?

Соответственно, концепция российской внешней политики подразумевает содействие нашей «мягкой силе», которая могла бы воздействовать на иные страны и цивилизации, чтобы игра на информационном поле не шла в одни ворота.

Впрочем, это только одно направление нашей нынешней внешней политики, цель и смысл которой в документе обозначается, в том числе, и так: участие страны в «формировании справедливого мироустройства».

Но, если возвращаться к смыслу президентского послания Федеральному Собранию, то внешняя политика, которая хорошо понимает, насколько усложняется мир, какими глубокими будут начавшиеся в нем перемены – она не подведет. Важно, чтобы внутри наших границ российское общество оставалось здоровым, способным выдержать этот долгий глобальный переход.


Источник





comments powered by HyperComments