Сага о настоящем человеке

20 марта 2018 г. 13:08:44

Исполнилось 40 лет со дня смерти Героя Советского Союза Захара Сорокина, летавшего без обеих ступней

Есть только МиГ между прошлым и будущим…»

(песня из х/ф «Земля Санникова», Леонид Дербенёв, 1973 г.)

Захар Сорокин (справа) и Алексей Маресьев

19 марта 2018 года исполнилось 40 лет со дня смерти Захара Артёмовича Сорокина – одного из величайших героев Великой Отечественной войны, лётчика-истребителя, летавшего в составе авиации Северного флота без обеих ступней и сбившего 18 немецких самолётов, причём 12 из них – уже будучи на протезах, за что был удостоен звания Героя Советского Союза и ордена Британской империи. Следует подчеркнуть, что гвардии капитан Захар Сорокин первым совершил этот подвиг, требующий невероятного мужества и железной воли. Алексей Маресьев повторил его, но благодаря писателю Борису Полевому, написавшему «Повесть о настоящем человеке», экранизированную в 1948 году, оказался в последующем более известен. Захар Сорокин же продолжал летать до 1955 года и затем совершил еще один подвиг – взял в руки перо и стал автором замечательных книг о лётчиках, ныне к сожалению по существу забытых. Поэтому ниже мы напомним некоторые вехи его биографии, основываясь как на документах, так и на рассказах Марии Захаровны Сорокиной – дочери Героя, с которой мы вместе работаем в Международной комиссии Российского Союза ветеранов.

Уже в первый день войны лейтенант Сорокин, несший службу в Севастополе в составе Черноморского флота, вылетел на боевое патрулирование. «Однажды вызвали меня в штаб, — пишет он. — Там я застал ещё пятерых лётчиков. Сразу обратил внимание на то, что все вызванные — сибиряки. Это не было случайностью. Нам поручалось ответственное задание: освоить в условиях Севера новую боевую технику — истребитель МиГ-3. Нам он был хорошо известен, так как в Крыму мы уже около года летали на этих машинах».

В Мурманске Сорокин попадает в полк, которым командовал легендарный Борис Феоктистович Сафонов – первый дважды Герой Советского Союза, оба раза удостоенный этого звания во время войны. Под стать ему был и Захар Сорокин – летал он феерически. Уже 17 сентября 1941 года после четырёх сбитых фашистов он удостаивается ордена Красного Знамени. 25 октября 1941 года его самолёт МиГ-3 по сигналу тревоги поднялся в воздух. Вскоре машина попала в густой слой облаков и стала пробиваться вверх. Четыре тысячи метров, пять тысяч, шесть... И вдруг неожиданно на фоне тёмно-синих туч появились контуры четырёх вражеских самолётов. Это были «Мессершмитты-110». Сорокин атаковал головную машину фашистов. Пылающий бомбардировщик начал падать, и за ним потянулся шлейф дыма. Сорокин продолжает атаку, в сетке прицела ещё один «мессер». И вдруг по плоскости и кабине хлестнули вражеские пули – это из-за облаков вынырнул притаившийся там немец. В тот же момент Захар почувствовал тупой удар в правое бедро. Что делать? Боеприпасы на исходе. И он повёл свой самолёт наперерез фашистской машине. Она всё ближе. Ближе... Удар! Истребитель отбросило в сторону, а «мессер» с обрубленным хвостом камнем стал падать вниз. Но и «МиГ» был повреждён при таране… В длинном извилистом ущелье Сорокину удалось найти небольшое замёрзшее озеро и сесть на лёд, не выпуская шасси.

Пытаясь выбраться из кабины, он вдруг увидел, что к самолету несется огромный дог – немцы иногда брали этих собак с собой. Застрелив зверя, Захар заметил и лежащий неподалеку «мессер». Вдруг раздались выстрелы – это был немецкий лётчик. Захар, присев за крылом самолета, сразил его двумя пулями. Внезапно началась полярная вьюга. Когда чуть просветлело, Захар увидел, что, перебегая от валуна к валуну, к нему бежит второй немец. Пистолет «ТТ» дал осечку, в руке немца блеснула финка, которой он полоснул Захара по лицу – на всю жизнь остался шрам от глаза до подбородка. После короткой рукопашной схватки Захару удалось перезарядить пистолет и застрелить немца. Он обмотался шарфом, чтобы остановить кровь, и тут обнаружил, что у него выбиты зубы… Пришлось выбросить весь паёк, оставив только шоколад. Кругом завывала вьюга… Появились волки – одного Захар застрелил, остальные двигались на некотором удалении, ожидая, когда жертву оставят силы. Как рассказывает его дочь Мария, с тех пор на просьбу завести собачку отец всегда отвечал категорическим отказом… Но самое страшное заключалось в том, что он провалился в один из стекающих с сопок ручьев и промочил унты. Костер разжечь не удалось. В итоге, когда через шесть дней Захар Артёмович вышел к побережью моря и увидел своих, ступни ног были отморожены.

Захар Сорокин с дочерью Машей и мамой. Тихорецк, 1962.

— Как же отец нашел в себе силы вернуться в строй без ног? — спрашиваю я Марию. — Ведь до него подобного подвига никто не совершал.

— В госпитале папа оказался рядом с Борисом Щербаковым, с которым учился в училище. Борис, потерявший ногу, убеждал отца в том, что тот сможет летать. Кроме того, у отца с немцами были свои счеты. Ведь на фронте с ним была его семья – жена и сын. Моя мама – это уже вторая жена. А тогда случилось несчастье – немецкая бомба попала в землянку, в которой они жили, и его сын Володя погиб. А 30 мая 1942 года погиб подполковник Сафонов, прикрывая конвой PQ-16, следующий в Мурманск. После девяти месяцев госпиталей и привыкнув к протезам, которые поначалу вызывали адские боли, отец отправился на прием к наркому Военно-морского флота, адмиралу Николаю Герасимовичу Кузнецову и добился возвращения в свой полк, который 14 октября 1942 года был переименован во 2-й гвардейский истребительный Краснознамённый авиационный полк ВВС СФ имени дважды Героя Советского Союза Б.Ф. Сафонова.

В задачи полка входила охрана морских коммуникаций и союзных конвоев от действий вражеской авиации. Захар Артёмович не мог, как другие лётчики, выбегать по тревоге к самолётам, поэтому ему приходилось спать в кабине, ожидая сигнала тревоги. Но уже в феврале 1943 года он продолжил счёт сбитым самолётам. Военный атташе Великобритании, прибывший в Заполярье, вручил ему орден Британской империи и грамоту короля Георга VI о присвоении дворянского звания со словами: «Пока в России есть такие люди, она непобедима».

Весной 1943 года немцы бросили против авиации Северного флота истребительный авиаотряд, носивший громкое название «Гордость Германии». В состав отряда входила группа асов во главе с прославленным немецким лётчиком Мюллером, на счету которого числилась 91 воздушная победа. Решив ударить по аэродрому Ваенга, немцы шли тремя группами. Одну из них составляли шесть истребителей, пилотируемых асами. На подступах к Мурманску немцев перехватила четвёрка советских истребителей, в состав которой входил и самолёт Сорокина. К ним вскоре присоединился командир полка, Герой Советского Союза, гвардии капитан Пётр Георгиевич Сгибнев, который принял руководство боем. В ожесточенной воздушной схватке из шести вражеских истребителей четыре были сбиты, а самого Мюллера заставили приземлиться на советской территории. В этом бою Захар Сорокин одержал свою седьмую победу.

В августе 1944 года, уже будучи командиром эскадрильи, гвардии капитан Захар Сорокин, возвращаясь на базу из района полуострова Рыбачий после очередного боевого вылета, услышал в наушниках: «Первый! Ты – Герой! Как понял? Приём». На своем аэродроме под Мурманском Захар Сорокин приземлился уже Героем Советского Союза. К этому моменту он совершил 117 боевых вылетов. Алексей Маресьев за время войны совершил в общей сложности 86 боевых вылетов и сбил 11 самолётов врага, из них 7 – будучи на протезах. Захар Сорокин сбил 18 самолётов, из них 12 – на протезах.

Захар Сорокин мог бы шагнуть к славе раньше Алексея Маресьева. Но судьба распорядилась иначе. Не так давно военный журналист Юрий Макунин вспоминал, как Захар Артёмович, рассматривая однажды свой только-что опубликованный очерк, заметил: «Маресьева вывел в люди Полевой, а я иду к ним сам…»

Но прежде, чем стать писателем, Захар Артёмович продолжал служить, летая с 1945 по 1955 год в составе Черноморского флота на самолёте «Тихорецкий комсомолец», подаренном ему комсомольцами Кубани – второй родины Захара Сорокина, куда семья его отца переехала из Новосибирской области в начале 1920-х годов. В обращении комсомольцев железнодорожной станции Тихорецкая к молодежи Тихорецкого района в 1945 году говорилось: «Героическая Красная Армия под гениальным водительством Верховного Главнокомандующего Маршала Советского Союза товарища Сталина вышибла немецко-фашистских захватчиков с нашей священной советской земли и бьёт фашистского зверя в его собственном логове. Мы никогда не забудем тех преступлений, которые творили немецко-фашистские захватчики и их подлые приспешники у нас на Кубани. Они залили кровью и слезами наших лучших людей плодородные степи Кубани. Желая усилить помощь Красной Армии в деле полного разгрома врага, мы решили организовать сбор средств из своих личных сбережений на постройку самолёта-истребителя “Тихорецкий комсомолец”. Этот самолёт мы вручим нашему земляку Герою Советского Союза гвардии капитану Захару Артёмовичу Сорокину – славному сталинскому соколу. Пусть же на самолёте, построенном на собранные нами средства, наш славный земляк еще крепче будет бить проклятых немцев, принесших столько горя и несчастья советскому народу. Пусть скорее воссияет знамя победы нашего правого дела! Смерть немецко-фашистским захватчикам!»

На праздновании 100-летия Захара Сорокина 17 марта 2017 г. в Музее Победы на Поклонной горе. Слева направо его дочь Мария Сорокина, помощник военного атташе Великобритании Сара Плант, историк и публицист Андрей Ведяев

Победа пришла – но пришли и новые проблемы. Как рассказывает дочь Мария, «семье отца пришлось ютиться в какой-то лачуге в Евпатории, поскольку довоенную квартиру занял высокий начальник». Как пел Владимир Высоцкий:

У тети Зины кофточка с драконами, да змеями –

То у Попова Вовчика отец пришел с трофеями.

Трофейная Япония, трофейная Германия:

Пришла страна Лимония – сплошная чемодания.

Взял у отца на станции погоны, словно цацки, я,

А из эвакуации толпой валили штатские.

Осмотрелись они, оклемались,

Похмелились, потом протрезвели.

И отплакали те, кто дождались,

Недождавшиеся отревели…

Характер у Захара был жесткий, крутой – он мог высказать всё, не взирая на чины. В ответ летели жалобы, доносы. К тому же в 1953 году после продолжительной болезни умерла жена, оставив маленькую дочку – а ведь Захару требовался постоянный уход, протезы давали о себе знать каждый вечер. И рука сама тянулась к стакану. Но помогла встреча со знаменитым лётчиком, генерал-майором Михаилом Васильевичем Водопьяновым, который приехал лечиться в Евпаторию. В семье Водопьяновых отец и познакомился с Валентиной – мамой Марии. Родители Валентины жили в Москве в бараке на Софийской набережной, стена стеной к английскому посольству. Вначале все Сорокины жили здесь в одной комнате размером 8 кв. метров, но затем им дали двухкомнатную квартиру на Академической. В 1966 году семья переехала на Ленинский проспект в трехкомнатную квартиру площадью 55 метров хрущевской планировки.

Празднование 100-летия со дня рождения Захара Сорокина 17 марта 2017 года в Музее Победы на Поклонной горе

— А чем занимался в тот период Захар Артёмович? — спрашиваю я Марию.

— Работал в Советском Комитете Ветеранов Великой Отечественной войны и во Всесоюзном Обществе «Знание», позднее вступил в Союз журналистов. Он написал 15 книг, которые вышли в издательстве ДОСААФ и Воениздате в 1962-1978 годах. Среди них такие, как «В небе Заполярья» (1963), «Истребители идут на перехват (1965), «Идём в атаку» (1970), «На виражах мужества» (1978) и другие. Постоянно публиковался в газете Московского военного округа «Красный воин». В 1972 году в издательстве «Малыш» вышла книжка для детей «Поединок в снежной пустыне». Ходил папа с палочкой. Ботинки-протезы сильно натирали ноги – тогда ведь силикона не было. Практически каждый год лежал в госпиталях, ему делали пересадку кожи, потому что были незаживающие трофические язвы. Тем не менее, он объездил и облетел всю страну, выступал в школах, пионерских лагерях, домах отдыха, воинских частях, ударных комсомольских стройках, тюрьмах. Вообще в командировках он чувствовал себя в тонусе. Но только переступал порог дома – падал без сил. Боли были адские, постоянно требовались ванночки, процедуры. Он не мог спать, стискивал во сне зубы. Каждый год операции, наркоз.

И вот в 1978 году, в этот самый день 19 марта, сорок лет назад сердце этого железного человека не выдержало… Ушел из жизни герой национального масштаба, всю свою жизнь отдавший служению своему народу, своей Родине. Недаром дружбой с ним гордился сам Юрий Гагарин, повторяя: «Мы все учились у Сорокина». У Марии есть фотография Валентины Терешковой с надписью: «Машеньке Сорокиной — будь такой, как твой папа!» А вот еще фотография – на этот раз с Артёмом Ивановичем Микояном, главным конструктором ОКБ им. А.И. Микояна, где создавались те самые МиГ’и, на которых сражался и побеждал Захар Сорокин.

Захар Сорокин (пятый слева) и Юрий Гагарин

Но вот все ли мы сделали для увековеченья его памяти? Нельзя сказать, что о нём совсем забыли. Имя Героя Советского Союза Захара Сорокина носит школа № 2 в городе Карасук Новосибирской области – на родине Героя. В прошлом году его дочь посетила Тихорецк, где побывала в школе № 1, которая также носит имя ее отца, и в школе № 34, в которой он учился. В городском Дворце культуры во время торжественного мероприятия, проходившего в рамках поисково-просветительской экспедиции «Имя Кубани», Марии Захаровне были вручены памятная статуэтка и сертификат на имя Героя Советского Союза Захара Сорокина в номинации «Молодое имя Тихорецка»…

Когда-то имя Захара Сорокина носила и одна из московских школ в районе Ленинского проспекта. После реформирований и преобразований имя это из названия школы тихо исчезло. Нет в Москве и улицы, носящей его имя. Книги Захара Сорокина давно не переиздавались.

Это тем более обидно на фоне того мусора, которым заполнены прилавки столичных книжных магазинов – например, сочинения предателя Резуна представлены в изобилии. В школьных программах нет ни Николая Островского, ни героев-молодогвардейцев, ни Алексея Маресьева, ни Захара Сорокина. Так с кем же мы останемся?


Источник







comments powered by HyperComments