Что означает развитие событий в Ливии по сирийскому сценарию для ключевых игроков

3 июня 2020 г. 11:48:11

Возможно, Турция заслужила аплодисменты за нарушение баланса сил в Ливии, но ответные меры со стороны России открывают перспективу сотрудничества между Анкарой и Москвой в этой североафриканской стране, и это совсем не по душе тем самым странам, которые аплодировали Турции.

Приведет ли конфликт в Ливии к очередному всплеску вражды между Турцией и Россией, подобно тому, как это произошло в Сирии? Это вопрос, который сегодня многие задают в Турции, после экстренного совещания Совета по безопасности, которое Реджеп Тайип Эрдоган провел на прошлой неделе в связи с переброской российских военных самолетов из Сирии в Ливию. Развертывание российской авиации резко осложнило положение Турции после того, как ее союзникам удалось захватить ключевую авиабазу в окрестностях Триполи, а также склонить в свою пользу чашу весов в войне против Ливийской национальной армии, благодаря турецкой военной помощи и разведданным.

Фактически, Анкара уже давно осознала, что именно Россия является важнейшим игроком, с которым ей придется иметь дело в Ливии, хотя Эрдоган по-прежнему угрожающе трясет пальцем в сторону Египта и Объединенных Арабских Эмиратов, указывая на них, как на главных покровителей мятежного фельдмаршала Халифы Хафтара.

Это было вполне очевидно уже в январе, когда именно к Москве Анкара обратилась за советом в первую очередь, после подписания двух важных соглашений с Правительством национального согласия в Триполи и одобрения парламента на размещение своего военного контингента в Ливии.

Тем не менее, предварительное турецко-российское соглашение о прекращении огня провалилось 14 января, когда Хафтар отказался подписать соглашение и выказал неуважение Москве, которая поддерживала Ливийскую национальную армию посредством частной военной компании Вагнера и в то же время продолжала контактировать на дипломатическом уровне с Правительством национального согласия Файеза аль-Сараджа.

Очередным признаком, указывающим на то, что Анкара чувствует себя вынужденной что вынуждена иметь дело с Москвой, стал тот факт, что Эрдоган позвонил президенту Путину 18 мая, в день, когда союзники Турции захватили авиабазу Аль-Ватия, а двумя днями позже его примеру последовал министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу, позвонив своему российскому коллеге Сергею Лаврову.

Однако, прибытие в Ливию российских самолетов снова в корне изменило ситуацию. Министр внутренних дел Правительства национального согласия заявил 21 мая, что, по меньшей мере, шесть многоцелевых истребителей МиГ-29 и два тактических бомбардировщика Су-24 вылетели с авиабазы Хмеймим в Сирии и прибыли в восточную Ливию, контролируемую войсками Хафтара. Согласно данным турецкой службы BBC, одним из обсуждавшихся вариантов реакции Турции была переброска турецкой авиации на базу Аль-Ватия, чтобы уравновесить российское превосходство в воздухе.

Турецкая проправительственная пресса также сосредоточилась на очередной российской угрозе в Ливии. «Обще мнение в Анкаре заключается в том, что Россия не станет рисковать прямым конфликтом с НАТО в лице Турции. По некоторым сообщениям, самолеты, направленные Россией, будут пилотировать египетские летчики, – написало издание «Haberturk». – Анкара не намерена уходить из региона, чего бы ей это ни стоило. Таким образом, на случай возможного нападения, она пытается создать потенциал для ответного удара с авиабазы Аль-Ватия, где уже в ближайшее время будет создан военный координационный центр».

Другая газета, Yeni Safak, заявила, что истребители турецких ВВС F-16 могут осуществлять боевые вылеты с побережья Эгейского или Средиземного моря в Турции, чтобы отреагировать на любую атаку против турецких позиций в Ливии.

Нарушая баланс сил в ливийском конфликте не в пользу Хафтара на протяжении последних шести месяцев, Турция получила дополнительный стимул в виде все более благоприятного отношения со стороны Соединенных Штатов и НАТО. В знак поддержки ливийских союзников Турции, госсекретарь США Майк Помпео и американский посол в Ливии Ричард Норланд на прошлой неделе провели беседу с главой Правительства национального согласия Файезом аль-Сараджем.

В своем письменном заявлении посольство США в Триполи обрушилось с жесткой критикой в адрес «сил, стремящихся навязать новый политический порядок военными средствами или террористическими атаками», и добавило, что «Соединенные Штаты гордятся партнерскими отношениями с законным правительством Ливии, признанным ООН», Правительством национального согласия.

Африканское командование ВС США (AFRICOM), со своей стороны, предупредило о дополнительных рисках в связи с передачей российских самолетов Ливии. В заявлении от 26 мая командующий AFRICOM генерал Стивен Таунсенд сказал, что пилотировать эти самолеты будут российские наемники. В свою очередь, командующий ВВС США в Европе и Африке генерал Джефф Харриган считает, что «следующим логически шагом» России будет создание бесполетной зоны в небе над Ливией, что «создаст очень серьезные угрозы безопасности на южном фланге Европы».

Возможно, эти заявления и предупреждения Вашингтона укрепили позиции Анкары в Ливии, но российский фактор в любом случае требует переоценки ситуации. Несмотря на сообщения о выводе наемников из ЧВК Вагнера с линии фронта, переброска российских самолетов и дипломатические действия Москвы создают новую реальность, которая неминуемо заставит Анкару искать сотрудничества с Москвой. Вероятно, речь может идти о некой копии модели турецко-российского партнерства в Сирии, где сотрудничество переплетается с конфронтацией.

Альтернативой такому сомнительному сотрудничеству является открытое противостояние с Россией и перспектива нового конфликта между НАТО и Россией. Разумеется, ни Турция, ни Россия не хотят прямого вооруженного столкновения, но это мало что значит, когда речь идет о гибридных войнах в Ливии. В нынешней обстановке военное сдерживание может потребовать нового переговорного процесса под эгидой Турции и России.

Возможно, турецкая позиция в Ливии, где Анкара блокирует переход контроля над Триполи к России, вполне устраивает западных союзников Турции, но турецко-российское партнерство, продиктованное необходимостью, было бы нежелательным вариантом для НАТО. Франция уже подняла тревогу, хотя она занимает сторону России в ее поддержке Хафтара. «Кризис углубляется. Мы имеем дело с угрозой еще одного конфликта по сирийскому сценарию», – предостерег 27 мая министр иностранных дел Франции Жан-Ив ле Дриан. Как бывшая колониальная держава в Северной Африке, Франция не хочет, чтобы ключевая роль в Ливии досталась туркам. А покупка Турцией российских систем ПВО С-400 показала союзникам по НАТО, что ее партнерство с Россией в Сирии может распространиться на оборонную сферу.

Итак, хотя Турция, возможно, заслужила аплодисменты за то, что сорвала планы России, но ее попытка играть ключевую роль в Ливии будет иметь много разнонаправленных последствий для всех игроков. Если раньше или позже состоятся переговоры по воссоединению Ливии, то на Россию будет возложена ответственность за привлечение к ним восточных сил – Палаты представителей в Тобруке во главе с Агилой Салехом, временного правительства во главе с Абдуллой аль-Тани и Ливийской национальной армии во главе с Хафтаром. Россия уже предпринимает некоторые меры в этом направлении.

В конце апреля Салех рассказал о том, что он работал с российскими советниками над составлением политической дорожной карты, предусматривающей прекращение боевых действий, формирование президентского совета в составе трех человек, который будет представлять три основных региона Ливии, и нового правительства национального единства, причем Ливийской национальной армии предполагалось отвести исключительно военную роль. Эта дорожная карта разозлила фельдмаршала Хафтара, заставив его провозгласить себя единственным правителем Ливии.

Все последние события на Ближнем Востоке показывают, что русские реально способны влиять на изменение обстановки на местах. С другой стороны, правительство национального согласия, которое обязано своим контролем над Триполи только вмешательству Турции, не в состоянии ослушаться Анкары и занять независимую позицию.


Источник