The New York Times, США. В новом московском парке — вся Россия

12 августа 2018 г. 13:53:01

Розлин Сулкас (Roslyn Sulcas)

Москва — «Парк должен описывать русскую душу, — сказал Петр Кудрявцев, окинув широким жестом заснеженный склон. — Место, в котором можно спрятаться, при этом наблюдая за всем, что происходит вокруг». Холодным декабрьским днем, среди голых и заледеневших деревьев, поначалу не сразу понятно, где можно спрятаться в «Зарядье» — первом новом парке в Москве за 30 лет, который спроектировала американская студией Diller Scofidio & Renfro, и который вошел в число самых амбициозных и дорогих архитектурных проектов в России за последние десятилетия.

Однако вскоре господин Кудрявцев, партнер Citymakers — московского бюро городского планирования, которое работало над проектом совместно с архитекторами — гордо отметил то, как многочисленные здания на 35-акровой территории парка укрыты под заросшими склонами. По его словам, каждый из них представляет один из разнообразных российских пейзажей: тундру, степь, болота, березовые леса.

Он проследовал вперед, сквозь березы и луговые травы, мимо неровного навеса, под которым прячется концертный зал с видом на Кремль, и к замечательному мосту в форме бумеранга, который нависает над Москвой-рекой без всякой видимой опоры. Дети восторженно кричали и фотографировались, пока взрослые разглядывали дом на Котельнической набережкой — одну из семи сталинских высоток.

Открытый в сентябре парк находится между Кремлем, Красной площадью, Храмом Василия Блаженного и Москвой-рекой — а также он открыт со всех сторон, что необычно для российских парков. «Парк задуман как способ потеряться посреди города, — сказала Элизабет Диллер из Diller Scofidio & Renfro в интервью по телефону. — Большинство парков в России очень строго устроены: есть определенные места, в которых можно ходить, где растут растения, где нельзя сидеть на траве. Мы же хотели создать такой парк, в котором люди могли бы ходить в любом направлении и собираться вместе».

Удивительно то, что этот парк вообще был построен, тем более командой дизайнеров во главе с американцами. В 19 веке район Зарядье был домом для значительного еврейского населения, и оказался частично разрушен после Октябрьской революции 1917 года. Сталин планировал возвести там высотку, однако этого так и не произошло; в начале 60-х под покровительством советского генсека Никиты Хрущева там была построена гостиница «Москва» с 3000 номеров, остававшаяся крупнейшим отелем Европы вплоть до своего сноса в 2006.

Градостроители начали бороться за освободившееся место, предлагая проекты квартирных, гостиничных и рыночных комплексов. По словам Сергея Кузнецова, главного архитектора Москвы, в 2007 был одобрен проект Нормана Фостера, а затем отменен после того, как в 2010 мэром Москвы был назначен Сергей Собянин, который сделал приоритетом озеленение города. За чашкой чая и густым клюквенным соком в модном ресторане в стиле советской космонавтики господин Кузнецов объяснил, что после своего назначения на роль управляющего городским планированием в 2011 он обнаружил, что борьба архитекторов за место ничего не дала.

«Недоставало правильных технических документов — мы рассмотрели порядка сотни идей, но все они ни на что не годились», — сказал он без обиняков.

Примерно в то же время господин Кудрявцев с его партнером из Citymakers Андреем Гриневым начал бороться за создание зеленого пространства и лоббировать государственные органы. Они создали группу «Друзей Зарядья», вдохновленную «Друзьями Хай Лайна», которые провели успешную кампанию по восстановлению заброшенной надземной железной дороги в манхэттенском Вест-Сайде под руководством Diller Scofidio & Renfro.

«Трудно сказать, достигли ли наши замыслы Путина, — сказал господин Кудрявцев. Однако после того, как в января 2012 российского премьера запечатлели во время прогулки с мэром, на которой они обсуждали перспективу создания парка, все завертелось. Был проведен новый конкурс, с подробными техническими документами и программой.

Господин Кудрявцев спросил у госпожи Диллер, не хочет ли ее студия поработать с Citymakers, и архитекторы пригласили ландшафтных дизайнеров Hargreaves Association присоединиться к проекту.

«Поначалу мы отнеслись к этому скептически. Все это происходило в разгар истории со Сноуденом, в отношениях между Россией и США было напряжение, и никто не думал, что нам что-то удастся», — сказала госпожа Диллер, имея в виду Эдварда Сноудена, бывшего сотрудника АНБ, получившего временное убежище в России.

Команда пробилась в число шести финалистов, а затем одержала победу.

Давление с целью выбора российских архитекторов было «совершенно определенно», — сказал господин Кузнецов. «После того, как нас объявили победителями, кабинет мэра засыпали письмами с критикой проекта, в которых меня называли ‘врагом России'», — объяснил он, добавив, что более 60% Москвы было построено по проектам иностранных архитекторов.

«Сопротивление внешнему влиянию — очень русский обычай, — сказал он, добавив, однако, что успех парка заставил критиков смолкнуть. — Парк стал новым стандартом, образцом того, чего можно достичь».

По его словам, на тот момент парк стоил порядка 14 миллиардов рублей, или 283 миллиарда долларов — с тех пор рубль упал в цене.

На радиостанции «Эхо Москвы» Кирилл Мартынов, редактор отдела политики «Новой Газеты», заявил, что стоимость парка была несоразмерной, учитывая, что многие москвичи находятся в сложном денежном положении. «Четыре года подряд у людей падали доходы, а теперь в Москву привезли какие-то экзотические лишайники», — сказал он, согласно информации на вебсайте «Радио Свободной Европы».

Необычен для России главный принцип дизайна парка, который Чарльз Ренфро описал как «уступка города природе». «Когда вы смотрите на пейзажи в русских сказках и литературе, природа всегда находится за пределом города и четко от него отделена», — сказала Мэри Маргарет Джонс, генеральный директор Hargreaves Associates.

Госпожа Джонс и ее команда работали совместно с местными ландшафтными дизайнерами, чтобы понять, какие растения выживут в московском климате. Теперь в парке растет более 200 видов растений, из которых большинство составляют многолетние травы, и две дюжины видов деревьев, чье число близится к 1000. По словам Ренфро, важен был контраст между московской серостью и обильной зеленью — он добавил, что сказочный вид густого парка и холма стал одной из причин, по которым команда одержала победу в конкурсе. Столь же сильно парк впечатлил толпу посетителей в день открытия, которые якобы повредили многие растения, а некоторые даже украли — об этом сообщалось в The Moscow Times, однако в дальнейшем информационный отдел парка опроверг воровство.

Парк «Зарядье» стал большим успехом — к сегодняшнему дню его посетили более 9,5 миллиона человек. Беспокоило ли архитекторов то, что они фактически поддержали образ правительства, которое часто подвергается критике за свою политику?

«Не могу сказать, что мы об этом не думали, — ответила госпожа Диллер. — Однако все наши правительства небезупречны. Архитекторы пользуются влиянием и могут изменить жизнь жителей городов. На мой взгляд, это заслуживает большего внимания, чем государственные режимы».


Источник