Тринадцатая русско-турецкая война: перспективы

Империя

11 февраля 2016 г. 13:21:16

Александр Запольскис

За всю историю государства Российского мы с турками воевали двенадцать раз. Семь побед. Два поражения. Две ничьих. И Крымская война, результат которой до сих пор неоднозначен. Формально Россия ее проиграла, но точно не туркам. Сегодня,судя по динамике развития текущих событий, дело идет к тринадцатой.

Причем, если судить по некоторым заявлениям ключевых политиков, двигается оно семимильными шагами. О своей готовности перейти от дипломатов к пушкам успели заявить Турция, Саудовская Аравия и Бахрейн. Это не считая официально опубликованных планов США по участию в наземной операции против ИГИЛ, в которых, правда, пока только на уровне слов дипломатов и "политиков второй линии", отметилась Великобритания. К тому же не стоит забывать, что на Ближнем Востоке сейчас "сирийским вопросом" занимается еще несколько коалиций различного состава, в которых присутствуют, например, самолеты Франции, Германии и некоторых других стран.

Однако если учесть реальный расклад, то это сложное многоукладное геополитическое уравнение достаточно сильно сокращается. Бахрейн уже успел сдать назад. Мол, его слова были неверно поняты, и ни о какой войне с Сирией он не помышляет. Саудовская Аравия, по некоторым просочившимся в прессу данным, хоть и перемещает через Иорданию какие-то свои силы к границе с Сирией, также скорректировала собственное прошлое заявление одной небольшой, но важной поправкой. Королевство принять участие в боевых действиях против террористов ИГИЛ на суше готово, но только в составе сводных сухопутных сил вместе с другими странами, в том числе, с США.

Это не удивительно, учитывая тот факт, что саудиты уже ведут одну войну с хуситами в Йемене, которую, к тому же, постепенно проигрывают. Боевые действия медленно, но верно переползают на саудовскую территорию. Да и воевать, как выяснилось, саудитам особенно некем. Ставка на наемников себя не оправдала. В таких условиях влезать в еще одну, более масштабную войну против заведомо более сильных противников, мягко говоря, недальновидно. Хотя претензии КСА на региональное лидерство и требуют от короля Салмана Абдул-Азиза как минимум демонстрации своей готовности вмешаться в эту драку в Сирии. Однако оговорка на счет США позволяет ему сохранить лицо и ограничиться только показательными перемещениями пары армейских бригад.

В ближайшие минимум полгода США ни в каких войнах участвовать не станут. У них там во всю кипят новые президентские выборы. До их окончания геополитические решения столь высокого масштаба в Штатах принимать просто некому. Обама в выборах даже не участвует, так что Конгресс США ему разрешения на войну не даст. Даже на такую святую, как уничтожение террористов ИГИЛ, занимающих третью строчку в рейтинге основных глобальных угроз Америке. Да и после их окончания новой администрации потребуется некоторое время на принятие дел. Учитывая, что 58-е президентские выборы в США должны состояться лишь 8 ноября 2016 года, то можно смело утверждать, что до следующего Рождества никаких глобальных шагов, в смысле начала сухопутной войны в Сирии с непосредственным участием подразделений американской армии, не предвидится. Если конечно в мире не произойдет чего-то очень сильно из ряда вон выходящего. Но пока предпосылок к этому нет.

Таким образом, из всех потенциальных участников остаются лишь Россия и Турция, что превращает критическое обострение военной обстановки в Сирии в потенциальную тринадцатую русско-турецкую войну. Ряд политиков, журналистов и военных обозревателей уже начали сравнивать численность армий и состав вооружения противостоящих лагерей. Однако полагаю, такой подход является не совсем верным.

Любая война ведется не для того, чтобы продемонстрировать имеющиеся милитаристские игрушки. Потому сравнение тактико-технических и количественных характеристик самолетов, пушек, танков и ракет, хотя само по себе влияние на конечный результат,безусловно, оказывает, но финально определяющим не является. Победа или поражение в войне зависит от совершенно иного фактора, а именно - от степени достижимости имеющимися военными инструментами заявленной цели войны. Если цель недостижима, то не важно, насколько ты превосходишь противника, ты все равно проиграешь, это лишь вопрос времени. С этой позиции давайте ситуацию и рассмотрим.

Цели Турции в войне

Чего в будущей войне хочет достичь Турция? В идеале - оккупировать весь зарубежный Курдистан и если не присоединить его к своей территории полностью, то получить официальное международное признание своего права установить на него турецкий протекторат на бесконечное время. Примерно также, как это реализовано в вопросе турецкой оккупации Кипра. В худшем случае - создать примерно 100-150-километровую "полосу безопасности" по ту сторону турецкой границы с Сирией и Ираком. В самом худшем, - хотя бы только 50-70 км и только в Сирии.

Любой из перечисленных вариантов возможен при условии турецкой "победы" над Россией. Даже если Россия как-нибудь "отвернется в другую сторону" и никаких прямых вооруженных столкновений между российской и турецкой армиями не случится, это все равно будет позиционировано Анкарой как доказательство своей победы. Россия побоялась выйти на бой, значит, Турция победила.

Достижение максимальной цели сходу поднимает Турцию до уровня безусловного регионального лидера, одержавшего победу над всем миром. Американцами. Европейцами. Русскими. Сирийцами. Добившись победы, Эрдоган по внешнеполитическому весу на Ближнем востоке обходит даже иранцев и саудитов. Впрочем, если получится достичь лишь самого скромного результата, Анкара все равно серьезно усложняет тыловое снабжение турецким курдам, а также создает фундамент участия во внутрисирийском урегулировании, по масштабам, как минимум, не уступающийсаудовскому. Ну, и конечно любой из вариантов победы делает нынешнего турецкого президента самым ярким и наиболее весомым лидером турецкой нации внутри своей страны. Это позволяет ему представлять свой османский имперский проект как главную, даже основную, единственно верную стратегию будущего развития Турции на десятилетия вперед. Под этим соусом нация и, вероятно, западное международное сообщество простят ему даже некоторую жесткость по отношению к оппозиции.

Российские цели в войне

Круг российских интересов в возможной войне с Турцией отличается принципиально. Прежде всего, Россия не имеет с Турцией общей границы и каких-либо территориальных претензий к ней. Идеи на счет захвата "проливов" к счастью давно превратились в привычную шутку из той же категории, что и стремление помыть армейские кирзачи в водах Индийского океана.

С одной стороны, это сильно упрощает задачу. Нам для победы не требуется ничего захватывать. Но в то же время и существенно ее усложняет. Целью войны для России может являться только изменение геополитической позиции Турции, если не на благожелательную к нам, то, во всяком случае, на нейтральную. Последнее означает сохранение открытыми для российского судоходства Черноморских проливов и невмешательство Турции во внутрисирийские политические дела. В том числе полное, или хотя бы достаточно полное, закрытие турецкой границы для исламских радикалов всех степеней умеренности.

Теоретически мы даже можем не слишком сильно помогать курдам, тем более что внутрикурдский вопрос крайне далек от однозначности. Монолитность их стремления к созданию своего мононационального государства сильно преувеличена. Да и территориальный распад Турции приносит мало пользы. Смена правительства там будет означать необходимость выстраивания отношений с другими, скорее всего, более адекватными персоналиями. Но новая правящая элита в Турции в целом, это одно, а иметь дело с десятком самозваных элит отдельных регионов, на которые страна скорее всего распадется вследствие гражданской войны - это другое. В этом случает про все инвестиционные проекты, вроде строительства АЭС в Акую, на долгие годы можно смело забыть. К тому же пример Сирии показал, что на Ближнем Востоке дестабилизация государства всегда ведет к социальному хаосу, в котором почти тут же появляется исламский радикальный терроризм.

Кроме чисто местных региональных, у России в этой войне существует ряд глобальных стратегических целей. Надо наглядно продемонстрировать силу российского оружия. Надо показать, что имея поддержку России даже такая сильно ослабленная многолетней войной страна, как Сирия, способна показательно вклеить всяким местным державам, долго мнившим себя первыми парнями на деревне. Это даст много политических очков во всех регионах мира давно испытывающих потребность в альтернативе США.

Надо серьезно пошатнуть веру натовцев в прочность военно-политической конструкции Альянса. Особенно в части его способности защитить отдельных членов, а то и в действенности наличия желания такую защиту оказывать вообще. Это, безусловно, не изменит на дружескую к нам политику, скажем, восточно-европейских стран или тем более грозных прибалтийских тигров. Но жизнь завтра не заканчивается, впереди будет много разных переговоров и компромиссов, где этот козырь окажется вполне нам на пользу. Надо показать США, что их гегемония на планете имеет вполне обозримые границы.

Степень достижимости этих целей

Повторюсь, победа в войне возможна только тогда, когда цель войны имеющимися военными инструментами достижима. США проиграли во Вьетнаме, а СССР в Афганистане вовсе не потому, что противнику тайно помогала другая сторона. Даже без американских стингеров и пакистанских лагерей подготовки моджахедов Советский Союз все равно не смог бы своими танками построить социализм в фактически средневековом Афганистане. Точно также как не США не могли убедить вьетнамцев в ошибочности идей коммунизма с помощью дефолиантов и ковровых бомбардировок. В тоже время, когда цели войны являлись военными средствами принципиально достижимыми, то даже после чудовищного разгрома осени 1941 года и огромных неудач весны-лета 1942, в конечном итоге СССР взял Берлин и поставил финальную точку в Потсдаме. Таким образом, оценку перспектив возможной тринадцатой русско-турецкой войны следует начинать с проверки достижимости своих целей каждой из сторон.

Совершенно очевидно, что в техническом отношении турецкая армия очень сильно уступает российской. Вооружение сухопутных войск представлено образцами 60-х годов прошлого века. Возможности авиации и ПВО также далеки от современных. Кроме того, турецкая армия не обладает никаким серьезным боевым опытом уровня крупных войсковых соединений. Противопартизанские операции в Курдинасте не в счет. Это значит, что случись прямые столкновения с полностью российскими сухопутными частями, турки в них гарантированно проиграют.

Другой вопрос, что сухопутных сил РФ в Сирии почти нет. Это значит, что Анкара может попытаться ввести свои войска в Сирию, и на начальном этапе им даже будет сопутствовать успех. Правда, тут нужно понимать разницу. Хотя суммарная протяженность турецко-сирийской границы и составляет около 900 км., большая ее часть проходит либо по сильно гористой местности, к тому же занятой либо войсками Асада (их всех, включая формирования Хезболлы, местное ополчение и части иранского Корпуса Стражей, для удобства будем называть просто сирийской армией или САА), либо настроенными активно против турков силами курдского ополчения. В общем, там легкого похода у турецкой армии не получится. А вот в полосе шириной около 100-190 км, которую контролируют "зеленые" (умеренная оппозиция) и "черные" (оппозиция на всю голову не умеренная) события скорее всего будут развиваться иначе. Абсолютное большинство и тех и других особого сопротивления силам вторжения вероятнее всего не окажут. Разве что возможны инциденты с "черными" и отдельные удары партизанских формирований курдов.

В это время Россия вместе с официальным Дамаском будут активно протестовать на международной арене и требовать от ООН признания Турции страной-агрессором. Насколько эти усилия достигнут успеха -судить сложно. Скорее нет, чем да. Но это время турки наверняка используют для максимального занятия сирийской территории и получения хоть какой-то легитимности своих действий от ООН либо от США и НАТО. Мы, кстати, это время также потратим на выяснение степени реальной поддержки, которую Запад согласится Анкаре действительно оказать.

Впрочем, многое тут очевидно уже сейчас. До тех пор пока Россия не начнет прямо высаживать десанты в Стамбуле и Зангулдаке, НАТО в поддержку туркам не пришлет даже самолетов-разведчиков. Да и потом, скорее всего, не пришлет ничего. Ибо это дело чревато углублением санкционной войны, чего Европе ни при каких обстоятельствах не надо. Тем более - из-за каких-то турков переходить к фазе обмена ядерными ударами, даже просто тактическими. Из штаб-квартиры Альянса будет много разговоров, будет много требований, но не будет главного - сколько-нибудь реальных действий. Несмотря на членство Турции в НАТО, крайне маловероятно, чтобы между нашими странами даже возникла официальная война. Таков уж нынешний мир. Нечеткий в понятиях. Если мы где и начнем что-нибудь бомбить, то это будут турецкие части на территории Сирии, куда они вторглись без мандата ООН, а, значит, не имея на то официального права.

Самое главное, что повернуть ситуацию в неудобную и неприятную для России сторону могли бы США, но они не захотят этого делать. В текущий момент Америке кровь из носу необходимо остаться над схваткой, т.е. не встать ни на чью сторону. Если Америка действенно и публично поддержит турков, то тем самым она полностью сломает очень для нее ценный результат сближения с Ираном. И опять же... не забываем, что до декабря текущего года США вообще ни на какие решительные действия не способны.

Таким образом, сначала турки вляпаются в оккупацию Сирии по самые уши, увязнут там, будут вынуждены сооружать опорные пункты и налаживать хотя бы какое-то их снабжение. Потом в боевое соприкосновение с ними вступит сирийская армия, которая к настоящему времени получила серьезную материально техническую помощь, и даже имеет в передовых частях российских советников. Прикрыть свои танки и пехоту с воздуха турки в Сирии, конечно же, попытаются, но против российских ВКС, а также сухопутной и корабельной ПВО, турецкая авиация без шансов.

А без турецкого воздушного прикрытия разрезание турецкой зоны оккупации на отдельные очаги обороны и их изоляция становятся делом времени и являются задачей, которая САА вполне по силам. Особенно когда по узлам сопротивления начнут активно работать наши самолеты. Хотя конечно логично будет стараться силами ВКС РФ просто обеспечивать бесполетную зону, а наземные цели ликвидировать массированным ракетно-артиллерийским огнем сухопутных частей. И пусть потом турки доказывают, что это не сирийцы их так под орех разделывают...

В любом случае турецкой армии, даже если и получится желаемую полосу безопасности в Сирии захватить, то точно не выйдет ее удержать. Вооруженные силы страны такими возможностями попросту не располагают. Тем более удержать настолько долго, чтобы успеть дождаться итогов выборов в США и продавить официальные решения в свою пользу через бюрократический механизм ООН.

А все это время турецкие экспедиционные силы в Сирии будут нести существенные потери в живой силе и технике ради непонятно чего с точки зрения турков. Это плохо скажется на и без того далекой от единства внутренней политической обстановке в стране.

Причем любые их ответные ходы неэффективны. Объявлять войну? Кому? России? Но ее точно не поддержит ни НАТО, ни США. Хотя бы потому, что ядерного варианта ее ведения они категорически не хотят, а на безъядерный - не имеют возможностей. Да и цели такой войны непонятны. Ради чего ее вести? Чтобы плоды победы отдать туркам? А Турция сумеет компенсировать последствия возможного российского ядерного удара по Европе? Нет? Тогда о чем речь? Самостоятельно Турция выиграть войну против России не может тоже. Значит, и объявлять ее бесполезно.

Не говоря уже о том, что турецкие ВМС обладают крайне ограниченными средствами морского десантирования, без которых война с Россией вообще становится понятием совершенно виртуальным. ВКС РФ на совершенно законных основаниях сбивают к черту все турецкие самолеты, до каких только дотянутся и дальше просто контролируют небо. А флот "калибрами" делает так, чтобы немногочисленные турецкие ЗРК не смогли им в этом помешать.

И, собственно, все. Дальше страна кипит исключительно внутри своих границ. Не сложно предположить, что очень скоро внутреннее социальное раздражение выплеснется в недовольство своим президентом. А в это время ВКС РФ смогут практически в открытую бомбить турецкие части в Сирии. А Лавров будет популярно и веско пояснять, что вся проблема исключительно из-за турецкого вторжения в Сирию и больше не из-за чего. Если Анкара отведет свои войска "на зимние квартиры", то Москва непосредственно к Турции ни малейших претензий не имеет. А так как мы еще официально в состоянии войны не находимся, то это вообще только лишь, пусть и неприятный, но все же локальный инцидент, который хорошо бы как можно быстрее закончить.

Словом, получается так, что Россия имеющимися военными средствами свои цели войны вполне достигает. Не без сложностей. Не без узких моментов, например в виде безусловного сохранения работоспособности "сирийского экспресса", которому воюющая Турция естественно попытается в первую очередь помешать. Но все это относится к категории рабочих вопросов, а значит тем или иным образом решаемых. В конце концов, логистику можно будет организовать через Каспийское море, Иран и иракский Курдистан. Это весьма хлопотно и очень затратно, но в целом решаемо. И для этого от Москвы не требуется никаких уникальных чудес.

В то время как турецкие цели войны имеющимися у Эрдогана военными инструментами не достижимы в принципе. Разбить, или хотя бы просто привести к пассивному молчанию российскую армию турки не могут никак. И удержать захваченную сирийскую территорию они тоже не в состоянии. Причем, это даже не вопрос численности задействованных в операции войск. Они проигрывают потому, что будут вынуждены играть только от глухой стационарной обороны на чужой территории, да еще с очень протяженными и практически неприкрытыми линиями снабжения. Возможно, в турецком генеральном штабе и найдется какой-нибудь невероятно одаренный уникум, который сумеет в таких обстоятельствах сотворить чудо, но верится в это с трудом. Потому что пока в военной истории подобная исходная ситуация всегда заканчивалась поражением обороняющейся стороны.

А оно означает запуск множества масштабных негативных процессов. Эрдоган наверняка теряет свой пост и вероятнее всего вообще выбывает из большой политики. Хотя тут возможны разные варианты. Не стоит забывать, что движение "Братья Мусульмане" это тоже Эрдоган. Но в любом случае новое правительство Турции будет гораздо сильнее заинтересовано в восстановлении если не дружественных, то хотя бы добрососедских отношений с Россией. Даже просто ради налаживания весьма нужной туркам торговли. Конечно, о туризме между только что воевавшими странами и речи не пойдет, но и кроме него нам есть много чего предложить друг другу.

Но самое главное, что столь очевидный расклад стороны, включая турков, не могут не понимать. А значит вероятность того, что Турция всерьез полезет обострять ситуацию вплоть до начала большой войны - пока остается низкой. Хотя она и не исключается полностью. Однако хочется верить, что кроме Эрдогана, в Турции еще есть офицеры Генерального штаба, которые не зря носят свои звания, красивые погоны, а также фуражки, и которые понимают, чем для их страны неизбежно закончатся подобные авантюры


Источник





comments powered by HyperComments