«Капитан Европы» или «подводная лодка» Трампа: что стоит за идеями Макрона?

16 сентября 2019 г. 20:42:10

Эммануэль Макрон и Владимир Путин. Иллюстрация: voicesevas.ru

Весь прошедший уикенд с эпицентром в СМИ Франции и расходящимися кругами по всему Евросоюзу бушевала информационная волна, поднятая предложением президента Франции Эммануэля Макрона осуществить кардинальный геополитический разворот европейцев от США в сторону России. Накал обсуждения беспрецедентен. С одной стороны, бушует французский безграничный оптимизм и раздаются приветствия действий президента Франции, с другой — союзники Парижа обеспокоены призывами и действиями Макрона в направление нормализации отношений с Москвой.

Информационный вал, поднятый Макроном, шел явно по нарастающей. Еще в мае 2018 года в Санкт-Петербурге на международном экономическом форуме Макрон попытался заложить вехи для поворота к России, что породило первые комментарии. Потом повод дала затянувшаяся по времени остановка 19 августа 2019 года президента РФ Владимира Путина в резиденции французского президента в Брегансоне и последовавшее за встречей явно провоцирующее умы заявление президента Франции о необходимости возвращения российского президента в восстановленный формат G8. После встречи с Путиным Макрон заявил буквально следующее:

«Все те, кто говорят, что это [сближение] не даст ничего, не берут в расчет тот факт, что, если мы позволим всему идти в том же направлении, мы подтолкнем такую великую державу, как Россия, либо к изоляции, либо к привилегированному диалогу с Китаем, либо к новой геополитике, которая будет не в наших интересах».

Как раз накануне этой встречи в Figaro опубликовали длинное интервью с Юбером Ведрином — бывшим министром иностранных дел и специалистом по международным отношениям. Ведрина относят к числу тех, советы которого Макрон иногда слушает, но, прежде всего, он принадлежит к той группировке французских политиков, которые вот уже двадцать лет призывают к установлению более сбалансированных отношений с Россией и которые признают ошибки Запада в отношении нашей страны. Они считают, что было бы вредно для Европы «оттеснять» Россию в Азию в объятия Китая. Ведрин утверждает, что «совершенно абсурдно иметь сегодня отношения с Россией, которые хуже, чем у нас были с СССР».

Вслед за встречей Путина и Макрона в Брегансоне — 27 августа на ежегодном выступлении французского президента перед послами — прозвучали программные высказывания Макрона в отношение франко-российских и шире — отношений России с объединенной Европой. Президент Макрон предложил французскому дипломатическому корпусу «переосмыслить нашу связь с Россией», потому что «отталкивание России от Европы — это глубокая ошибка».

«Некоторые из наших союзников всегда будут подталкивать нас к бóльшему количеству санкций, но это не наш интерес. Мы должны построить надежную архитектуру в Европе».

Опять в речи французского президента прозвучал «китайский аргумент», требующий геополитического разворота. Как полагает Макрон, Европа и РФ должны совместно делать «что-то полезное», иначе Россия выберет в союзники Китай.

«Китай выдвинулся в первые ряды, а Россия добивается большего успеха в своей стратегии».

Как отметил французский лидер, без построения новых отношений с Россией невозможно построить новую архитектуру безопасности в Европе.

«Я думаю, что нам нужно построить новую архитектуру безопасности и доверия в Европе, потому что европейский континент никогда не будет стабильным, никогда не будет в безопасности, если мы не проясним и не примирим наши отношения с Россией».

И вот, наконец, грянул третий аккорд — теперь уже не слов, а дел французского президента Макрона — восстановление прежнего формата взаимодействия России и Франции по формуле «2+2».

В минувший понедельник в Москве глава МИД ФранцииЖан-Ив Ле Дриан и французский министр обороны Флоранс Парли встретились со своими российскими коллегами: Сергеем Лавровым и Сергеем Шойгу. На встрече «2+2» в Москве в повестке и был вопрос о создании «европейской архитектуры безопасности». Французы предлагают Москве программу работы, традиционно подходящей для диалога с высшими российскими чиновниками. Президент Макрон приглашен приехать в Москву 9 мая 2020 года, чтобы присутствовать на церемониях 75-летия победы СССР над нацистской Германией. На Красной площади будут маршировать французские военные.

Московская встреча произвела информационный эффект по нарастающей всю неделю со «взрывом» в пятницу. За это время во французских СМИ прошло множество публикаций — в основном с приветствием поворота в сторону России.

В ряду самых пламенных энтузиастов во французских СМИ отметился политолог из Сорбонны Жан-Кристоф Галлиен. В La Tribune он написал:

«Эммануэль Макрон прав: надо быстро найти путь к России».

Вот как Галлиен видит актуальную внешнеполитическую повестку сближения с Россией:

«Стабилизация Украины, прекращение или, по крайней мере, ослабление санкций, ослабляющих российскую и европейскую экономики, возобновление ядерного соглашения с Ираном… но и в более долгосрочной перспективе умная привязка России к европейскому блоку. Мы находимся на пересечении решающих геополитических путей… Недавнее решение Совета Европы о возвращении России идет в этом историческом направлении. Это решение не является капитуляцией, тем более подчинением Владимиру Путину. Мы должны сделать все, чтобы Россия — этот исторический мост между Европой и Азией, не рискнула навсегда отказаться от своего исторического места культурной сестры, естественной соседки Европы… Обратиться к истории драм и побед, но прежде всего к судьбе, которая так естественно связывает Россию с Европой и европейцами… Это реальная возможность для Франции и Эммануэля Макрона — капитана Европы продемонстрировать свое европейское лидерство и легитимность своего дипломатического видения. Надо идти быстро и решительно, господин Президент».

9 сентября ведущее французское издание Le Monde вышло с заголовком: «Почему Макрон хочет сблизиться с Путиным?». В Le Monde указывают, что общая ситуация в Европе явно благоприятствует инициативе французского президента. Великобритания занята Брекситом. Канцлер Германии готовится к уходу из политики. Поэтому именно французский президент Макрон становится представителем Европы на мировой арене.

Амбиция президента Макрона — стать европейским лидером, поднявшимся до самостоятельной политике в мире. Поэтому французские комментаторы ожидают, что поворот в сторону России станет важной частью внешнеполитических занятий Макрона во второй части пятилетия его президентской каденции.

Разворот в сторону России — это серьезно. «Настоящий поворот, подготовленный, созревший и продуманный», — уверяют в Figaro. Цель? Переписать динамику, которая сегодня управляет миром. В Figaro утверждают, что поворот в сторону России — это продуманная политика президента Макрона.

«Крен в сторону этой большой страны, в которой он [Макрон] видит европейского соседа, его влечение к этой „Вечной России“, отмеченной веком Просвещения, имеет глубокие корни».

Первое, перечисляют в Figaro, президент Макрон — прагматик. Второе — у Макрона вызывает беспокойство «анализ ситуации в мире». «Отношения Франции и России невозможно понять, если не рассматривать общую международную политику Макрона», — пишут в Figaro.

Информированный источник в Елисейском дворце сообщает изданию planet.fr: «Отношения с Россией не могут быть поняты, если не включить ее в систему общей внешней политики Франции. Деконструкция механизмов антикризисного управления и многостороннего порядка стала слишком опасной. Франция хочет способствовать возникновению нового международного порядка».

Сейчас во французских СМИ сами себя пытаются убедить, что Макрон всегда серьезно смотрел в сторону России и в душе был «пророссийским». В частности, в La Croix пишут:

— Эммануэль Макрон никогда не был антироссийским;

— во время своей президентской кампании Макрон держался по отношению к России взвешенно;

— Макрон всегда оставлял дверь в Россию открытой.

Сейчас Макрон выводит за скобки отношений вопрос о Крыме. Президент Украины Владимир Зеленскийдолжен способствовать выполнению Минских соглашений, по которым Донбасс возвращается в Украину с автономным статусом. «Никакое прочное сближение России и Европы не может состояться без прогресса в украинском деле». По плану Макрона, с началом выполнения Минских соглашений европейские санкции с России начинают сниматься. Дальше Макрон предлагает Москве самое захватывающее из всегда желаемого ей с 1986 года — включение России в общую систему европейской безопасности. За этим образ французского президента начинает обретать уже занкомые контуры современного де Голля. Сейчас во Франции заметили направление мысли в Москве: если французский президент «намерен построить доверительные отношения с Москвой» — это означает, что Европа является «полноправным участником мировой политики», а не так, как сейчас, когда «в нынешнем противостоянии Вашингтона и Москвы Европа всегда выглядит пешкой».

Параллельно с российским вопросом Макрон решает для Европы и проблему нормализации подрываемых США европейских отношений с Ираном.

Один из главных геополитических аргументов у Макрона и сторонников российского поворота: отталкивание России от Европы укрепляет российско-китайские отношения. Т. е. предлагается «развернуть» Россию лицом к Европе, чтобы она не смотрела в сторону Китая. В Courrier international по этому поводу заметили, что Макрон собирается «опередить» не только Китай, но и Дональда Трампа. Макрон — это именно европейский вестник «отвоевания» России. По плану Макрона, Россия получает все, что хотело ее руководство, начиная с 2007 года или даже 1986-го.

Заметим однако — об этом пишут в Courrier international, — что пока власть, деньги и средства массовой информации во Франции находятся в руках «атлантистов» — сторонников военно-политического союза с США, эти круги будут считать Москву политическим противником. Нокаут на президентских выборах 2017 года пророссийского политика Франсуа Фийона ознаменовал победу именно этих сил. Макрон казался желательной кандидатурой для этих сил.

Новый президент Франции Макрон тогда с энтузиазмом пустился в игру, которую можно было бы описать так: Россия слабее Китая, поэтому давайте сначала займемся Россией. Американская риторика о вмешательстве России в «демократию» была слово в слово скопирована тогда Макроном.

Сейчас Франсуа Хейсбур в Ouest France предупреждает, что Макрон с его российским поворотом делает «рискованный выбор». Ведь китайско-российское партнерство не было навязано Западом. Это преднамеренный и уже давний выбор двух стран. Поэтому Макрон неминуемо испытает большие разочарования, если он ожидает, что Россия отвернется от своего партнерства с Китаем. Парадокс заключается в том, что дальнейшее ухудшение франко-российских отношений произойдет тогда, когда Эммануэль Макрон претворит свои нынешние надежды в будущие разочарования.

Другой аргумент Хейсбура. Возвращать Россию в то, что стало «клубом ведущих демократий», было бы бессмысленно. Стратегический и политический вес России будет по-прежнему признаваться в Совете Безопасности ООН, а ее экономическое значение с ее ВВП, соседствующим с Испанией, делает ее естественным членом G20, но не в восстановленном G8.

Некто Оливье Бост написал в RTL:

«Во Франции быть пророссийским — это и вечные дебаты, и довольно правый политический маркер. Но самое досадное, что это не первая попытка. В этом вся история отношений Франции и России. Сближение, которое всегда заканчивалось неудачами».

Похоже, Макрон прекрасно осознает, что его политические изменения, инициированные в отношении Москвы, встречают сдержанность не только в части общественного мнения, но и во французской государственной администрации. Макрон заходит так далеко, что даже намекает на возможное сопротивление «глубинного государства» во Франции. 27 августа на конференции послов Макрон пояснил:

«Иногда президент Республики говорит что-то, когда коллективная тенденция может сказать: „Он сказал это, но мы знаем правду, и мы будем продолжать, как мы всегда это делали“. Я не могу рекомендовать вам следовать этому пути. Во-первых, потому что это коллективно неэффективно, поскольку оно дискредитирует слово президента Республики и, следовательно, дискредитирует тех, кого он представляет. Но прежде всего это отнимает способность делать».

Предлагаемое Макроном сближение с Россией уже столкнулось с реальной оппозицией в Европе — частично в Голландии и Германии. Более основательно — в Польше и Прибалтике. Председатель комитета по иностранным делам германского Бундестага Норберт Реттген уже обвинил Макрона в том, что он не встретился с другими европейскими лидерами для обсуждения российского вопроса. Польский министр иностранных дел Яцек Чапутович заметил, что Макрон пытается возродить эпоху генерала Шарля де Голля. В Лондоне предложения Макрона называют преждевременными. В Брюсселе также с осторожностью относятся к инициативе Макрона.

Сейчас в Европе зримо колеблются: следовать ли стратегии Макрона или же продолжить бесплодные попытки свергать Путина руками его внутриполитических противников. 13 сентября на информационном ресурсе Евросоюза EUObserver была опубликована статья под названием: «Как теперь ЕС должен обращаться с Россией?». В ней выражен известный скептицизм в отношение инициативы Макрона: «Дипломатический толчок президента Франции Эммануэля Макрона обречен на провал». «Неужели президент России Владимир Путин теряет власть и отказывается вести войну в Европе?». Альтернативой политике Макрона видится изменение политического режима в России.

Поэтому, как считают в EUObserver, стоящая сейчас перед Европой дилемма такова:

«Должен ли Запад помочь оппозиции свергнуть Путина? Или Запад должен попытаться заключить новые сделки с Кремлем, как это стремится сейчас сделать президент Франции Эммануэль Макрон?»

Во французском издании planet.fr было высказано и такое мнение относительно происходящего, как части чужой «Большой игры», в которой президент Франции работает лишь на подхвате. Нынешний директор Французского центра разведывательных исследований (CF2R) и бывший офицер-аналитик в управлении оценки и стратегической документации Генерального секретариата национальной обороны (SGDN) Эрик Денеке считает, что видимое сближение с Россией Франции означает совсем другое. Денеке сказал следующее:

«Эммануэль Макрон, я думаю, играет в „разведчика“ для США. Он проявляет некоторую самостоятельность, и, возможно, инициатива действительно исходит от него. Тем не менее он обязательно обсуждал это с Дональдом Трампом, который в какой-то момент подтвердил этот шаг». И дальше: «Не следует забывать, что президент США хотел бы иметь возможность приобрести своего российского коллегу в качестве одного из своих партнеров. После G7 американская пресса опубликовала, кстати, замечание, чреватое этим смыслом. На встрече Трамп сказал: „Я бы предпочел, чтобы Путин был в шатре, а не рядом“. Его [Трампа] проблема, однако, в том, что он не может открыто начать сближение с Россией, кроме как разжигать страсти у своих союзников, так же, как и у внутренней оппозиции. Поэтому он должен отправить Эммануэля Макрона [к Путину] как подводную лодку. Важно иметь в виду, что в глазах Дональда Трампа враг США — это Китай».

То есть получается, что за инициативой Макрона стоят интересы Трампа.

Европейская редакция EADaily


Источник