Ждать ли России от Турции дружбы против США

Олег Москвин, Михаил Мошкин, Андрей Резчиков

16 августа 2018 г. 11:03:22

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган объявил США экономическую войну. В ответ на пошлины, обрушившие турецкую валюту, Турция не только пообещала отказаться от американской электроники, но и резко повысила свои пошлины на целый ряд американских товаров, в первую очередь на автомобили, табак и алкоголь. Можно ли говорить о разрыве Анкары с Западом и дрейфе в сторону Москвы?

Турецкий лидер Реджеп Тайип Эрдоган во вторник придумал асимметричный ответ американскому коллеге Дональду Трампу на введение повышенных пошлин на сталь и алюминий из Турции. Эрдоган издал указ о резком увеличении пошлин на ряд американских товаров: на табачные изделия (на 60%), алкоголь (на 140%), автомобили (на 120%), а также на рис, фрукты, косметические изделия и другие.

Кроме того, в Анкаре пригрозили бойкотировать американскую электронику. Эрдоган обрисовал, как это будет выглядеть: «У них есть iPhone, но, с другой стороны, в мире есть Samsung». При этом турецкий лидер не только сделал комплимент южнокорейскому бренду, но и вспомнил о своем, отечественном производителе. «У нас в стране есть местная марка телефонов Venüs Vestel, будем применять их».

Надо признать, что санкционная инициатива Трампа привела к серьезным последствиям для турецкой экономики. «По ней нанесен удар достаточно серьезный, – заявил газете ВЗГЛЯД старший научный сотрудник ИМЭМО Виктор Надеин-Раевский. – Инфляция вошла в двузначную зону, 11% – безработица. Это самые плохие показатели за все годы правления Эрдогана». За неделю лира рухнула более чем на 20%, так как мировые рынки засомневались в способности Турции выплачивать долги в иностранной валюте, отмечает Dow Jones. Напомним, что внешний долг Турции исчисляется именно в долларах и оценивается в 250 млрд, что вдвое превышает валютные (долларовые) резервы турецкого центробанка.

Экономический советник Трампа уже констатировал: падение лиры свидетельствует о наличии фундаментальных проблем в экономике Турции. Кроме того, американские эксперты по борьбе с терроризмом после ухудшения отношений между Вашингтоном и Анкарой усомнились в надежности Турции по вопросам борьбы с «Исламским государством». Так, высокопоставленные сотрудники американской разведки выразили обеспокоенность тем, что Турция может начать утаивать информацию о предполагаемых боевиках ИГИЛ и миссиях, которые проводятся турецкими силами безопасности для предотвращения проникновения иностранных боевиков в САР. А руководитель проекта по борьбе с транснациональными угрозами в центре стратегических и международных исследований в Вашингтоне Сет Джонс заявил, что Турция якобы оказывала помощь запрещенной террористической группировке «Хайят Тахрир аш-Шам» («Джебхат ан-Нусра»).

Эрдоган отреагировал на поведение американских партнеров с привычной своей резкостью. Он вспомнил о попытке переворота 2016 года (в которой Анкара, как известно, обвиняет живущего в США проповедника Фетхуллаха Гюлена) и заявил, что продолжением путча стала нынешняя политика Вашингтона в отношении Турции. «Против Турции ведется экономическая атака. Раньше подобные вещи делались более скрытно, теперь они идут на нас открыто, – подчеркнул турецкий лидер. – Мы можем сделать две вещи – с экономической и политической позиций. С экономической мы принимаем меры, министерство финансов и казначейство работают день и ночь».

Заметим, что, когда в 2014 году гнев Запада испытала Россия, наши позиции были гораздо сильнее – золотовалютные резервы и наличие гарантированно покупаемого экспортного товара (нефти и газа в первую очередь) давали возможность достойно сдерживать нападки «наших партнеров». Турции приходится сложнее.

Директор исследовательского центра «Ближний Восток – Кавказ», тюрколог Станислав Тарасов подчеркнул, что оказываемое США давление на Турцию «ничем не отличается от того, которое они оказывают на страны ЕС, Китай». «Турки предпринимают ответные меры. Эрдоган использует такие понятия, как «экономическая война» и «попытка госпереворота», – сказал Тарасов газете ВЗГЛЯД, добавив, что Турция, позиционирующая себя на Ближнем Востоке великой страной, просто не может не отвечать в таких ситуациях, как это было и в случае российско-турецкого обострения. «Тем не менее это не означает, что «разрывается историческое партнерство Турции с Западом», – уверен он.

Несмотря на жесткие заявления Эрдогана, Турция не сжигает все мосты. В роли «доброго полицейского» выступил глава турецкой дипломатии Мевлют Чавушоглу. На совместной пресс-конференции с российским коллегой Сергеем Лавровым Чавушоглу призвал США вернуться к диалогу для решения сложившихся проблем.

Надеин-Раевский считает, что Чавушоглу намеренно пытается сгладить эффект от излишне воинственных речей Эрдогана. «Многие турецкие политики стараются смягчать жесткие и резкие заявления Эрдогана – достаточно эмоционального человека. Проблема в том, что пока что на такого рода призывы американцы не очень-то реагируют», – объяснил тюрколог.

«Это для турок неприятный момент. Американцы игнорируют интересы своего союзника. Отсюда постановка вопроса о том, что Анкара готова уже чуть ли не ответить Вашингтону по линии союзных отношений. Но, на мой взгляд, ожидать, что Турция выйдет из НАТО или сделает подобный резкий шаг, как минимум преждевременно», – подчеркнул эксперт.

Да и Америке Турция необходима как военный союзник. «Для США Турция – это крайне важный форпост в Восточном Средиземноморье. Заменить ее там некем, – говорит он. – Наконец, это крупнейшая армия в НАТО после американской. Так что угрожающие заявления можно делать, но на самом деле не все так просто, как кажется». «Видимо, дело все равно придет к нормализации отношений США и Турции, но пока турки к этому не готовы, пока все на эмоциях», – резюмировал Надеин-Раевский.

Эксперт Института Ближнего Востока Сергей Балмасов в комментарии газете ВЗГЛЯД также не исключил, что уже в ближайшее время Турция и США сбавят тон и найдут какой-то компромисс. «На самом деле если руководствоваться логикой, то ясно, что Турции ни к чему дальше углублять конфликт со Штатами. Еще можно понять склоки Турции и Евросоюза. Но со Штатами ей зачем ссориться? – задался вопросом эксперт. – А задача любого МИДа – добиваться позитивных для страны результатов, в общем-то, мирными средствами, путем диалога».

Американское издание Wall Street Journal считает, что на фоне обострения с Вашингтоном Анкара начала движение в сторону Москвы. Действительно, Россия остается для Турции достаточно важной страной и как крупный торговый партнер, и как политическая величина, отметил Надеин-Раевский. «Турки вынуждены искать новых союзников, о чем они откровенно и заявляют», – говорит эксперт. Сергей Лавров, прибыв в Анкару, выразил глубокую признательность Турции и ее лидеру за политическую линию, которую ведет эта страна, отмечает Балмасов.

Однако с этим не согласен Станислав Тарасов, полагающий, что Турция не станет радикально обострять отношения с Западом и менять крен в сторону России.

«Сотрудничество с США многолетнее, речь идет о модели экономики, которая ориентирована на экспорт. Просто так порвать оковы и рвануться в евразийское экономическое сообщество, в ОДКБ туркам не удастся.

Для сближения с Россией нужно проводить очень серьезные реформы и осуществлять целенаправленную политику, то есть сделать выбор: с Востоком они или с Западом. Турция же пытается играть с Востоком и с Западом. Когда они ссорятся с Западом, они заявляют, что дружат с Востоком. Когда с Востоком не получается, они апеллируют к Западу. Турки все время так играли, но сейчас этот люфт стал более жестким», – подчеркнул тюрколог.

Да и российско-турецкие противоречия никуда не делись, отметил в свою очередь Балмасов. Это касается и попыток Турции использовать крымских татар в качестве своего инструмента, и разногласий по Сирии, и столкновения интересов на Балканах, в Абхазии, перечисляет эксперт. Давление со стороны США и ЕС подталкивает Россию и Турцию к сотрудничеству, «но это «дружба против кого-то», не особо глубокая», резюмировал эксперт.


Источник