Могильные черви российского телевидения

Платон Беседин

7 декабря 2018 г. 15:20:48

План ясен: превратить людей России в свиней.

Мария Шукшина сказала, что необходимо закрыть программу Андрея Малахова. И это, на самом деле, правильная, серьёзная вещь. Однако отнеслись к ней как к ещё одному информационному писку в медиагуле. Но откровенно: сохранить здравый смысл россиян, их душевное равновесие можно, действительно, только закрыв эти отвратные ток-шоу. Ибо барометр мерзости на них зашкаливает и готов взорваться, а мы всё больше превращаемся в Джека Торранса, бегающего по отелю «Оверлук» с топором.

Как в фильмах-катастрофах: дамбу прорвало — и льются грязевые потоки, уничтожая дома, людей. Всё обращается в грязь. Но в фильмах, как правило, есть хеппи-энд. Грязь заканчивается. Однако не в жизни, не в этой матрице. Тут грязь бесконечна: она льётся и льётся с нашего телевидения.

В своё время футбольный тренер Анатолий Бышовец изрёк: «Нет предела человеческой мерзости». Да, особенно, если перед тобой уже не люди, а биороботы хайпа. Они хотят поднимать рейтинги, они хотят ковать бабло — раскалённое, огненное, как геенна.

Умер великий актёр Николай Караченцов. Большая жизнь, нелёгкая смерть. И надо бы по-хорошему проводить его в последний путь, почтить светлую память. Если не добрые слова говорить, то хотя бы не лить грязь. А не получается.

Как только умер Караченцов, ему устроили проводы на телевидении. Странная вдова, пьющая шампанское. Сальные истории. Омерзительные подробности. Но и этого оказалось мало. Прошло чуть больше месяца — и в «Пусть говорят» решили обсудить любовниц Караченцова. Представили его кем-то вроде Харви Вайнштейна. Первый канал, прайм-тайм.

Не знаю, каким человеком был Николай Караченцов. Сколько имел любовниц, имел ли их вообще. Это не важно, на самом деле. Особенно сейчас, когда он отошёл в мир иной. Ведь есть уважение, есть память — и есть честь. Но беда в том, что продюсеры всех этих ток-шоу не знают таких слов. Они вычеркнули их, заодно растворив в кислоте совесть. Превратившиеся в жирных могильных червей, которые лезут и лезут под крышки гроба.

Дело ведь не только в Караченцове. Суть в том, что за федеральные деньги в прайм-тайм раз за разом уничижаются народное достоинство и память. Мракобесные ведущие и гости топчутся на могилах наших героев, предков и получают от этого кайф и деньги. Всякий раз нам пытаются внушить, что мы не народ, не люди, а быдло. Странное развлечение: превращать людей в свиней за их же деньги.

Сколько ещё это будет продолжаться? Нам говорят, что вокруг много угроз, что Россия — в кольце неприятелей. Но враг-то давно за воротами. Враг оккупировал Большое Око и гонит оттуда грязь, доказывая, что мы не люди, а свиньи. Помните, была такая фраза в «Дураке» Юрия Быкова: «Неужели ты не понимаешь, что мы живём как свиньи и дохнем как свиньи только потому, что мы друг другу никто?» Именно так: нас убеждают, что мы никто. Во всех смыслах.

Раньше я гадал, что это — глупость или диверсия? Или всё вместе? Полагаю, что это диверсия. Сознательная. И причина у неё одна: для тех, кто ходит по останкинским кабинетам, по чиновничьим замкам, остальной народ — никто. Они биомасса, которой надо управлять, которую надо оболванить и превратить в свиней, чтобы высосать последние мозги и деньги. Могильные черви, паразиты, питающиеся за наш счёт. Когда эта страна окончательно крякнется из-за таких вот телешоу, они первыми уползут на Запад, где уже купили себе особнячки и флэты, конвертировав грязь в деньги.

Нам намеренно показывают образ скота, снова и снова. Чтоб вдалбливать, как сваю: в России нет нормальных людей. Вы сомневаетесь? Мы вам докажем, только не переключайте канал.

И я думаю вот о чём. В больнице мне делает капельницы медсестра — чистая Ася, типаж тургеневской девушки. Она воспитывает ребёнка, живёт с мужем, но ещё она старается помочь больным не только физически, но и духовно. Лишний раз накроет одеялом, скажет доброе слово, проявит заботу. Ей за это не платят. Наоборот — остальной персонал всякий раз делает её виноватой. Но пациенты её обожают. Особенно пожилые люди, на которым всем чхать. А медсестра — её зовут Оля — говорит с ними, успокаивает, приносит еду, чай. Помогает.

Нормальная девушка. Таких девушек, таких Ась, в России — тысячи. Но вам никогда не расскажут об этом. Ни Малахов, ни Борисов, ни любой другой червь не пригласит их в эфир, забитый шлюхами и хабалками. Потому что нельзя говорить, показывать, что в России есть нормальные люди. Добрые, порядочные, отзывчивые. Нормальным людям нет места на российском телевидении.

Для чего показывать медсестру, если выйдет очередная условная Боня, ругнётся матом, покажет грудь, скажет мерзость? Будьте как она, но не как медсестра. Потому что медсестёр не показывают в прайм-тайм. А вот шлюхам и хабалкам там — самое место.

Да, это заговор. Это телевидение Тысячи холмов, где воспитывают ненависть к другому, к другим — к нормальным людям, тем, кто ещё сохраняет признаки человечности. Их не должно быть ни на экране, ни вне его. Пусть говорят мрази, пусть копошатся черви.

И мы понимаем всё это. Говорим, кричим, возмущаемся. Но что толку? Им дали на это право. Дали патент на превращение людей в свиней. Но один вопрос: не боятся ли они, что когда-нибудь, согласно их плану, свиней станет больше, чем нормальных людей, и они превратят страну в хлев, а после и в скотобойню? Или, собственно, в этом кроется план?

От современного российского телевидения сегодня не просто тошно, нет. Оно распространяет трупный яд, умерщвляющий плоть и душу. Это шабаш кощунников, еретиков и мерзавцев, которые оскверняют нашу память, съедают наши мозги и зомбируют наши души, чтобы дать могильным червям лакомство.

В фильме их бы раздавили ногами, но там есть хеппи-энд. А в жизни? Как с ними бороться в жизни, чтобы однажды и самому не произнести «хрю-хрю»?


Источник