Ведущая атомная держава Земли начала распродажу и сходит со сцены

Сергей Савчук

6 декабря 2018 г. 11:11:26

На фоне "майдана" желтых жилеток в центре Парижа практически незамеченной прошла еще одна важная новость. А именно: заявление президента Франции о том, что его страна собирается закрыть более десятка атомных энергоблоков и сконцентрироваться на зеленой энергетике. Попробуем разобраться, что лежит за словами господина Макрона и как это может повлиять на Россию, которая весьма сильно завязана на европейский энергетический рынок.

Французское издание Le Figaro сообщило, что 27 ноября Макрон представил обновленную государственную экологическую стратегию. В частности, в ней глава государства озвучил планы правительства по выводу из эксплуатации к 2035 году сразу 14 атомных реакторов. Оговоримся, что это далеко не первое подобное заявление. Летом 2018 года аналогичные тезисы в эфире одного из французских телеканалов уже озвучивал министр комплексных экологических преобразований Николя Юло.

…Франция (без всякого сарказма) — одна из ведущих энергетических держав мира. Более того, это одно из самых "атомных" государств. В ее пределах одновременно работают 58 атомных реакторов — и по этому показателю республика уступает только Соединённым штатам. Но если в США доля атомной энергетики уже не первое десятилетие держится в районе двадцати процентов, то во Франции мирный атом обеспечивает титанические 71,5% от общего объема генерации. Зарубежные источники сообщают нам, что в год Франция производит 557 ТВт-часов электроэнергии. Несложно подсчитать, что на атомный сектор приходится почти 390 ТВт-часов. Просто для понимания и сравнения: в России по состоянию на сегодня трудятся 35 реакторов, которые направляют в потребительский сектор 190 ТВт-часов, а доля российских АЭС составляет около 18%.

Скрытые причины, которые заставили французских руководителей сформировать экологическую стратегию так, как они это сделали, возможно, в следующем.

Франция обладает полным спектром производственных мощностей, от добычи урана до строительства энергоблоков. Французы используют реакторы и сопутствующую инфраструктуру исключительно собственного производства. Да, главный производитель, компания Orano (бывшая AREVA), за последние семь лет не выиграла ни одного тендера, да и постройка АЭС Олкилуото бесконечно переносится, но французы все равно успешно построили и запустили немало реакторов далеко за пределами своей страны.

Так вот: вполне возможно, что заявления господина Макрона в том числе связаны и с крайне сомнительной покупкой американской General Electric гиганта тяжелого машиностроения, компании Alstom. Именно Alstom производила турбины Arabelle, которыми укомплектованы все французские АЭС по всему миру. Эммануэль Макрон в свою бытность секретарем аппарата президента, скажем так, не противился агрессивному поглощению Alstom. Сегодня уже у самой General Electric дела идут не очень, СМИ массово обсуждают ее возможное банкротство. Еще одной возможной причиной является то, что компания Orano отказалась от дальнейшей разработки оборудования для атомных станций и с 2017 года сконцентрировалась исключительно на обеспечении ядерного топливного цикла. По сути, французы повторили путь британцев, которые знают все про эксплуатацию и утилизацию ОЯТ, но сами построить АЭС не могут.

Слова господина Макрона можно было бы привязать к плановому выводу из эксплуатации целого ряда атомных электростанций. Еще Франсуа Олланд в пору президентской гонки обещал непременно закрыть АЭС Фессенхайм, запущенную в 1977 году. Сегодня во главе властной пирамиды стоит уже другой президент, но проблема этих двух энергоблоков так и не решена. Президент под давлением зеленых принимает решение окончательно ее остановить, Министерство энергетики через суд отменяет его до момента ввода замещающих мощностей на АЭС Фламанвилл. Последнюю всё никак не запустят, а для полноты картины еще и сотрудники с Фессенхайм устраивают забастовки и требуют сохранить станцию и рабочие места. Такое вот разноцветное лоскутное одеяло. Что касается остальных станций, то в "расстрельный список", скорее всего, попали и прочие "старички" французской энергетики — станции Сен-Вюльба, Гравлин, Дампьен-ан-Бюрли и прочие. Поскольку нигде не указывается, какие именно станции будут выводиться, попробуем теоретически прикинуть, о каких потерях генерирующего сектора может идти речь.

На всех старых станциях, потенциально пригодных к выводу, стоят французские водо-водяные реакторы типа PWR. Средняя мощность такого реактора лежит в пределах 880-900 мегаватт. Вооружаемся калькулятором и узнаем, что если слова Эммануэля Макрона имеют под собой реальные планы, то Франция через семь лет может потерять около 12 гигаватт производственной мощности. Заявляется, что делается это "в целях борьбы с зависимостью от нефти и газа, а также перехода на перспективные возобновляемые источники энергии". Более того, правительство ежегодно субсидирует зеленый сектор энергетики в объеме трех миллиардов евро, ожидается, что инвестиции будут расти параллельно с отказом от атома и достигнут в ближайшей перспективе восьми миллиардов. Мы ничего не имеем против ВИЭ, но на сегодняшний день весь этот сектор весьма нестабилен, убыточен и имеет нулевые возможности маневрирования. Если совсем просто, то солнечные панели бесполезны ночью и в туман, ветряки не крутятся в штиль, а пеллеты имеют теплоту сгорания гораздо ниже даже примитивного угля.

Отдельно добавим, что текущий le maidan во Франции направлен не только против экономических реформ правительства, одним из требований является недопущение роста тарифов на электроэнергию. Факт, который тщательно скрывают российские либералы и прочие ревнители западного мира — сегодня один киловатт-час электричества во Франции стоит 0,18 евро, или 14 рублей (при средней зарплате 2200 евро). Скажем прямо: цена немалая, с учетом количества АЭС в стране, ведь атомная генерация на порядок дешевле любого своего "коллеги". Для сравнения: в России его стоимость 2,9 рубля. Ладно, бог с ним, с населением, но ведь Франция энергоизбыточная страна. Ежегодно в бюджет поступает около трех миллиардов евро от экспорта электричества, которое уходит в Швейцарию, Испанию, Италию и страны Бенилюкса. Закрытие АЭС хорошо если просто обнулит эту статью дохода, а не заведет в минус.

Можно добавить, что и Макрон, и Юло также заявили и о полном отказе от угля. Заявлено, что к 2020 году Франция закроет все свои угольные ТЭС. Всего их осталось четыре: Provence, Porcheville, Le Havre и Cordemais. Их закрытие — это еще минус 6,3 гигаватта. С учетом того, что население Франции медленно, но растет, а промышленность не демонстрирует признаков скорой смерти, все описанное выше звучит крайне странно и алогично. Впрочем, если вспомнить, что министр Николя Юло — бывший телеведущий и активный лоббист зеленой энергетики, многое станет понятнее.

Мы не будем делать тут жутких прогнозов относительно Франции и ее энергетики. Следующие президентские выборы во Франции состоятся аккурат в 2022 году, когда со сцены должен окончательно сойти уголь и частично атом. Учитывая печальную для французских президентов тенденцию "одного срока", говорить господин Макрон сегодня может что угодно. С высокой долей вероятности реализовывать данную программу (или разгребать ее последствия) придется уже совсем другим людям.

…Между тем российские угольщики по результатам 2018 года отчитались о росте производства на 5,8%. Говорят, что и "Северный поток" работает с максимальной нагрузкой.


Источник