Россия из Сирии "уходит", военные - остаются

Руслан Хубиев

13 декабря 2017 г. 21:36:21

Боевая задача – это четкий приказ. А целевым указанием для участия российских вооруженных сил в операции было уничтожение конкретных вооруженных террористических формирований. Сегодня структурированный террор в Сирии по большей части уничтожен, их разрозненные группировки загнаны в подполье, выдавлены из страны, или окружены в котлах соответствующим контингентом. Остальная часть гарантированно подавляется сирийскими войсками, авиацией страны, или региональными союзниками. Таким образом, с военной точки зрения вывод войск вполне очевиден и к тому же производится не в первый раз.

Фактически, Россия говорит «да» - мы непримиримо боремся с мировым терроризмом, и наглядно продемонстрировали, что способны на исключительный результат. Однако, «нет» - Москва не будет втягиваться во внутрисирийские гражданские конфликты и не станет своими руками уничтожать оставшиеся отряды, так называемой «оппозиции». Россия выступает за формат двусторонних переговоров и даже создала для этого соответствующие форматы в Сочи и Анкаре. К тому же, ВС РФ действуют в Сирии в рамках выданного Дамаском мандата «по совместной деятельности против объединенного терроризма» и выходить за его рамки пока не планирует.

Расширение действий российских воинских частей на группировки, присоединившиеся к «перемирию», и к тому же не имеющих единого международного террористического статуса, не выгодно для нас как минимум на данном этапе. Страны Персидского залива, Большого Запада и даже Азии относятся к ним, по меньшей мере неоднозначно. А уникальность российского положения в регионе как раз и состоит в том, что Москва имеет хорошие отношения буквально со всеми прилегающими соседями, и портить этот статус, означает собственными руками отменять не только их нейтралитет, но и растущее доверие. Не выгодно это и в виду открывшейся благодаря Дональду Трампу политической перспективе, поскольку в результате его талантливого пиар-проекта «гипотетический Иерусалим» от Израиля и Америки уже отворачивается существенная часть арабского населения.

И тем не менее это не означает, что в военной плоскости Россия пускает все на самотек. Этот нетривиальный сигнал был однозначно послан и всей воинствующей сирийской оппозиции. Владимир Путин не случайно выбрал местом проведения своего серьезного выступления российскую авиабазу «Хмеймим». На ней он четко указал, что если кто-то (из тех или иных согласившихся ранее на примирение представителей) затеет обострение или захочет воспользоваться изменившимся положением дел, Россия «нанесет по ним такие удары, которых они еще пока и не видели». И это действительно так. Из Сирии «уходит» лишь «фронтовая» часть российской военной группировки — а именно та, которая непосредственно отвечала за участие в боевых действиях против боевиков. Однако вместе с тем, на территории САР по-прежнему остаются две полноразмерные российские военные базы со всеми соответствующими авиационными, морскими, и тактическими контингентами вооруженных сил. Более того, так называемые «умеренная оппозиция» прекрасно знает, что большая ее часть проходит в сводках российского Генштаба, не только как «вооруженные оппозиционные круги», но и как «условно террористические формирования». И что этот статус в конечном счете зависит исключительно от их дальнейших шагов.

Таким образом, Россия выполнила основные боевые задачи по уничтожению в Сирии боевиков ИГИЛ (организация, деятельность которой в России запрещена), в результате чего и выводит соответствующие контингенты. Однако вместе с тем, на территории страны сохраняется достаточный воинский потенциал, способный не только сохранить темпы ликвидации оставшихся очагов терроризма, но и сократить излишний пыл любых желающих представителей «умеренной» стороны отказаться от взятых на себя обязательств.

Руслан Хубиев (RoSsi BaRBeRa), специально для ИА REX


Источник







comments powered by HyperComments