Хлебное могущество «раздавленной» Москвы: почему США проиграли России пшеничную войну

14 ноября 2017 г. 13:13:30

Очередная новая «русская угроза», по мнению Вашингтона, заключается в том, что российские производители пшеницы существенно потеснили позиции американских фермеров на мировом рынке. Попросту – лишили их «хлебной темы». Нынешний урожай в России вообще стал рекордным, в том числе и по экспорту.

Слоган: «Будет хлеб, будет и песня», хорошо известен еще с советских времен. С зерновыми тогда, в том числе с озимыми и яровыми сортами пшеницы, было всё куда как отлично. В закрома Родины хлебные запасы текли рекой. Лидировала «всесоюзная житница» – Украина, не отставали Кубань, Алтай, Казахстан. Урожай пшеницы собирали в Белоруссии и Прибалтике, разве что в Якутии хлебушек не выращивали – компенсировали добычей алмазов и золота. Впрочем, и пшеница сопоставима с золотым запасом страны, причем едва ли не в большей степени. Без украшений прожить можно, а вот без хлебушка, ну, совсем никак.

После распада Советского Союза было не до хлебных нив – делили нефть, газ, прочие недра, в цене был лес, который за бесценок уходил в Китай и Финляндию. Россию раздербанивали по полной программе, на аграрный сектор никто не обращал внимания – колхозы развалились, фермерские хозяйства не появились. И в какой-то момент выяснилось, что по сусекам даже на колобок уже нельзя муки наскрести! Россия осталась без хлебушка и была вынуждена закупать пшеницу из-за границы, в том числе из США, чьи фермеры просто жирели на таких поставках. Нонсенс – в некогда богатую хлебом страну, которая кормила им едва ли не полмира на протяжении столетий, пшеницу везли из-за океана пароходами. Цена была на уровне жемчуга!

«Хлеб – это стратегический запас, это гарантия безопасности любой страны и возможность получения существенных прибылей, – говорит директор Центра анализа стратегических технологий Руслан Пухов. – Вспомним историю, когда еще во время царской императорской России, тогда еще глубоко аграрная страна не зависела ни от какой иностранной валюты. Ни доллар Северо-Американских штатов Америки, ни французский франк, ни немецкая марка не могли даже близко тягаться с российским рублем, когда купчишка средней руки с берегов Волги мог себе позволить поехать кутить в Париж. Нефть тогда еще не стала «черным золотом», металлургическая промышленность не удовлетворяла даже внутренние потребности России, а вот хлеб был в большой цене. Еще молочная продукция – творог и сметана из Псковской области поставлялись в Европу, а еще в скандинавские страны.

Россия всегда держалась на хлебе, а его отсутствие, в силу неурожаев, а чаще войн и внутренних катаклизмов, вызывали бунты и голод. Стратегический запас, который сейчас находится в ведении «Госрезерва», обязан быть полон под самую крышку. А вот излишки можно и продавать. И это уже инструмент экономического и, как вытекающая составляющая, политического влияния в мировой политике. Курс нефти вроде в большей степени на слуху, но он зависит от многих факторов, связанных с его добычей. Хлеб же нельзя качать из под земли, его надо выращивать, в него нужно вкладываться в большей степени. Нефть можно найти хоть на Северном полюсе, пшеница же растет далеко не в каждом регионе планеты. Россия, как одна из нефтедобывающих стран, к счастью не забыла и про хлеб, которым сегодня с успехом торгует и фактически диктует правила на этом рынке».

83 миллиона тон пшеницы, которую по предварительным прогнозам собрала за нынешний сезон Россия (вероятно, что и больше), закрепили положение нашей страны, как сельскохозяйственной сверхдержавы, что усилило давление на американских фермеров, которые в 2017 году собрали самый низкий урожай за последние годы. На Чикагской бирже цены на пшеницу упали на 25 процентов – это полный провал в сельскохозяйственном секторе США. Без хлеба сами Штаты, конечно, не останутся, но вот продавать эту продукцию за границу они уже в прежних объемах не в состоянии (из прежних 50 процентов экспорта США сейчас в лучшем случае вытянут на 15 процентов). Понятно, кто заполнит этот вакуум – Россия смогла стать главным мировым экспортером пшеницы.

«Традиционно считалось, что основным поставщиком пшеницы в советские времена была именно Украина, и в этом не было особого преувеличения, – говорит медиаконсультант Александр Зимовский. – Южно-русские просторы были щедры на хлеб, но они были не единственными поставщиками зерна в закрома Родины. Сейчас украинская пшеница ровным счетом ничего не имеет в аграрном секторе России и в любом «кирпичике» черного или батоне белого вы не найдете импортного компонента. У нас теперь свои лидеры по урожайности. Традиционно лидирует Краснодарский край, который собирает под 60 центнеров с гектара. Далее следует республика Адыгея, Белгородская область, Ставропольский край, Курская, Липецкая, Ростовская и Воронежская области. Хорошие показатели в Карачаево-Черкессии и в Алтайском крае.

Урожай пшеницы в России стабильно растет с 2010 года. Понятно, что не на голом месте, а за счет вливаний в аграрный сектор, в финансирование фермерских хозяйств, которые кровно заинтересованы в повышении урожайности. Это видно осязаемо – сейчас вместо заброшенных еще не так давно земель, колосятся хлеба, конца и края которым не видно. Тут можно поверить даже в то, что здесь булки растут даже на деревьях. Но если серьезно, то можно верить в эффективность восстановления сельского хозяйства в российских регионах, когда выращивать хлеб стало делом не просто почетным, памятуя фразу, что хлеб всему голова, но и весьма прибыльным. Самое главное, что он востребован в любых количествах, причем не только внутри самой страны, но и за ее пределами. Низкий курс рубля здесь сыграл обратный эффект – хлеб за границей предпочитают покупать именно в России. Как говорится, и вкусно, и дешево. И это серьезный удар по американским фермерам, которые привыкли продавать свою пшеницу по заведомо завышенной цене. Вектор изменился – багет теперь предпочитают выпекать из российской муки».

Уповать лишь на урожайность пшеницы в России, естественно, не собираются. И уж тем более давить таким образом на американских фермеров, которых подвела и погода, и общая тенденция к снижению посевных площадей. У нас своя традиция, в которой сквозь века прошла фраза: «Хлеб – всему голова».

Ситуация с возросшим производством пшеницы – лишь отдельный пример в возрождении России. Несмотря на несуразные порой санкции со стороны тех же США, наша страна стремительно возвращается к былому могуществу. Это приходится лишь констатировать по факту существенного преимущества в любой сфере – хоть военной, хоть сельскохозяйственной. Запад, приложивший столько сил, чтобы поставить Россию на колени, всякий раз удивляется её возрастающему влиянию.

Виктор Сокирко


Источник







comments powered by HyperComments