Историк: Главный противник для России — польские, а не американские силы

19 июня 2019 г. 15:13:38

Главный противник для российской армии — это польские, а не американские силы. Такое мнение в интервью Onet.pl высказал польский писатель-историк, автор книги «Польша между сушей и морем. О войне и мире» Яцек Бартосяк.

Комментируя стартегические польско-российские отношения, Бартосяк уподобился президенту Польши Анджею Дуде, который несколько дней назад сделал заявление, осмеянное даже в Польше: «Поляки более смелые, чем русские». Сначала историк заявил, что россияне боятся «сухопутную империю — Речь Посполитую», а затем выдал:

«Главный противник для российской армии — это польские, а не американские силы».

Столь смелое заявление обескуражило даже журналиста, который перепросил: «Вы имеете в виду, что Польша выступает основным фактором, определяющим направление российской стратегической мысли?» Яцек Бартосяк ответил коротко:

— Да.

Эксперт считает, что Россия «стучится в наш дом» потому, что только Польша оказывает «геополитические влияния на Балтийско-Черноморской дуге». По мнению Братосяка, спасти от «агрессии Москвы» может только Белоруссия, находящаяся между странами.

«Белоруссия имеет ключевое значение для нашей безопасности. Мы заинтересованы в том, чтобы она не была вассалом России. Сейчас россияне стучатся в наш дом, дергают за дверную ручку в долине Вислы, а мы боимся, приглашаем союзников, платим за это и утрачиваем способность развиваться в экономическом плане. После 1989 года мы решили, что сможем воспользоваться силой Запада для укрепления наших влияний на востоке, но такая политика не может быть вечной: если США и Европа решат, что Россия нужна им для успешного противостояния Китаю, они пожертвуют нашими интересами», — считает историк.

Бартосяк удивлён позицией официальной Варшавы, которая по-прежнему настаивает на соблюдении прав человека в Белоруссии вместо того, чтобы торговать с Александром Лукашенко. Историк считает ошибкой излишнюю концентрацию на продвижении либеральных, демократических ценностей в Белоруссии в ущерб экономическому сближению.

«Германия с Белоруссией, например, торгует, а почему тогда мы не занимаемся тем же в соответствующем масштабе? Почему мы не обладаем в Белоруссии такими же влияниями, как немцы? Почему именно мы настаиваем на соблюдении прав человека, хотя другие этого не делают?» — задаётся вопросами польский историк.


Источник