Китайская головоломка англосаксов

13 июня 2019 г. 21:40:27

Что задумали Вашингтон и Лондон в отношении Пекина и Москвы.

В борьбе за свою гегемонию Вашингтон не допускает даже мысли о том, что кто-то может проводить независимую экономическую политику. Если же какая-то страна решается на это, то англосаксы делают все, чтобы разрушить ее или подорвать изнутри.

Именно в такой ситуации оказался Китай. С тех пор, как Поднебесная вступила в 1980 году в МВФ, китайское руководство старалось следовать западным установкам. В рамках рекомендаций Международного валютного фонда Народный банк КНР последовательно накапливал американскую валюту и ценные бумаги. При этом количество золота в хранилищах главного учреждения страны оставалось практически неизменным.

Также китайцы выполняли и другие условия Запада. Еще в 1983 году они начали реформу финансовой системы, целью которой было превращение Народного банка КНР в "независимую" структуру. На первом этапе ему запретили кредитование государственных структур, оставив лишь надзорно-эмиссионные функции. С этого момента кредитовать китайские госкомпании стали коммерческие банки. Благодаря акционированию в них зашел западный капитал, который быстро поставил в зависимость рынок кредитования Поднебесной.

Затем Народный банк КНР присоединился к правилам Базельского комитета. Являясь формально государственным, он стал зависеть от "рекомендаций" западных "специалистов".

Наконец, чтобы Китай не вздумал отказаться от этих "рекомендаций", его руководство убедили внести в законодательство принцип международного права. Так международные соглашения получили приоритет перед национальным правом в "Общем положении гражданского права КНР".

В обмен Китай получал щедрые капиталовложения в свою экономику. И все бы ничего, но экономическое развитие Поднебесной привело к созданию среднего класса. Тот, в свою очередь, послужил источником формирования внутреннего рынка. Тогда-то китайские руководители и сообразили, что не обязательно зависеть исключительно от внешних инвестиций. Источником инвестиций может быть не только иностранный капитал, но и накопления собственных граждан. С этого момента китайские лидеры провозгласили политику "опоры на собственные силы", т. е. активного развития внутреннего рынка в качестве основы экономического роста. Как следствие, КНР стала все меньше и меньше зависеть от Запада.

Больше того, китайские лидеры сочли для себя необязательным выполнять прежние условия западного кредитования. Прежде всего речь шла об обязательстве накапливать в своем центробанке американские доллары и долговые обязательства. Начиная с конца 2014 года Народный банк Китая стал сокращать свои долларовые резервы. К началу 2017 года он уменьшил их с рекордной суммы в 4 триллиона до 3 триллионов.

Это стало серьезной проблемой для Соединенных Штатов. Ведь Китай был крупнейшим держателем печатной продукции ФРС. Перед угрозой потери сверхприбылей западные кланы охватила паника, переросшая в приступы синофобии. Новоизбранный президент Трамп даже объявил Поднебесную "главным геополитическим врагом" и внес ее в черный список "угроз национальной безопасности США".

Но такое давление лишь усилило стремление китайцев поскорее выйти из-под опеки англосаксов. Настолько, что они стали постепенно устранять из собственного законодательства нормы, предполагающие западный контроль.

В этой ситуации англосаксам не оставалось ничего иного, как прибегнуть к старому испытанному способу устранения конкурентов. Сначала соперников сближают друг с другом, затем поощряют противоречия и, наконец, провоцируют конфликт.

Это и можно наблюдать на примере российско-китайских отношений. Своим давлением США усиленно толкают Пекин и Москву в объятия друг друга. Тем самым фактически содействуют формированию между ними единого торгового пространства. При этом с помощью различных некоммерческих структур ведут активную работу по усилению националистических настроений по обе стороны российско-китайской границы.

В этом контексте интересным является такой факт. На протяжении предыдущих десятилетий западные юристы то и дело направляли китайскому руководству свои "рекомендации" по "совершенствованию" законодательства КНР. Все эти "предложения" имели целью обеспечить конкурентные преимущества англосакскому капиталу в Китае. При этом ни в одной из этих "рекомендаций" не было ничего об изменении преамбулы китайского основного закона. В этой преамбуле КНР фактически признавала нелегитимными все международные соглашения за период с 1840-го по 1949-й годы. Значительная часть этих договоров была подписана с Западом. Поэтому Запад должен быть заинтересован в отмене положения о нелегитимном характере этих соглашений. Но все дело в том, что в этот же период Россия юридически закрепила за собой Забайкалье и Приморье. Таким образом, положения китайской конституции были направлены и против нее. Они ставили под сомнение территориальную принадлежность российского Дальнего Востока.

На Западе прекрасно понимали, что рано или поздно это положение основного закона КНР можно было использовать. Для этого надо было спровоцировать националистические настроения по обе стороны российско-китайской границы, чтобы затем подтолкнуть китайских политиков вспомнить о собственных претензиях, заложенных в конституции.

В этом контексте хотели бы еще раз напомнить: раз Вашингтон и Лондон ничего не предпринимают, чтобы Пекин и Москва сближались друг с другом, значит, что-то задумали. Нельзя верить англосаксам!


Источник