Нужна ли России монархия?

Александр Халдей

14 октября 2019 г. 18:40:52

Самый поверхностный анализ истории длительного существования монархии, как в России, так и во всём мире, показывает, что монархия ни одной вышеназванной проблемы не решает. Образ монархии как большой семьи, где руководимый Богом Отец заботится обо всей семье, находясь в равной независимости от всех своих домочадцев, разбивается о камни действительности, как деревянный кораблик о скалу.

Многие искренние патриоты России в процессе своей духовной эволюции и поисках путей возрождения и сохранения суверенитета Отечества приходят к убеждению, что для этой цели лучше всего подходит монархия.

Образ идеальной монархии канонизирован во многих литературных и философских трудах монархистов, рисуя картину торжества царства справедливости, независимости и высокой религиозной нравственности. Многие известные политики и деятели культуры находятся сейчас под обаянием этого светлого монархического мифа, такого же светлого, как миф о коммунизме или миф о демократии.

Однако так ли это, действительно ли монархия является гарантией суверенного формирования Верховной власти и насаждаемых ею порядков? И, как следствие, сохранения самобытности жизни народа и самых его священных традиций и обычаев? Способна ли монархия решить те вопросы, которые являются нерешаемыми для либеральной демократии или для пролетарской диктатуры?

Самый поверхностный анализ истории длительного существования монархии, как в России, так и во всём мире, показывает, что монархия ни одной вышеназванной проблемы не решает. Образ монархии как большой семьи, где руководимый Богом Отец заботится обо всей семье, находясь в равной независимости от всех своих домочадцев, разбивается о камни действительности, как деревянный кораблик о скалу. Вот несколько подтверждений такому утверждению.

Даже самый самодержавный и суверенный монарх может стать инициатором антинациональной политики. И никакое дворянство не удержит его от этого действия. Пример — сын Павла I Александр I. Обстоятельства его воцарения сделали его заложником английских внешнеполитических интересов. Он вернул войска из Индии, не пошёл на союз с Наполеоном против Пруссии, в результате чего возникла единая Германия, принесшая нам столько бед и до сих пор являющаяся одним из наших главных геополитических врагов, несмотря ни на какую торговлю.

Джордж Доу. Портрет Александра I (фрагмент). 1826

Кутузов предлагал не добивать Наполеона, остановив армию на границе России. Это сохраняло бы главного врага Англии и ставило Россию в чрезвычайно выгодное положение. Но царь отверг это предложение, и мы до сих пор гордимся казаками в Париже. Вовсе не понимая, что это было попадание в ловушку, которая в виде усилившейся Англии принесла нам намного больше бед, чем если бы этого не случилось.

Лучшей политикой России было бы всемерно сохранять и пестовать главных врагов Англии. Вместо этого Россия всегда оказывалась в лагере английских союзников. И всегда это в итоге оказывалось причиной величайших катастроф России. Это первый довод против мифа о том, что монархия — это гарантия сохранения национальных интересов страны.

Монархия не способствует формированию национально ориентированного правящего класса. Дворянство России было насквозь компрадорским, оно даже не говорило по-русски, с детства зная французский лучше русского и думая на французском. Лев Толстой описал это прекрасным примером, когда Пьер Безухов попадает во французский плен, но француз не верит, что Пьер — русский. Так безупречен его французский язык.

Преклонение перед Западом было главной чертой русской аристократии и правящего политического класса на протяжении всей эпохи Романовых. Все, кто шёл наперекор этому течению, были «белыми воронами» и в лучшем случае имели репутацию чудаков. Франкмасонство глубоко проникло в среду русской аристократии, и даже многие цари сами были масонами. А те, кто решили масонство запретить, не смогли в реальности этого сделать. О каком суверенитете можно говорить в этом случае? Это второй аргумент против монархии.

Пьер Безухов

Цитата из к/ф «Война и мир». реж. Сергей Бондарчук. 1965. СССР

В современном мире, где товарно-денежные отношения достигли высшей стадии развития, все монархи стали зависимы от финансистов. А так как мир финансов англоцентричен, то мировая финансовая власть, существующая в виде пирамиды, легко подчиняет себе любую монархию, превращая её в ширму для профанов. Все монархии служат крупному капиталу и никакой суверенности, кроме формальной, не имеют. Это третий аргумент против монархии как формы обеспечения суверенитета.

В мире капитализма главенствует требование наличия множества социальных лифтов для тех, кто способен к развитию. Жёсткая сословная структура монархического общества сдерживает социальную динамику, искусственно консервируя архаичные формы общественных отношений, которые выливаются в глубокую экономическую отсталость и идеологическую вторичность. Монархия соответствует феодальному укладу и не может жить при капитализме. Именно поэтому капитализм взрывает монархию, и это четвёртый аргумент против неё.

Монархия лучше, чем либеральная демократия, приводит общество к социальной революции, в результате которой не только рушится всякая государственность народа, но и к власти приходят силы, ставящие целью ещё более жёсткую социальную практику, чем было при монархи. Это или коммунизм, или фашизм. И то, и другое — идеократические политические режимы вождистского типа, когда в правящем слое выделяется узкая группа с диктаторскими полномочиями, и она постепенно вырождается в ту же прежнюю аристократию.

Борис Кустодиев. Октябрь в Петрограде. 1927

При этом все внешние формы монархического правления под другими названиями сохраняются, воспроизводятся и принимаются обществом. Деградация практики такого режима приводит к эрозии его идеологии, в результате чего в экономике углубляется кризис, а страна попадает под внешнее управление. Такова эволюция монархии, и это надо понимать и уметь видеть. И это пятый аргумент против монархии.

Всякая монархия бывает или выборной, или наследуемой. Выборная монархия приводит к всевластию аристократии, что уже опровергает идею суверенитета монарха. При выборной монархии суверенна аристократия, а не монарх. При наследуемой монархии мы попадаем во власть случая, случайности рождения.

Если монарх окажется умным — повезло, а если глупым — не повезло. В таком случае управляемый извне суверенный наследственный самодержец либо приведёт страну к катастрофе, либо спровоцирует заговор и восстание части аристократии. Встав на почву монархического принципа, мы отдаём себя во власть случайных и неуправляемых процессов, что в условиях развитых товарно-денежных отношений является гарантией социальной катастрофы. И это шестой аргумент против монархии.

Николай II

Мы вовсе не касались темы влияния монархии на религиозность общества. Однако история показывает, что и тут монархия совершено не гарантирует высокой нравственности и защиты религии от деградации её институтов. Напротив, монархия всемерно этой деградации способствует, торя дорогу либеральному атеизму и тёмным оккультным практикам. И это седьмой аргумент против монархии.

В принципе, этого достаточно для подтверждения тезиса, что монархический миф не имеет ничего общего с монархической практикой. Как не имеет ничего общего с практикой миф коммунистический и миф либеральный. Националистический миф тоже надо отнести сюда же. Не существует тождества между теоретической моделью и её практическим воплощением. Любая форма правления имеет свойство деградировать и на практике воплощаться в самые тёмные и непредвиденные форматы.

Так, что бы мы ни делали, любая форма правления, так или иначе, приводит к торжеству мещанства над всеми прочими классами и сословиями. Мещанство победило феодальную аристократию, оно победило коммунизм, превратив коммунистов в мещан. Самое главное, что мещанство победило и буржуазию. Именно буржуазия служит сейчас не себе, а мещанству, следуя за его вкусами, удовлетворяя его потребности и борясь на выборах за его симпатии.

Тему торжества мещанства поднимал Маркс, но это не было его главной темой. Главной темой Маркса было царство свободы, понимаемой не как буржуазная либеральная вседозволенность, а как свобода самовыражения каждого индивида, его независимость от социальных условий.

Карл Маркс

Коммунистическая практика, налегая на диктатуру пролетариата и на последующие концепции господства государства над личностью, далеко отошла от разработки темы свободы в её марксовом понимании, подменив её энгельсовской трактовкой примата материи над духом. То, что Маркс понимал тему несколько иначе, чем Энгельс, сейчас подметил только Сергей Кургинян, вернув дискурс левых к переосмыслению некоторых базовых парадигм. Кроме него, этим осмыслением больше никто не занимается.

Но так или иначе видно, что не существует идеальных политических систем, и монархия — лишь одна из них. И нет смысла вменять миф в качестве реальности. Следует исходить из сложившихся в исторической практике каждой страны реалий, имеющегося исторического опыта.

Те практики, которые не решили проблем своего времени, не стоит возвращать. Как говорится, покойника два раза в дом не носят. Его торжественно хоронят и ставят на могиле памятник. А на практике всегда методом проб и ошибок ищут путей решения нерешённых в прошлом задач. И другого пути у несовершенного человечества не существует.


Источник