Белорусский выбор МВФ

29 ноября 2016 г. 14:14:58

С 2011 года официальный Минск добивается получения финансовой помощи МВФ. За это время в Белоруссии наступил новый кризис, который руководство республики традиционно официально не признаёт. Белоруссии снова нужны деньги, много и срочно.

МВФ может выделить $3 млрд «длинных» денег под комфортный процент (чуть больше 2% годовых), но не выделяет. Не потому, что правительство Белоруссии не погасило или плохо обслуживало предыдущий кредит.

«31 марта 2015 г. Республика Беларусь во исполнение своих обязательств по кредиту «стэнд-бай» МВФ осуществила погашение последней части основного долга в размере 54,7 млн. СДР (эквивалентно 75,9 млн долл. США). Таким образом, республика полностью исполнила свои обязательства перед МВФ», — проинформировал 31 марта Минфин РБ.

Кредитование по программе МВФ stand-by в размере $3,5 млрд Белоруссия получила с января 2009 года по апрель 2010 года под проведение реформ. В оценках выполненного стороны разошлись. В фонде было принято принципиальное решение больше денег официальному Минску под обещания не выделять.

МВФ вполне ясно и неоднократно озвучил свою позицию по выделению очередной финансовой помощи: руководство республики начинает преобразования в соответствии с рекомендациями фонда и только после этого получает деньги. Учитывая опыт выделения предыдущего кредита, обещания, заверения, клятвы и прочие слова не являются достаточным основанием, только дела.

Такой подход откровенно разозлил руководство Белоруссии, о чём с 2011 года в прессе было немало соответствующих заявлений Александра Лукашенко, председателей Совмина и Нацбанка, а также других официальных лиц и придворных политологов. На позицию МВФ это никак не повлияло.

В начале ноября Минск посетила техническая миссия МВФ, оценивавшая состояние белорусской экономики, чему в «либеральном крыле» руководства республики были рады. К этому времени была достигнута договорённость о формате потенциально возможного кредитования — в рамках новой страновой программы, а также состоялось «шоковое» повышение тарифов ЖКХ, призванное ослабить пресловутое перекрёстное субсидирование.

Миссия МВФ изучила состояние госсектора белорусской экономики и, судя по просочившейся в прессу информации, рекомендовала правительству Белоруссии принципиально изменить систему управления госпредприятиями. В частности, предложено выработать единую систему управления госактивами и переподчинить их Госкомимуществу, ослабив влияние Минпрома, а также других министерств и ведомств. Причём сроки фигурируют авральные – 2017 год. Нечто подобное было реализовано в России периода «лихих девяностых» деятелями вроде Анатолия Чубайса – последствия погрома промышленности и коррупционной «прихватизации» аукаются до сих пор.

Нынешние рекомендации Белоруссии фактически дополняют прежнюю стратегию МВФ: экономика Белоруссии должна быть подвергнута структурным реформам, что предполагает приватизацию, сокращение вмешательства государства в деятельность субъектов хозяйствования, экономию бюджетных средств и так далее. Последние рекомендации экспертов фонда направлены на реализацию ряда механизмов, которые, в конечном итоге, сделают белорусскую экономику совершенно другой.

Изменения затронут не только экономическую, но и социальную, и политическую сферы. Отказ от управления субъектами хозяйствования – это вопрос политический, на чём не всегда заостряется внимание. Оно фокусируется на росте безработицы и тарифов, на замораживании реальных доходов и прочих социальных ужасах.

Действительно: МВФ исповедует ницшеанский подход «падающего – толкни». Однако много ли добилось правительство Белоруссии, управляя такими активами, как МЗОР, «Горизонт», лидский «Неман» или могилёвская «Строммашина»? Между прочим, это предприятия-«тысячники», гордость БССР и всего Советского Союза, пресловутое «фамильное серебро» Республики Беларусь. И таких предприятий, обанкротившихся и полумёртвых, слишком много.

СССР строил заводы в БССР, Литовской, Украинской и других союзных республиках не для самообеспечения этих республик, а для работы всего единого народнохозяйственного комплекса. Когда наше государство разрушили, руководители национальных республик откровенно не знали, что делать с этими промышленными гигантами, которые ещё вчера были гордостью и курицами, несущими золотые яйца, после 1991 года превратившимися в чемоданы без ручки. При восстановлении страны кооперационные цепочки восстанавливались и проблемы решались, но ведь Советский Союз разрушал не для того, чтобы собрать снова на новой или иной основе.

Прибалты пошли по самому простому пути, который одобрили советники из МВФ и других западных структур: нет предприятий – нет проблемы. Итог закономерен. В Вильнюсе не осталось ни одного крупного завода, крупнейший работодатель в Литве – сеть гипермаркетов «Максима». Безработица, массовая эмиграция молодёжи, примитивизация общественного сознания – лишь несколько закономерных итогов деиндустриализации.

Белорусскому руководству хватило мудрости и смелости сохранить промышленный потенциал, начать интеграцию с Россией, запустить заводы и загрузить их заказами, обеспечив работой миллионы белорусов, и не только белорусов – также и зарубежные предприятия-смежники. Ещё тогда, в 90-е правительство республики предупреждали: нужна модернизация, техническое и технологическое перевооружение. Но тогда стояла задача «день простоять да ночь продержаться», запустить заводы и дать людям хоть какую работу, и с такой задачей Александр Лукашенко со своей командой успешно справился. Однако долго так продолжаться не могло.

Денег на модернизацию тогда не было, нет их и сейчас. МВФ не даёт деньги на модернизацию промышленности. Ни в одной из стран, где были выполнены рекомендации фонда, промышленность не перешла на новый технологический уклад. МВФ никогда и не ставил задачей помощь в модернизации промышленности. В принципе западные кредиторы не заинтересованы развивать конкурентов западным компаниям в несырьевой сфере.

Опасность деиндустриализации вследствие выполнения рекомендаций МВФ – вот что беспокоит Александра Лукашенко сегодня. Он периодически задаёт вопросы своим советникам и подчинённым из «либерального крыла» о сути структурных реформ, и даже делает это публично, но ни у кого не хватает мужества и честности доступно объяснить ВДЛ, что скрывается за витиеватыми формулировками рекомендаций по форме и ультиматумов по сути.

Не удивительно, что отношение к рекомендациям МВФ у Лукашенко склонно к перемене, как ветер мая. Год назад, за один месяц он сделал несколько противоположных заявлений, не оставивших у фонда сомнений в том, что вопрос о деньгах ещё долго не будет внесён в повестку дня, так как в Минске не определились.

Выступая 6 ноября 2015 года на своей инаугурации, Лукашенко категорически отверг либеральные реформы. Вскоре после этого, встречаясь 17 ноября с главой миссии МВФ Питером Долманом, Лукашенко заявил об отсутствии у него аллергии на рекомендации фонда и обсудил условия открытия новой кредитной линии. При этом фонд ещё не утвердил разработанную в Минске программу, но Лукашенко уже заверял в готовности как можно скорее её выполнить, подчеркнув:

«От этого зависит — мы это понимаем — выживаемость Белоруссии»

Спустя некоторое время риторика изменилась. Так, 3 сентября 21016 года Александр Лукашенко на совещании по вопросам взаимодействия с МВФ заявил о неприемлемости требований фонда, отметив:

«Но цена в $3 млрд совершенно неподъёмная для нас и несправедливая для народа, и перечёркивает ту политику, которую проводили до этого»

21 сентября миссия МВФ распространила заявление с выражением позиции директората фонда, которыйпозитивно оценил реализуемые с 2015 года руководством республики меры по стабилизации экономики и началу проведения структурных реформ. Фонд указал на необходимость провести последовательные и масштабные реформы, призвав «к реализации комплексной стратегии реформ в отношении государственных предприятий с целью повышения их производительности и эффективности, а также уменьшения бюджетных рисков». Призыв был услышан: за 9 месяцев объём господдержки промпредприятиям был сокращён почти в четыре раза.

Делегация Совмина и Нацбанка побывала 5−7 октября в Вашингтоне на осеннем заседании советов управляющих Всемирного банка и МВФ, прибыв оттуда тихо и незаметно – как это и принято в случае зря потраченных средств налогоплательщиков. Тем временем Александр Лукашенко, похоже, окончательно утвердился в мысли о том, что лучше он найдёт кредит дороже, чем найдёт дешевле другой руководитель республики.

После реализации рекомендаций МВФ экономика Белоруссии станет другой и, следовательно, изменится и политическая система. Любящие ссылаться на «дедушку Ленина» не могут не знать известного марксизма: политика есть сконцентрированное выражение экономики.

Изменение политической системы никак не входит в планы нынешнего руководства Белоруссии. Речь не о таких изменениях, как допустить в Нацсобрание парочку псевдооппозиционеров, а о принципиальных, кардинальных переменах — когда, например, сами постановки вопросов о выборности ректоров вузов и градоначальников (сейчас «мэрами» по непониманию называют назначенных председателей исполкомов), или о президентской республике не будут восприниматься как нечто из сферы фантастики.

Нельзя сказать, что МВФ желает Белоруссии зла, добивается свержения «крывавага рэждыма», спит и видит развалины промышленных гигантов, мёртвые моногорода. Ничего личного – только бизнес. МВФ кредитует то, что считает выгодным для себя и своих учредителей, без всяких эмоций, без иррациональной злонамеренности. Право фонда – выдать кредит на своих условиях или не выдать, право обращающегося – взять на себя обязательства по выполнению условий или обратиться к другому потенциальному кредитору. Например, к Ильхаму Алиеву.

Сергей Шиптенко (г.Минск)


Источник





comments powered by HyperComments