Почему в России сильный режим и слабая власть

Александр Халдей

10 января 2017 г. 14:36:26

Почему режим силён.

Потому что он обладает авторитетным лидером в лице Путина, который сумел сохранить и упрочить внутри страны баланс интересов множества кланов, борющихся за власть и влияние. А точнее за бюджет и финансовые потоки. Эти кланы заинтересованы в консервации нынешнего способа правления страной, несмотря на то, что его возможности практически исчерпаны и не несут в себе механизма устойчивого суверенного развития. Экономика по-прежнему строит свои возможности на ценах на нефть, а политический режим зависим от их уровня. При низких нефтяных ценах исполнительная власть не способна решить нарастающий бюджетный кризис регионов, но способна устранить из внутренней политики любого конкурента, способного реально бросить ей вызов и поменять курс. Смены курса нынешняя власть избегает всеми способами, но и отдавать власть не хочет. Политическое пространство заполнено искусственно выведенными фигурами, политиками-фриками, убогими умом и трусливыми духом и в силу этого обстоятельства согласными бесконечно играть роль фальшивой оппозиции - без разницы, системной или несистемной. Разница лишь в том, кто её оплачивает: системную оплачивает сама власть, несистемную - Госдепартамент США и ЦРУ. Но нет и в помине оппозиции, поддерживаемой самим народом и выдвинувшейся благодаря умению выразить реальный классовый интерес масс какого бы то ни было класса: хоть буржуазии, хоть рабочих, хоть крестьян и мелких собственников. Власть в России осуществляет класс высшей и средней бюрократии, сложившийся в эпоху СССР и подмявший под себя и буржуазию, и рабочих, и крестьян. Богатство в России возникает от близости к власти и теряется с удалением от ней, а не является следствием ума, коммерческого таланта или трудовых подвигов. Это говорит о затянувшемся формационном кризисе государства. Все правящие структуры, на которые опирается режим, фиктивны, сознаны ради временной координации и согласования текущих конфликтующих интересов господствующих групп правящего класса чиновников и близкого к ним олигархата и не имеют ни долгосрочных государственных интересов, ни малейшей опоры в массах. Массы спят, а власть и усыновлённая ею и прикормленная оппозиция играют свой пошлый спектакль под названием "Борьба хороших парней с плохими, то есть непонятно кого непонятно с кем за всё хорошее против всего плохого за всеобщий конструктив против всеобщего деструктива". Пока есть в бюджете деньги, такая игра позволяет сохранять текущее положение вещей, но когда деньги заканчиваются, то заканчиваются и возможности.

Пока ситуация позволяет, можно держать общество в усыплённом состоянии, отвлекая его на громкие и успешные внешнеполитические акции от внутренних проблем роста безработицы и цен, нерешённых структурных перекосов, исправлять которые нельзя, потому что власть не может решить проблемы политические. Однако всё это временно и обострение трудностей в экономике ставит режим в опасное положение риска утраты легитимности. Общество не готово к перераспределению власти между соперничающими группами. Президент как фигура компромиссная не может начать борьбу со старым укладом, питающим системных либералов пятой и шестой колонны, потому что общество не готово до конца поддерживать его в этой борьбе, а элиты способны устроить заговор и переворот. Тут кончаются силовые возможности нынешнего политического режима в России (режим - нейтральный технический термин, а не ругательный) и начинаются его слабости и угрозы.

Почему при сильном режиме слаба его власть.

Как это ни звучит парадоксом, но при всей аппаратной силе власть в России слаба. Ситуация напоминает период Октября 17-го, когда большевики скинули тогдашнюю хунту - Временное правительство, а Советы состояли из слабой коалиции из правых и левых эсеров, большевиков, меньшевиков, а анархисты примыкали то к одним, то к другим. Произошедшая в дальнейшем большевизация Советов привела к установлению власти одной группы и подавлению всех прочих, что позволило установить обществу единые цели в виде единой идеологии. Произошла консолидация, которой предшествовало размежевание и физическое устранение оппонентов.

Результатом стала возможность концентрации ресурсов на программе быстрого восстановления управления страной и последующего экономического подъёма.

Нынешнее положение России и её власти есть точная копия возможной ситуации, когда большевики, сохраняя политические возможности своих оппонентов, вошли бы во Вторую мировую войну. Едва ли мы смогли бы тогда победить.

Нынешняя Россия разорвана на неустойчивые идейно-политические кластеры, когда ни один из них не имеет возможности подавить оппонентов. Но при этом каждый продвигает свою идеологию как средство консолидации общества и борьбы за власть. Следствием стала позорная статья 13 п.2. Конституции, гласящая, что "Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной." Это и есть консенсус компрадорских российских элит, зафиксировавших под гарантии США положение, когда запрещено проводить в обществе единую систему ценностей, подавляя оппонентов. То есть невозможна становится внятная артикуляция какой бы то ни было национально ориентированной политики - хоть буржуазной, хоть социалистической, хоть националистической, хоть монархической. То есть в России законодательно запрещена борьба за власть в её естественной и единственно нормальной форме - в виде борьбы идейных систем. В результате выросло кривое дерево убогого и фальшивого политического спектакля, вызывающего массовую апатию, беременную в крупных городах "болотным" белоленточным мятежом, угрожающую уже кризисом легитимности власти, и зашкаливающую коррупционность политического процесса. Политика превратилась в закулисный договорняк и фейк. В ответ резко упала явка на выборы, создавая кризис легитимности власти уже с другой стороны. Даже понимая всю изжитость такой ситуации и её опасность для российской государственности перед лицом мирового кризиса, руководство страны связано по рукам и ногам и не может даже просто признать вслух наличие этой конституционной проблемы.

Вот и вынужден Путин наступать самому себе на горло и заявлять, что требование конституционной реформы есть требование вредное и несвоевременное. Ничего другого не может сказать компромиссный ставленник различных политических групп, призванный не разрушать систему их господства, а балансировать и стабилизировать её.

В этом и состоит слабость власти внешне сильного режима. В этом её пределы. Режим не в силах выбрать консолидирующую массы идеологию, ибо не в силах подавить сопротивление противников такой консолидации.

И возникают позорные картины общества гнусного политического спектакля. Над местами исторической Силы нашего народа, имеющими сакральное значение,

устраиваются убогие рекламные инсталляции, прячущие стыдливо суть нашей Силы, где слабая власть сама боится силы своей истории, а народу предлагают сыграть в игру "ничего не вижу, ничего не слышу, ничего никому не скажу".

Нынешняя власть как бы стесняется размеров и - главное - смысла одежд, доставшихся ей в наследство от великих предков. Она прячет их за картонными декорациями максимально идеологически выхолощенных картинок.

Там нет ни слова о том, что Советский народ одержал самую великую в своей истории Победу над поддерживаемыми многократно более сильным Западом немецко-фашистскими захватчиками именно как первое в мире государство рабочих и крестьян, искренне и самозабвенно верящих в Социализм и Советскую власть, власть впервые в истории истинно народную. В этой войне СССР противостоял всему объединённому гнилому капиталистическому Западу именно как цивилизационная альтернатива - и победил. Ведь сражались не просто Россия и Германия. Это не была битва абстрактных патриотизмов, где у каждой стороны была своя историческая правота. Шла битва хищнических империалистических Западных держав с первым и единственным в мире государством трудящихся, осмелившимся бросить исторический вызов всевластию глобального капитала. Борьба на бескомпромиссное уничтожение.

А нынешний, созданный расстрелом Верховного Совета в 1993 году режим предал идеалы отцов-победителей и присоединился к ценностям тех, кого разгромили наши деды. И никакой "Бессмертный полк" не спрячет под собой это предательство их жизненных смыслов. Нынешняя Россия, протестуя против переписывания истории Западом, сама переписала свою историю. Нынешняя молодёжь ничего не знает о той Войне - и уже не хочет знать. Об идейной её сути молчат и книги, и учебники. Во всех фильмах о Великой Войне сегодня злые коммунисты и комиссары, одержимые репрессиями и врождённой кровожадностью, изо всех сил вставляют палки в колёса сражающемуся народу и армии, стремящейся выйти из под злобного контроля компартии, мешают им победить врага, создавая дополнительные нелепые и бесчеловечные трудности. Наверху одни уроды и тупицы - и только на нижнем и немного на среднем уровне начинают появляться нормальные люди, которыми война и была выиграна. В общем, сплошной "Штрафбат", чем дальше от идеологии, тем чище источник силы народной в той войне. Кровавый и безжалостный враг в свете нынешних коммерческих интересов власти показан даже порой симпатичнее собственных своих партийных и государственных руководителей. Из фильма "Освобождение" вырезают 20 минут экранного времени по причине того, что Сталин там может быть воспринят молодым зрителем как вызывающая симпатии фигура. Это не переписывание истории? Не копирование действий русоненавистников Украины и Прибалтики, Польши и Европы, Англии и США? Не дай Бог молодёжь подумает о Сталине что-то хорошее! Эдак и до требований вернуть социализм рукой подать!

Этого допустить власть не может категорически.

И в этом её слабость.

Можно пересажать всех радикальных оппонентов, типа Квачкова или Развозжаева с Удальцовым, можно посажать национал-большевиков Лимонова, запугать и купить престарелых лидеров КПРФ, оплатить политических клоунов из ЛДПР и СР, можно не пустить на выборы карликовую партию Старикова и подвесить предателя Навального за уголовное дело, выслать в угоду Западу его агента Ходорковского, перекупить правозащитников, выдавить националистов, скомпрометировать монархистов, НО ПРИ ЭТОМ ВЕДЬ ВЛАСТЬ ТАК НИЧЕГО И НЕ ПРЕДЛОЖИЛА В КАЧЕСТВЕ ПЛАТФОРМЫ ДЛЯ КОНСОЛИДАЦИИ НАЦИИ. Ни - че-го, кроме запрещающей думать 13-й злополучной статьи. В системе, где кричащие противоречия не решаются, а заметаются под коврик до лучших времён ради иллюзии сиюминутного согласия, настоящее согласие невозможно. Ведь понятно, что всеобщего единения никогда не будет. Все будут думать по-разному. Но возможно, опираясь на государством поддержанную идеологию, собрать большинство против меньшинства и на этой основе двинуть страну в будущее. Не нравится социализм? Не надо. Давайте выбирать что-то другое. Либерализм сдох. Если не нравится признать наступивший крах капитализма и историческую правоту социализма - не признавайте, Дайте другую цель. Может, народу понравится что-то другое. Может он захочет шествовать с факелами в рядах националистов или прыгать в лаптях вокруг соломенных чучел через костёр? И в том обретать свои силы для ответа внешним врагам? Плохой рецепт при болезни лучше отсутствия всякого рецепта. Хотя бы уже тем, что методом от противного выводит на правильное решение. Мы хоть узнаем, что на самом деле лучше работает на консолидацию.

Но самое худшее - стоять враскоряку перед лицом угрозы существования нации и ничего не делать, а только бояться призвать к единству на какой-то любой внятной основе. Какой бы она ни была. А без названия такой основы никакого единства не получается. Больше того, тенденции нарастания раскола предоставленного самому себе народа нарастают. Ведь свято место пусто не бывает. Народ разбегается по сектам и всё более внятно требует определиться наконец, на какой ценностной основе мы идём в будущее, если мы вообще намерены туда идти.

Именно отсутствие идеологии отражается в массовой культуре, где порождает растерянность местных творческих элит, их глубокую подражательность и вторичность перед американскими, примером чему стал расколовший, а не объединивший общество фильм "Викинг", создатели которого были глубоко убеждены, что им непременно нужно снять что-то в стиле Голливуда, смешав экшен, секс, мрак, кровь и немного упрощённой пропаганды, чтобы на российской почве конкурировать с американскими культурными клише. При этом полностью теряется учёт культурной самобытности русских, а астрономические деньги уходят на тиражирование технического подражания американцам. В итоге этой попсовой голливудщины люди плюются и ссорятся, а не обретают опору в своём прошлом. Для единства нации лучше бы этого фильма не было.

В России есть массовый запрос на формулирование национальной идеологии. Уклоняться от этого больше невозможно. И чем больше власть сопротивляется этому запросу, тем больше она отдаляется от народа и тем больше она слабеет, как бы ни был силён режим в плане подавления и манипуляции обывательским сознанием с помощью телевидения путём переноса акцентов с внутренней политики на внешнюю. Суть любого обезболивающего в том, что рано или поздно к нему привыкают и оно перестаёт действовать.

Андрей Фурсов правильно сказал: без того, чтобы в 2017 году не подавить пятую либеральную колонну, нечего и думать о переломе ситуации в мире в пользу России. Случится ли это в нынешнем году или шанс снова будет упущен до лучших (или худших?) времён, покажет время. Однако и его становится всё меньше. Никакие улучшения отношений с Западом не будут надёжными и долговременными и не могут служить основанием для отказа от внятной идеологии. Социально справедливой, национально ориентированной и потому близкой максимальному большинству населения в России и бывшем СССР. Именно так, и не иначе. Возможность уклоняться и дальше от определения позиции по этому вопросу у власти России тает на глазах. Ибо никакая зашкаливающая популярность Путина не может быть устойчивой на идейном безрыбье и не спасёт всю прочую власть от недоверия масс, что смертельно опасно на крутых поворотах истории.


Источник







comments powered by HyperComments