Лукашенко станет президентом в новой реальности

Дмитрий Бавырин

22 мая 2020 г. 10:13:43

В начале августа пройдут выборы президента Белоруссии, которые станут для Александра Лукашенко шестыми по счету. По тому, как выглядит предварительный список возможных кандидатов на пост главы государства, отчетливо видно, что Белоруссия сильно изменилась. Изменился и сам Александр Лукашенко, причем не в лучшую сторону.

Как и прежде, Лукашенко будет участвовать в выборах в качестве безоговорочного фаворита. Однако пройдут эти выборы в условиях принципиально другой для него политической реальности. Это уже не тот Лукашенко, каким мы его знали. С виду вроде бы тот же, а по сути – совсем другой.

Если судить по заголовкам европейских СМИ, впервые он будет продлевать свои полномочия не как «последний диктатор Европы» и «авторитарное приложение к России», а как партнер Европейского союза. Как человек, выполнивший наказ собственной оппозиции и «развернувший Беларусь к Западу». Позабыты былые обиды, отпущены политзаключенные, сняты санкции – и даже американский посол вернулся в Минск после 12-летней отлучки.

Такое теперь не может происходить само по себе, такое неизбежно идет в паре: изменились и отношения Лукашенко с Россией, прямо говоря – ухудшились. «Никогда мы не будем братьями» – до такого пока не дошло и, скорее всего, не дойдет. Белорусский национализм – поздний ребенок, довольно добродушный по форме и бесперспективный по потенциалу, а белорусская экономика выстроена вокруг российской и без материнского тела не проживет.

Поэтому «братьями» мы по-прежнему считаемся, в том числе в трактовке самого президента Белоруссии. Но ссора близких родственников налицо, и «брат», устами все того же Лукашенко, без устали костерит Москву в привычной ему обстановке – на встречах с жителями села и рабочими предприятий. Народ к президенту прислушивается: количество сторонников союза с Россией в республике сократилось с 60 до 40% всего за один год.

Батьку гложет обида: многого хочется, но немногое складывается. Хочется новых кредитов. Хочется продолжения дотирования белорусской нефтепереработки. Хочется единых тарифов на прокачку газа. Хочется поставлять в РФ гомельские креветки и брестские авокадо – плоды санкционной войны между Москвой и Брюсселем.

«Брат»-обидчик вроде бы готов идти навстречу – не в каждом пункте и не на 100%, но готов, однако хочет и чего-то взамен. Давно уже не стоит вопрос о широких жестах в духе настоящего политического союзничества, будь то признание Крыма частью России, а Абхазии и Южной Осетии – независимыми государствами. В наступающие суровые времена Москва просит всего лишь обещанного – выполнения ранее взятых на себя обязательств по дальнейшей интеграции экономик двух стран.

Но суровые времена наступили по обеим сторонам границы Союзного (формально) государства, а Лукашенко привык к роли единовластного хозяина земли белорусской, и хочет развивать экономику по-прежнему, как умеет: чтобы живые деньги обменивались на туманные перспективы (слишком туманные даже для того, чтобы просто обсуждать их в Белоруссии вслух).

Что-то подобное прослеживалось и в 2015 году. Но с тех пор система окончательно обновилась.

Новая политическая реальность и разрыв с прошлым наглядно отразились на списке претендентов на пост президента Белоруссии – для подавляющего большинства россиян абсолютно безликом, но по-своему интересном.

Единого кандидата от прозападной или националистической оппозиции в нем нет, но совсем не потому, что Лукашенко действует, как часто действовал раньше: запрещает, судит и сажает. Прозападная и националистическая оппозиция сами не смогли договориться о едином кандидате под гнетом личных амбиций и пандемии коронавируса, поэтому представлены широко – выбирай по вкусу.

К тем людям, против которых нужно болеть российским патриотам – от квасных и советских до среднестатистических, относятся: Юрий Губаревич (движение «За Свободу!»), Андрей Дмитриев (объединение «Говори правду»), Николай Козлов (Объединенная гражданская партия), Ольга Ковалькова (партия «Белорусская христианская демократия»), Сергей Черечень (партия «Белорусская социал-демократическая Громада»).

Это оппозиция непопулярная и слабосильная, но оппозиция без кавычек. Другое дело, что за последние пять лет отношения между Батькой и потенциальными активистами Евромайдана заметно потеплели. Во вчерашнем тиране они увидели стража белорусского суверенитета – «защитника от возможной российской агрессии», и теперь выходят на митинги под лозунгами «Живе Беларусь!» тогда, когда это надо Лукашенко (а надо тогда, когда в Москве опять заводят речь о необходимости дальнейшей экономической интеграции).

Новая реальность – та самая, где нет санкций, а американцы с европейцами руку жмут, требует, чтобы оппозицию не трогали. Вот ее и не трогают.

Зарегистрирована даже инициативная группа Владимира Непомнящих – пенсионера, известного главным образом тем, что он уже много лет ходит везде в футболке с лозунгом «За Беларусь без Лукашенко». Прежде его за это в худшем случае арестовывали, а в лучшем – цензурировали в СМИ через наложение черного квадрата, будто на футболке изображена порнография.

Правда, новая реальность не подразумевает прощения злейших врагов из прошлого, поэтому в избирательном бюллетене не будет более-менее известного в республике Николая Статкевича. Ему отказали как ранее судимому, а судили его как раз-таки за оппозиционные митинги, дали шесть лет, но отпустили досрочно – в рамках того самого освобождения политзаключенных, которого потребовал от Лукашенко Запад.

Не повезло и блогеру Сергею Тихановскому, активно разъезжающему по стране и фиксирующему все это на видео. По данным ряда опросов, он был самым популярным кандидатом из тех, чья фамилия не Лукашенко, но вместо регистрации административной группы получил месяц ареста за встречи с подписчиками. Несколько дней спустя Тихановский был отпущен без объяснения причин – оттепель так оттепель, а в выборах вместо него теперь планирует участвовать супруга Светлана.

Те, кому прозападная, либеральная и/или националистическая оппозиция не по душе, могут проголосовать за Виктора Бабарико и Валерия Цепкало. Первый до недавнего времени руководил «Белгазпромбанком», второй – Парком высоких технологий. Столь высокий статус в Белоруссии подразумевает системность и лояльность лично Батьке, так что роль этой пары заключается в том, чтобы оттянуть на себя часть оппозиционных голосов и подставить плечо президенту на случай, если либералы и змагары выкинут какую-нибудь глупость, например, снимутся с выборов – не может же Лукашенко переизбираться в гордом одиночестве.

Но самое красноречивое в списке то, что в нем нет ни одного кандидата, которого можно было бы назвать сторонником системного альянса с Россией,

дальнейшей интеграции, Союзного государства и так далее. Электорат пророссийских белорусов, будь их хоть 60%, как раньше, хоть 40%, как сейчас, монопольно представляет Батька. В этом он конкуренции не терпит – и терпеть не станет, поскольку не станет копать политическую могилу сам себе, а внимательные к судьбе прозападных активистов Брюссель и Вашингтон пророссийскими интересуются лишь в том смысле, что чем меньше их, тем лучше – так что Лукашенко для них теперь большой молодец и поэтому тоже.

Единственное как бы исключение – лидер Либерально-демократической партии (ЛДП) Олег Гайдукевич, но исключением он не является. Он сын предыдущего лидера партии – Сергея Гайдукевича, традиционного компаньона Лукашенко на президентских выборах, который баллотировался как бы от оппозиции, но агитировал за Батьку. ЛДП – «либералы» и «демократы» не в смысле Майдана, а в смысле Жириновского, с которым поддерживают партнерские отношения. Пока между Москвой и Лукашенко царило взаимопонимание, Гайдукевич желал иметь российский рубль единой валютой, теперь же требует от россиян не покушаться на суверенитет белорусов.

Россияне по большому счету и не покушаются. Мы сейчас описываем сугубо информационную реальность, которую выстраивает на своей вотчине Лукашенко. И эта реальность не просто новая – она особая. Отдельная от всех.

В этой реальности нет мировой пандемии и карантинных мер, а президент советует землякам лечиться от ОРВИ чистым воздухом, баней, хоккеем и работой на тракторе.

В этой реальности, пользуясь тем, что Минск сейчас является председателем ЕАЭС, можно попытаться подсунуть российскому президенту заранее отвергнутое уже положение о единых тарифах на поставки газа, завернув его в запланированную к принятию стратегию развития Союза на пять лет вперед (разумеется, не прокатило).

В этой реальности можно приписывать своему внешнеполитическому гению все подарки, которая делает Россия белорусской экономике, и одновременно обвинять в Москву в жадности, потому что подарков стало меньше.

В этой реальности можно позволить себе очень и очень многое, за исключением высокого уровня жизни и стабильного экономического роста. Главное, что на ее страже по-прежнему стоит надежный из надежнейших – председатель белорусского аналога Центризбиркома Лидия Ермошина.

Ее предшественником был жесткий критик Лукашенко Николай Гончар, лишившийся поста после прихода нынешнего президента и вскоре пропавший без вести. С тех пор итоги выборов в стране подводит Ермошина. Очень часто эти итоги противоречат правилам статистики, но нужно понимать, что выборы в Белоруссии правят официально.

По крайней мере, Лукашенко сам заявлял о том, что власти досыпают голоса оппозиционным кандидатам, потому что 95% «за действующего президента» – «это не европейский показатель».

Какие показатели считаются «европейскими» в этом сезоне, узнаем в августе. Но в том, что с выстраиванием новой реальности у Лукашенко проблем не возникнет, сомнений нет. Правда, это не касается реальной экономики и отношений с Россией, – только того, за что отвечает Ермошина как предпоследний солдат белорусской империи.


Источник