]


Тайна забытой дороги в Сибирь

25 февраля 2021 г. 14:26:09

Походы русских в Сибирь совершались ещё в XI веке. В начале их привлекала богатая Югра, затем появилась Великая Пермь с Чердынью, где велась торговля и откуда начиналась Сибирь. После завоевания Сибири Ермаком, в 1589 году для удобства перехода был построен Лозьвинский городок. Дорога из Чердыни проходила по рекам Вишере, Велсую, затем через волок на реки Тальтию, Ивдель и Лозьву.

Но через восемь лет открывается более удобная Бабиновская дорога, с городом Верхотурьем. При этом ездить по отменённым дорогам в Сибирь строго воспрещалось. Если кто-то и проезжал по ним, то только с разрешения самого царя. Примером такого разрешением является грамота «от царя и великого князя Бориса Федоровича всеа Русии в Сибирь, в Берёзов город, воеводе нашему князю Ивану Михайловичу Борятинскому да голове Григорию Потапьевичу Векентьеву. Били челом князь Григорей княж Игичеев сын Алачеева а сказал: наперед сего ездили с Березова к Москве всякие люди прямой дорогой через Камень на Вымь, а ныне де прямою дорогой на Вымь пропущати не велено; а он де князь Григорей хочет ехать к нам к Москве креститься, а на Тобольской де ему ехать далече; и нам бы его князя Григория пожаловати, велети его отпустить для крещения к Москве через Камень на Вымь». На действующих дорогах имелись таможни, на которых брали пошлину с товаров. Плата была довольно большой – 10 процентов (десятинная). Так, Пелымский воевода Петруша Шаховской сообщал царю Фёдору Ивановичу: «Да мы же холопи твои по твоей государеве грамоте взяли на тебя на государя десятинные пошлины с пермичь с торговых людей на Гришке на Балине да на Меньшичке на Каурове 68 соболей, да лисицу черну, да две куницы, да 41 бобр, да 32 черевези, да выдру, да 47 горностаев».

Сбор дани. Из Краткой Сибирской летописи (Кунгурской)

Таких пошлин торговые люди старались избегать, искали другие обходные пути, минуя таможенные кордоны. Кроме Бабиновской, существовала другая малоизвестная дорога в Сибирь. Сведения о ней историк Урала В. Шишонко нашел в архивах Соликамской городской думы, в писцовой книге Кайсарова 1623-1624 гг., где сказано: «….и на сибирской на Верхотурской дороге, на волоку, на реке на Язве монастырь – новая пустынь; а в ней храм Введения Пречистыя Богородицы древян, вверх шатром, поставление государя царя и великого князя Михаила Федоровича всея Русии, бояр князя Ив. Бор. Черкасского да Фед. Ив. Шереметьева, образы и книги и колокола и всякое церковное строение в той пустыне боярина Ивана Никитича Романова».

Историк и краевед Н. Чупин считал, что Шишонко допустил ошибку: вместо селения «Верх-Яйва» написал «Верх-Язва». Но опытный специалист по истории Урала Шишонко не мог допустить такую грубую ошибку. Знакомясь с документами в Государственном архиве Свердловской области, автор этой статьи обнаружил плоскую карту Северного Урала, в которой показаны Верхотурский, Соликамский и Чердынский уезды. Карта датируется 1760 годом и составлена в канцелярии сибирского губернского управления Лукой Сотниковым. На ней обозначены не только населенные пункты и заводы, но и существовавшие тогда дороги (ГАСО Ф. 59, Оп. 3, Д. 3026). Наряду с Бабиновской, показана и другая, которая также отходит от Соли Камской и приходит к Верхотурью. От Соли Камской она следует в северо-западном направлении и выходит на р. Язву, где расположено село Верх-Язва, идет далее вдоль этой реки и доходит до её истока. На пути дороги обозначены четыре деревни. Затем дорога переходит на Восточный склон Уральских гор и по левому берегу р. Ваграна приходит к р. Сосьве у юрт вогула Маслова. Далее, вниз по Сосьве, где располагаются шесть деревень, выходит на р. Лялю у д. Грязных и затем подходит к Верхотурью. Особенностью этой дороги является то, что ею можно следовать в Сибирь, не заходя в Верхотурье.

Плоская карта Северного Урала (фрагмент)

Часть дороги (вдоль Ваграна) – это участок, вновь проложенный Походяшиным к Петропавловскому заводу. Старая же дорога на завод проходила от Княспинского озера между реками Турьёй и Волчанкой. По ней возвращался с золотого прииска (на Белом камне) в Богословский завод знаменитый ученый П. Паллас. Он отмечает, что у устья р. Волчанки ещё в 1725 году были найдены руды, заявленные в Лялинскую заводскую контору. (От реки Волчанки также имеется дорога через д. Коптяки до Лялинского завода).

Существование дороги между Турьёй и Волчанкой подтверждается и в описании местонахождения прииска медной руды, найденного Силой Городковым, где сказано, что он находится «…по течению реки Ваграна на правой стороне от оной и от вышеописанных вогульских Городковых юрт напромер в семи верстах поблизости ясачной дороги» (ГАСО Ф. 24, Оп. 2, Д. 264, Л. 19.). Юрты Силы Городкова находились у Княспинского озера и считались россиянами начальниковыми.

Таким образом, Верхотурская (Язвинская) дорога использовалась и как ясачная, так как после образования г. Верхотурья ясак с вишерских вогулов стали собирать верхотурские служилые люди. Но в 1607 году вогулы написали жалобу царю Шуйскому и в ответ получили грамоту: «От царя и великого князя Василия Ивановича всеа Русии на Верхотурье воеводам нашим Степану Степановичу Годунову да Алексею Федоровичу Загряскому. Били нам челом Верхотурского уезда вишерские ясачные вогуличи: десятник Бурундук Авин, да Щеткин Сымсын, да Савдыч Учукумов и во всех товарищов своих вишерских ясачных вагулич место а сказали: посылаете де вы с Верхотурья к ним вишерским вогуличам для нашего ясаку Верхотурского города служилых людей стрельцов и казаков человек по 5-ти и по 6-ти и больше и они де емлют с них наш ясак с человека по 6-ти соболей, да с них же емлют по соболю с человека неведомо кому; да те ж де верхотурские служилые люди, приезжая к ним в юрты, правят на них кормы и посулы великие и жон их и детей емлют на постелю да они же де емлют у них от юрт до Верхотурья провожатых с лыжами и с нарты, а иные де за подводы емлют у них деньги и соболи; и им де от тех верхотурских ясатчиков чинятся в том убытки и насильство великое, и от того де вишерские ясачные вогуличи многие разбрелись розно, а иные померли; а они де и остальные скитаются наги и босы и голодны и от того де они обнищали и одолжали великими долги; и нам бы их пожаловати, наш ясак велети им платити в Пермь Великую. …И как к вам ся наша грамота придет, и вы б к вишерским вагуличам к десятнику Бурундуку Авину с товарищи для нашего ясаку верхотурских ясатчиков не посылали и ясаку с них на Верхотурье не имали».

Часть дороги, от селения Верх-Язвы до горного хребта Кваркуш, описал уральский писатель Леонид Фомин. Он в 1966 г. прошел по ней пешком, сопровождая школьников, которые гнали стадо телят для откорма на луга. По этой дороге можно кратчайшим путем добраться и до Пелыма, особенно когда реки скованы льдом.

В 1758 году Походяшину отводят земли под Петропавловский, Богословский и Николаепавдинский заводы. Таким отводом перекрывается Язвинская дорога. Для перехода крестьян из Чердыни в Богословские заводы прокладывается более прямая дорога с зимовьями севернее реки Язвы. Другая часть дороги еще долгое время использовалась Походяшиным. Закупая в Ялуторовском, Тюменском и Туринском уездах дешевый хлеб до 60000 пудов в год, он доставлял его водным путем на Сосьву и Туру, где у него были магазины для складирования, а затем развозил его сухим путем на Богословские заводы.

Иван Никитич Романов

Можно было бы оставить без внимания Язвинскую дорогу, но она хранит еще не разгаданные тайны. Например, зачем царь Михаил Федорович поставил храм на реке Язве, где проживало всего несколько человек? В монастыре служили священник Иосиф, строитель Стафей, старцы Трифон, Абросим и Иаков. За монастырём на коровьем дворе – 8 служебников и в шести бобыльских дворах 8 человек.

Известно, что Борис Годунов в 1601 году обвинил бояр Романовых и их родственников в заговоре против него и отправил их в ссылку: Михаила Никитича – в Ныробскую слободу, недалеко от Чердыни; Ивана Никитича – в Пелым; Василия Никитича – в Яранск, с последующей переправкой в Пелым. Не прожив и года в ссылке, умирают Михаил и Василий. Иван же был помилован Годуновым и назначен на службу в г. Уфу. Хотя он и был тяжело болен, но все-таки сумел добраться до Уфы.

Если бы царь поставил храмы в Ныробе и Пелыме, то в этом не было бы ничего удивительного, так как там скончались братья его отца – Михаил и Василий Романовы. Но зачем построен храм в пустыне на реке Язве, где проходила малоизвестная дорога в Сибирь? И почему всё обустройство его произвёл Иван Никитич? Каким образом судьба ссыльных Романовых связана с этим местом?

Можно предположить, что они какое-то время содержались в этой глуши, подальше от людских глаз, а затем были переправлены в Пелым. Известно, что по приказу Годунова их везли скрытно: чтобы не попадались встречные путники и не могли с ними общаться и чтобы останавливались они в безлюдных местах. Для этого хорошо подходила пустынь на реке Язве. Но более правдоподобным кажется следующее предположение. Тяжело больного Ивана Никитича решили везти из Пелыма в Уфу по кратчайшей Язвинской дороге, но в пути он почувствовал себя совсем плохо и был на грани смерти, но сумел поправиться. И, вероятно, такое исцеление произошло в пустыне на Язве.

Возможно, кому-нибудь из историков посчастливится раскрыть эту тайну

автор Василий Ищенко

ИСТОЧНИК


Источник