]


Зачем иранский генерал Багери приехал в Москву

18 октября 2021 г. 11:09:03

Результаты переговоров в Москве начальника Генерального штаба Вооруженных сил Ирана Мохаммада Багери будут зависеть и от того, как Россия и Иран оценивают совершенно новую геополитическую ситуацию на Ближнем Востоке, как им представляется сфера общих традиционных и исторически обусловленных интересов, где они могли бы не конкурировать, а сотрудничать.

В Москву с официальным визитом прибыл начальник Генерального штаба Вооруженных сил Ирана Мохаммад Багери. В российской столице он будет четыре дня, проведет переговоры с министром обороны Сергеем Шойгу. Многие эксперты, отмечая нарастание взаимоотношений между двумя странами по линии военных ведомств, понимают, что Багери прибыл в Москву не только для консультаций и, как говорят, для «сверки часов».

Напомним, что военное и военно-политическое взаимодействие Ирана и России официально стартовало в 2014 году, когда две страны вошли в состав четырехстороннего Военно-информационного центра по борьбе с терроризмом в Багдаде, в рамках которого партнерами Тегерана и Москвы выступают законные правительства Ирака и Сирии. Сирийский кризис еще продолжается, и можно понять важность обмена информацией и координации двусторонних военных операций и мероприятий, планирующихся в Сирии Москвой и Дамаском, а также в выстраивании ими системы региональной безопасности. В июле 2019 года между военными ведомствами России и Ирана был подписан меморандум о взаимопонимании в целях расширения двусторонних связей. Как сообщало тогда иранское агентство IRNA со ссылкой на командующего ВМС Ирана Хосейна Ханзади, «это был первый меморандум о взаимопонимании такого рода, и его можно рассматривать как поворотный момент в отношениях Тегерана и Москвы в сфере обороны». После этого стороны договорились о проведении совместных военно-морских учений в районе Ормузского пролива, а также об усилении взаимодействия в оборонной сфере в Каспийском море.

Мохаммад Багери. Иранский военачальник, начальник Генштаба Вооружённых сил Ирана с 2016 года

Mehr News Agency

Конечно, процессы расширения военно-технического сотрудничества между Россией и Ираном вписываются в общий контекст взаимодействия двух стран на других направлениях. Их отношения постепенно приобретают новое качество, но со своей спецификой. Иран, во всяком случае на данном этапе, воспринимает развитие военных и экономических связей с Россией как возможность компенсировать трудности в своих взаимоотношениях с Западом и укрепиться в формирующейся новой систем международных отношений. И небезуспешно. Получение Тегераном статуса полноправного члена Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) заметно расширяет пространство российско-иранского политического и иного взаимодействия. Но, говоря объективно, не все тут просто. В Иране до сих пор иногда выпячивают некоторые исторические этапы Российской империи и Советского Союза для того, чтобы подорвать растущее политическое доверие Тегерана к Москве. Тем не менее структура современной российской политики на Ближнем Востоке в целом и на иранском направлении в частности такова, что, как выразился один российский эксперт, «процесс выработки решений представляет собой игру на шахматной доске, на которой решающее влияние оказывают различные политические и особенно экономические фигуры».

Без реалистического учета разнообразных интересов России и Ирана невозможно выработать эффективную политику взаимодействий. Вот почему сотрудничество двух стран в такой тонкой сфере, как оборона, во многих отношениях является показательным. Нынешний визит Бакери в Москву официально мотивирован следующим. «Мы ведем сотрудничество с ВС РФ по многим направлениям. В последние годы сотрудничество, оно только растет, — заявил начальник Генштаба иранскому государственному телеканалу IRIB. — Основной задачей поездки военной делегации Ирана в Москву стало, помимо обсуждения двухстороннего военного сотрудничества, проведение детальных консультаций по Афганистану, по последним событиям в этой стране и их влиянии на соседние и региональные страны… Мы также обсудим соглашение о покупке российского вооружения после завершения периода эмбарго СБ ООН».

[[twin-pictures-3-and-4]]]

Начнем с Афганистана. В середине октября Багери совершил четырехдневный визит в Пакистан, в ходе которого провел переговоры с рядом пакистанских политиков и военных. Ранее глава МИД Ирана Хосейн Амир Абдоллахиан заявил, что Тегеран намерен в ближайшее время провести встречу глав МИД стран — соседей Афганистана и России». Кстати, такой формат может оказаться эффективным, дать заметные результаты и даже спрогнозировать и смоделировать если и не все, то большинство сценариев, которые можно предпринять на афганском направлении. Тем более что сейчас будет уместно подчеркнуть, что, в отличие от Турции, у Ирана с Россией интересы в Афганистане на данном этапе практически совпадают. Существуют условия, при которых Москва и Тегеран в этом вопросе могут координировать свои действия с не меньшей последовательностью, чем в Сирии, учитывая серьезное влияние и присутствие Ирана в Афганистане и его контакты с частью группировки «Талибан» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Тегеран также считает, что единственный способ установить мир и безопасность в этой стране — это следовать внутриафганскому диалогу с участием всех афганских групп, чтобы найти политическое решение разногласий. Помимо этого, существует настоятельная необходимость в разработке инклюзивной стратегии безопасности для совместного противодействия ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

После своих первоначальных заигрываний с талибами (организация, деятельность которой запрещена в РФ) сейчас Москва ужесточила позицию. Она испытывает тревогу по поводу активности различных террористических группировок, действующих в регионе. Россия неоднократно заявляла, что не хочет, чтобы территория Афганистана использовалась в качестве рассадника терроризма. Позицию Москвы разделяет и Тегеран. Он также назвал новое правительство Афганистана «неинклюзивным» и жестко раскритиковал открытое вмешательство Пакистана во внутренние дела Афганистана. Можно констатировать, что расхождение в понимании будущего Афганистана в лагере «друзей афганского народа» и в результате — реальная несогласованность их политики, совмещенные с расколом самого афганского общества, чреваты угрозой взрыва и коллапса государства. Вряд ли такая перспектива устроит Россию, Иран и других соседей Афганистана. Багери в Москве, судя по всему, будет обсуждать с российской стороной вопрос создания механизмов для постоянного диалога и практического сотрудничества стран на афганском направлении. Сейчас корректируется повестка, все находится в движении, и что-то станет понятно после заявлений официальных представителей Ирана и России, в том числе военных и дипломатов.

Что касается соглашения о покупке Тегераном российского вооружения, то это стало возможным после того, как 18 октября 2020 года истекло действие эмбарго на поставки в Иран, а также на экспорт из этой страны обычных вооружений. Против отмены эмбарго выступали США. Однако Россия, Китай и европейские страны не поддержали инициативы Вашингтона в Совете Безопасности ООН. Что дальше — это тоже предмет московских переговоров. Их результат будет зависеть от того, как Россия и Иран оценивают совершенно новую геополитическую ситуацию в регионе и какой им представляется сфера общих традиционных и исторически обусловленных интересов, где они могли бы не конкурировать, а сотрудничать. Так что главные событий, как всегда, впереди.

Станислав Тарасов


Источник