]


Как Горбачёв и Буш-старший предопределили проведение референдума о независимости Украины

3 декабря 2021 г. 20:10:00

Голосование на Всеукраинском референдуме 1 декабря 1991 года было призвано «перебить» результаты референдума о сохранении СССР и убедить США в том, что независимость Украины действительно поддерживает её население.

Последний год существования Советского Союза — 1991-й — вполне можно назвать «годом референдумов».

Процесс запустил Съезд народных депутатов СССР, который ещё 24 декабря 1990-го решил провести референдум «для решения вопроса о сохранении обновлённого Союза как федерации равноправных суверенных Советских Социалистических Республик с учётом результатов голосования по каждой республике в отдельности». По поручению Съезда Верховный Совет СССР постановил провести соответствующий референдум 17 марта 1991-го.

На Украине в ответ решили скрутить не одну, а сразу две «фиги в кармане».

Так, Президиум Верховного Совета Украинской ССР 11 февраля 1991 года формально поддержал проведение всесоюзного референдума. Но 22 февраля тот же орган включил в бюллетень для голосования второй вопрос: «Согласны ли Вы с тем, что Украина должна быть в составе Союза Советских суверенных государств на основе Декларации о государственном суверенитете Украины?»

Кроме этого, соответствующие областные советы назначили на 17 марта 1991 года во Львовской, Ивано-Франковской и Тернопольской областях региональные референдумы, на которые был вынесен ещё один вопрос:

«Хотите ли Вы, чтобы Украина стала независимым государством, которое самостоятельно решает все вопросы внутренней и внешней политики, обеспечивает равные права гражданам, независимо от национальной и религиозной принадлежности?».

Поэтому неудивительно, что результаты голосования 17 марта 1991 года на Украине все стороны трактовали как свою победу.

Михаил Горбачёв был доволен, что 70,2% жителей УССР, пришедших на участки, проголосовали за сохранение Союза Советских Социалистических Республик. Председатель Верховной Рады УССР Леонид Кравчук получил весомый аргумент за то, что возможный новый союз должен быть Союзом Советских суверенных государств — ведь эту идею поддержали 80,2% жителей советской Украины.

А украинские националисты размахивали результатами голосования в трёх областях Галичины, где идею полной независимости Украины поддержали от 85 до 90 % голосовавших на региональных референдумах. При этом, как ни парадоксально, от 16,4 до 19,3 % жителей Галичины одновременно поддержали сохранение СССР.

Хотя в развале СССР многие до сих пор обвиняют «ЦРУ и США», тогдашний глава Белого дома Джордж Буш-старший (кстати, бывший директор ЦРУ) заботился о том, чтобы Михаил Горбачёв проводил реформы и не поддерживал националистов в советских республиках. Позже Буш вспоминал в своих мемуарах:

«Какой бы ни был курс, как бы долго ни продлился процесс, и какой бы ни был результат, я хотел увидеть стабильную, и прежде всего мирную перемену. Я верил, что ключевым значением здесь обладал политически сильный Горбачёв и эффективно работающий центральный аппарат. Результат зависел от того, что Горбачёв хотел сделать».

30 июля 1991 год Джордж Буш прибыл в Москву на встречу с Михаилом Горбачёвым. Лидеры США и СССР вместе с жёнами жили на даче в Подмосковье, где вели неформальные переговоры. Буш сказал Горбачёву, что распад Советского Союза не в интересах Америки, хотя бескомпромиссные члены Республиканской партии — в первую очередь министр обороны Дик Чейни — желали такого исхода. Буш убедил Горбачёва, что будет настраивать украинцев против независимости в ходе своего визита в Киев 1 августа 1991-го.

Джордж Буш-старший не был первым американским президентом, посетившим Киев — Кремль неизменно включал украинскую столицу в программу протокольных поездок иностранных гостей. Но он стал последним американским президентом, посетившим столицу союзной республики, а не независимой Украины. Именно поэтому о выступлении президента США в украинском парламенте 1 августа 1991 года до сих пор вспоминают, и о нём до сих пор спорят историки.

Леонид Кравчук встретил Джорджа Буша в аэропорту Борисполь, где оба лидера выступили с короткими речами. Потом Кравчук и Буш провели переговоры, после чего президент США поднялся на парламентскую трибуну.

По его воспоминаниям, Буш в Киеве хотел оказать поддержку, прежде всего, президенту СССР Михаилу Горбачеву. Поэтому не стоит удивляться, что в своей речи в Верховной Раде УССР Джордж Буш заявил, мол, «президент Горбачев достиг впечатляющих вещей, и его политика гласности, перестройки и демократизации имеет целью прийти к свободе, демократии и экономической независимости».

Президент США поддержал новый союзный договор и предостерёг: «Американцы не поддержат тех, кто стремится к независимости лишь для того, чтобы заменить далёкую тиранию местным деспотизмом. Они не будут помогать тем, кто пропагандирует самоубийственный национализм, основанный на этнической ненависти».

При пророческую фразу о национализме этом Буш сам дописал в наброске речи, которую подготовила его помощница Кондолиза Райс (впоследствии — Госсекретарь США), — чтобы предупредить украинцев о необходимости избежать того, что происходило в Югославии.

Это выступление возмутило не только украинских националистов, но и американских консерваторов. Бывший спичрайтер президента Ричарда Никсона, редактор газеты The New York Times Уильям Сафир, обозвал эту речь «котлетой по-киевски», обвинив Буша в колоссальном просчёте.

Когда Леонид Кравчук и Верховная Рада УССР после провала ГКЧП готовились к принятию Акта провозглашения независимости Украины, они думали не только про Москву, но и про Вашингтон. Поэтому позже Кравчук и другие политики явно лукавили, заявляя, что пункт о проведении республиканского референдума с целью подтверждения упомянутого Акта в постановлении парламента о провозглашении независимости Украины был принят лишь с целью «перебить» результаты Всесоюзного референдума от 17 марта 1991-го.

Самым откровенным оказался тогдашний депутат Верховной Рады Степан Хмара. «США говорили, что если наберёте 70 процентов поддержки на референдуме, Соединенные Штаты признают независимость Украины. Это не было официальное решение, а скорее какие-то предварительные неофициальные условия» — заявил он на днях в комментарии украинской редакции Радио «Свобода».

Примечательно, что украинские политики до сих пор соревнуются за то, кто был инициатором принятия пункта о проведении референдума в пакете с Актом провозглашения независимости Украины.

Так, тогдашний руководитель «Народной Рады» — группы национал-демократов в ВР — Игорь Юхновский считает, что именно он убедил депутатов проголосовать за это. «Я считал, что наше провозглашение независимости будет непрочным из-за того, что еще существовал Верховный Совет Советского Союза, который мог денонсировать решение Верховной Рады Украины. Хоть это было бы незаконно, но мало ли тогда незаконного делалось?!» — заявил 96-летний политик журналистам Радио «Свобода» накануне 30-летия со дня проведения референдума.

По словам Игоря Юхновского, среди «демократов» также не было единства — против референдума выступал один из ведущих украинских политиков того времени, бывший советский диссидент Вячеслав Чорновил.

«Потому что было неизвестно, так сказать, как поведет себя народ. И всё-таки я написал этот пункт, и Кравчук подал его потом параллельно с провозглашением независимости. Я так думаю, что Леонид Макарович был всё-таки осторожен и страховался — он тоже не был уверен, что народ проголосует. Но перед коммунистическим партийным большинством он себя полностью реабилитировал», — объясняет Юхновский.

Действительно, на проведении референдума также настаивали и коммунисты, составлявшие формальное большинство в Верховной радей УССР.

«Коммунисты референдумом оправдывали своё голосование за независимость. Кроме того, я думаю, что они где-то глубоко в душе были убеждены, что через референдум можно было остановить процесс суверенизации Украины. Они думали, что положительный результат не пройдёт», — так объясняет логику действий компартийного большинства в парламенте бывший его депутат Иван Заяц, также признающийся, что был оппонентом идеи референдума.

С другой стороны, Леонид Кравчук заявляет, что все лавры должны принадлежать ему.

«Почему встал вопрос о референдуме? Первым человеком, который поднял вопрос о референдуме, был я — тогда еще председатель Верховной Рады. Объясню почему. Общаясь с Горбачевым, я почувствовал, что для него решение Верховной Рады о принятии Акта независимости не важно. Он мне постоянно говорил: "Леонид Макарович, 17 марта в стране состоялся референдум, и Украина проголосовала за сохранение Советского Союза". Поэтому я понимал, если мы не перекроем референдум референдумом, то решение Верховной Рады не будет иметь международной силы» — сказал он в ноябре 2008 года в комментарии киевской газете «День».

«Когда я предложил провести этот референдум, на меня очень серьезно наезжали национал-патриоты. Они собрались на Михайловской площади и говорили, что Кравчук таким образом хочет похоронить независимость.

Мол, он сделает всё, чтобы народ проголосовал против независимости. То есть мололи глупости, ни во что не вдумываясь. Потому что никогда ничему не учились и не желают учиться. И это, кстати, одна из причин беспорядка, который сейчас происходит в стране. Живут интуитивно и руководствуются мнением полуграмотных консультантов, а не своим собственным, — продолжил Кравчук. — Но всё же Верховная Рада приняла решение о проведении 1 декабря референдума… Как показала жизнь, это был верный шаг. Мои предположения оправдались.

Уже после 1994 года, когда я проиграл на президентских выборах, в Верховной Раде неоднократно ставился вопрос о денонсации Беловежских соглашений. Говорили, что они не отвечают международным нормам, что они не отвечают интересам украинского народа и т.д. Кстати, белорусский парламент всё же денонсировал Беловежские соглашения. И, я думаю, если бы у нас не было референдума, то же смог бы сделать украинский парламент».

Как бы там ни было, 1 декабря 1991 года всеукраинский референдум состоялся. На него был вынесен один вопрос: «Подтверждаете ли Вы Акт провозглашения независимости Украины?»

Накануне голосования Президиум Верховного Совета Украины выступил с обращением к народу, в котором, в частности, говорилось: «Сегодня не поддержать независимость означает лишь одно — поддержать зависимость. Но тогда возникает вопрос: зависимость от кого? Где та страна, от которой мы горячо желаем быть зависимыми и, таким образом, работать на неё? Насколько известно, ни одна из стран-соседей и ни одна из стран мира не претендует на то, чтобы объявить Украину зависимой от себя. Это было бы нелепостью.

Итак, независимость. Альтернативы — нет. Только независимая Украина сможет, как равноправный партнёр, вступать в любое межгосударственное сообщество с соседями, в первую очередь с наиболее близкой нам Россией».

Перефразируя старую поговорку, никогда так не врут, как перед референдумом…

За одобрение Акта провозглашения независимости Украины проголосовало 90,32% участников референдума при явке 84,18%, в подавляющем большинстве регионов Украины результат был выше 90%. Но в Одесской области независимость Украины поддержали 85,38% избирателей, пришедших на участки, в Донецкой — 83,9%, в Луганской — 83,86%, в Севастополе — 57,07%, и в Крымской АССР — 54,19%.

Однако общий результат вполне устроил США, которые признали независимость Украины 26 декабря 1991 года. Правда, это всё равно произошло лишь на следующий день после того, как над Кремлём был спущен флаг Советского Союза.


Источник