]


Сталин: Товарищ Ротерт, вопрос о том, что - дорого, а что - дешево, решает правительство!

26 июля 2021 г. 13:40:18

Ежегодно в конце весны и всё лето не перестаёт гореть сибирская тайга, от пожаров сибирских и дальневосточных лесов заволакивает сибирские города и села регулярным удушливым дымом, опасным для здоровья человека и живых существ.

На фоне этого неприятного явления вспоминаются пару ярких моментов. Губернатор Красноярского края Александр Викторович Усс, член партии «Единая Россия». Признанный самым богатым российским губернатором в 2018 году, который громко заявил на всю Россию, что тушить пожары в тайге экономически нецелесообразно и бесполезно.

Усс затянул ситуацию с лесными пожарами таким образом, что в экстренном порядке пришлось подключать МИНОБОРОНУ и мчс тушить катастрофический пожар.

Красноярский край находится недалеко от Новосибирской области, так вот скажу, что наглотались сибиряки дыма изрядно.

В связи фразами "экономически нецелесообразно" и "бесполезно" воспоминается отрывок из советской истории, когда один упрямый руководитель Павел Ротерт сказал Иосифу Сталину, что экономически невыгодно строить метрополитен по английскому методу, и что из этого вышло.

Неприятный момент, который произошёл относится к первой половине 30-х годов ХХ века, когда основатели Советского союза впервые в истории России задумали строить метрополитен в Москве. Дело происходило так:

"Молодой советский инженер-строитель Вениамин Маковский:

- Товарищ Хрущев, мы строим метрополитен немецким способом, то есть открытым, траншеями. Для города это очень неудобно. Есть и другие методы строительства, например, закрытый способ, с применением щитов, английский. Там надо глубже копать, это будет немного дороже, но если принимать во внимание возможность войны, то метро сможет служить и убежищем. К тому же в этом случае строительство можно будет вести, уже не придерживаясь транспортных магистралей, и проводить под домами. И для транспорта этот метод тоже был бы лучше. Прошу Вас подумать, и если мне будет дано поручение, то я мог бы сделать доклад по этому поводу.

Кроме того, сейчас решается вопрос о способе эвакуации пассажиров. Павел Павлович Ротерт готовит заказы на лифты. Это тоже немецкий способ. А почему бы не сделать эскалаторы?

Никита Хрущев:

- Хорошо, я доложу товарищу Кагановичу, мы обменяемся мнениями, и тогда я Вам отвечу.

Московский метрополитен. Станция "Охотный ряд" - объект культурного наследия

После ряда некоторых уточнений строения английского метрополитена было срочно созвано совещание, где собрались советские руководители и специалисты слушать предложение молодого инженера - строителя Маковского:

Пригласил Павла Павловича Ротерта, пригласил и других людей и сказал, что вот товарищ Маковский выдвигает такие-то предложения. Надо было видеть эту картину:

Маковский - молодой человек, изящный, хрупкий, красавец рекламной внешности, а Ротерт - уже старый человек, огромного роста. Он как глянул на него из-под своих нависших бровей, так, знаете, будто крокодил на кролика.

Тот смутился, однако не растерялся: молодой был, но зубастый. Он начал высказывать Павлу Павловичу с очень большим уважением и корректно свою точку зрения: говорил, что она более прогрессивная; что мы используем устаревший метод; начал ссылаться на Англию: тоннели глубокого заложения уже проложены в Лондоне, и станция Пиккадилли сделана с помощью эскалаторов. Это лучшая станция в аристократическом районе Лондона. Поэтому и нам бы сейчас не худо взять такое же направление работы.

Ротерт с презрением посмотрел на него, назвал мальчишкой, заявил, что он говорит необдуманно, безответственно и пр. Но тот уже посеял свои семена. Я стоял на стороне Маковского, но когда мы начали готовить доклад в ЦК, то о строительстве с глубоким залеганием станций и об эскалаторах пока не говорили, так как считали, что рано ставить вопрос о золоте, а без него тут не обойтись.

Встал также вопрос, что при работе новым способом могут быть несколько растянуты сроки в сравнении с утвержденными сроками окончания строительства метрополитена. К тому же надо было предусмотреть некоторое удорожание строительства. Все это требовалось решать в правительстве и в Политбюро. Поставили прежде вопрос в Политбюро. Но сначала Каганович собрал заседание в МК партии с докладом Ротерта. Ротерт был довольно упрямый человек. Для инженера это похвально. Он имел свою точку зрения и отстаивал ее до конца. Так он и не согласился с нами.

Каганович был очень смущен: надо идти в Политбюро, к Сталину, а Ротерт против.

Сталин может нас не поддержать. Но иного выхода не было, потому что Сталин был уже подготовлен: ему говорили о разногласиях, да и заседание было назначено. Пошли. Ротерт доложил свое, потом начали выступать мы. Выступал ли я, сейчас не помню. Но спор разгорелся.

Ротерт сказал:

- Дорого.

Сталин ответил ему резко:

- Товарищ Ротерт, вопрос о том, что - дорого, а что - дешево, решает правительство. Я ставлю вопрос о технике. Можно ли технически сделать то, что предлагает этот молодой инженер Маковский?

Ротерт:

- Технически это можно сделать, но будет дорого.

Иосиф Сталин:

- За это отвечает правительство. Мы принимаем глубокое заложение.

Таким образом при строительстве метрополитена в первой половине 30-х годов были решены две стратегически важные задачи в метрополитене - транспортное перемещение и бомбоубежище на случай войны.

Позже в Великую Отечественную Войну 1941-1945 гг метрополитен с его станциями служил бомбоубежищем для советских граждан, узлом связи, и Ставкой Верховного Главнокомандования на станции метро "Кировска" (Чистые Пруды).

Спасибо, что уделили своё драгоценное время на чтение.


Источник