]


В Белоруссии «год народного единства» будет годом притеснения русскоязычных

Сергей Артёменко

19 февраля 2021 г. 12:43:09

Объявив 2020 год «Годом народного единства», политическое руководство Белоруссии действует в прямо противоположном направлении. «Неделя родного языка» стала тому наглядным подтверждением, выявив также противостояние белорусской Академии наук и спецслужб.

Национальная академия наук Белоруссии 15 февраля разослала пресс-релиз, проинформировав о проведении с 15 по 22 февраля своим Институтом языкознания имени Якуба Коласа «Недели родного языка». В официальн6ом сообщении сказано: «Она приурочена к празднованию Международного дня родного языка, который отмечается 21 февраля».

В Белоруссии два государственных языка, и почти всё население республики является русскоязычным. Однако в качестве «родного языка» позиционируется только «беларуская мова». Такое положение дел усугубляет общественный раскол, в полной мере проявившийся во время нынешнего политического кризиса.

К сообщению для прессы НАН приложила план мероприятий «Недели родного языка» — круглые столы и презентации, выступления перед учащимися, игра-викторина «по старобелорусской лексике», диктант по белорусскому языку и тому подобное. В преамбуле сказано: «В 2021 году, определённом в нашей стране как ГОД НАРОДНОГО ЕДИНСТВА, особое значение приобретает научно-практическое обеспечение успешного функционирования белорусского языка во всех сферах общественной жизни, в которых должен использоваться государственный язык страны и язык титульной нации. База для этого создана в академическом Институте языкознания имени Якуба Коласа (ныне — один из филиалов Центра изучения белорусской культуры, языка и литературы Национальной академии наук Белоруссии), ибо именно это учреждение обеспечивает координацию и проведение систематических исследований в отрасли белорусского языковедения».

Из официального сообщения следует, что в НАН не признают конституционно закреплённого двуязычия, признавая только один государственный язык. При этом неправомерно введён в оборот отсутствующий в законодательстве термин «язык титульной нации», подчёркивающий униженное положение русскоязычных граждан республики (белорусов). Сделано это неспроста и, видимо, для противопоставления граждан постсоветской республики по языковому признаку, с целью возбуждения вражды и розни между ними. Причём делается это под благовидным предлогом «Года народного единства», объявленного указом Александра Лукашенко.

Анализ плана мероприятий не оставляет сомнений в целенаправленном разделении граждан по языковому признаку с противопоставлением. Особого внимания заслуживает акцент на привилегированном статусе языкового меньшинства (белорусскоязычных) по отношению к подавляющему большинству (русскоязычным).

В том же плане мероприятий на понедельник, 22 февраля, заявлено проведение в Институте языкознания белорусской культуры, языка и литературы им. Якуба Коласа НАН круглого стола «Создание белорусскоязычной законодательной базы как фактор гармоничного развития общества». В заседании примут участие сотрудники этого института и Национального центра правовой информации, члены Экспертного совета по вопросам перевода законодательства на белорусский язык, члены Республиканской терминологической комиссии при НАН и преподаватели вузов. Мероприятие включено в одобренный правительством Республиканский план мероприятий по проведению в Республике Беларусь 2021 года под знаком Года народного единства.

«С целью популяризации белорусского языка запланирована публикация ряда научно-популярных статей. Кроме того, ведущие ученые института выступят на радио и телевидении, примут участие в мероприятиях и торжествах, которые будут организованы государственными органами и общественные организации нашей страны», — добавили в НАН.

Из этого сообщения ясно, кто проводит политику насильственной «белорусизации» и под какими вывесками. Фактически она осуществляется за счёт русскоязычного большинства — миллионов белорусских налогоплательщиков, чьи законные права и интересы формально гарантированы конституцией и законами, ратифицированными международными обязательствами, а фактически выхолощены, растоптаны и отвернуты.

Дискриминацию по языковому признаку граждан Белоруссии подчёркивает отсутствие в комплексе мероприятий НАН хотя бы одного по русскому языку. Академия наук подчёркнуто игнорирует конституционно закреплённое по итогам общенационального референдума 1995 года двуязычие и позиционирует в качестве единственного государственного языка только один из двух, причём не язык народного большинства. О государственном статусе русского языка НАН Белоруссии не упоминает вовсе.

Академический план интересен также упоминанием о поддержке дискриминационных мероприятий коммерческими структурами, давно и активно проявляющими себя в политике насаждения националистического нарратива. В пресс-релизе НАН сообщается о «поддержке компаний А1 и Onliner» — оператора сотовой связи (принадлежит австрийскому собственнику) и интернет-портала, выполняющего функции СМИ и торговой площадки.

Упомянутые коммерческие структуры считают единственным «родным языком» граждан Белоруссии исключительно «беларускую мову». Такая политика менеджеров этих компаний встроена в комплекс мероприятий государственной политики «белорусизации», осуществляемой в соответствии с протоколами поручений Александра Лукашенко.

Впервые о таких протоколах поручений президента на одном из совещаний упомянул министр культуры Павел Латушко (впоследствии посол в странах ЕС, директор театра и ныне оппозиционер). Широкой общественности такие документы неизвестны, как и прочие мероприятия по созданию новой белорусской идентичности.

Впервые о работе над созданием такой идентичности, противопоставляемой традиционной общерусской идентичности белорусов, заговорил в 2013 году министр иностранных дел Владимир Макей. Он лично и весьма активно участвует в реализации политики «белорусизации», периодически позируя в рубахе-«вышиванке» à la paysanne по моде, заведённой украинскими друзьями и партнёрами.

Термин «язык титульной нации» последовательно продвигают такие «белорусизаторы», как Александр Лукашанец. В 2010 году он, директор Института языка и литературы им. Я. Коласа и Я. Купалы НАН Белоруссии, доктор филологических наук, профессор, заявил: «Образование — это важнейший государственный институт, который поддерживает белорусский язык как язык титульной нации».

Профессор прекрасно понимал, что и кому сказал. Его мнение опубликовал на своём сайте Национальный центр правовой информации республики в 2010 году, когда очередная волна «белорусизации» была на подъёме. В соответствии с ней в те годы ударными темпами уничтожались русскоязычная топонимика, проводились переименования и навязывались новые нормы. Александр Лукашенко внял рекомендациям своих советников и пытался, с одной стороны, заигрывать с русофобствующими национал-радикалами, а с другой — «перехватить знамёна» у них, лишив электоральной поддержки. Президентские советники-«идеологи» при этом преследовали свои корыстные цели, так как поручение Лукашенко по разработке «государственной идеологии» они с треском провалили, «освоив» при этом за много лет немалое бюджетное финансирование.

Впоследствии профессор Лукашанец сыграл активную роль в мероприятиях по «белорусизации», косвенно приняв участие и в политических репрессиях. О его ангажированности и идейно-политической предвзятости говорят многие факты. Например, в 2017 году он отказался предоставлять заключение о содержании текстов обвинённых в «экстремизме» трёх белорусских журналистов — корреспондентов российского ИА REGNUM. Тогда к нему напрямую лично обратился отец одного из политзаключённых.

Недавно тот же Лукашанец в статусе академика НАН сделал лингвистическое заключение о содержании онлайн-репортажа подсудимых журналисток польского телеканала «Белсат» Дарьи Чульцовой и Екатерины Бахваловой (Андреевой). Процесс имел широкий общественный резонанс в Белоруссии и за рубежом: на вынесенный 18 февраля приговор отреагировали польский президент Анджей Дуда и международные организации.

Согласно сообщению «Белорусской ассоциации журналистов», Лукашанец в своём лингвистическом заключении указал, что по жанру материалы Андреевой-Бахваловой и Чульцовой — это объективный онлайн-репортаж, который не адресован группе, не содержит призывов, повелительных наклонений или указаний что делать, отсутствуют языковые признаки обращения непосредственно к участникам событий и так далее. Тем не менее журналистки были приговорены к двум годам лишения свободы в колонии общего режима за якобы организацию массовых протестных выступлений.

Уполномоченный по делам религий и национальностей Белоруссии (в декабре отправленный в отставку) Леонид Гуляко 5 июня 2016 года в эфире государственного телеканала «ОНТ» откровенно лгал, утверждая, что в республике якобы нет языковых проблем и «ни у кого нет сомнений, что что-то надо еще отстаивать». Он также сообщил, что «мы в республике стараемся и не употреблять такие понятия, как «титульная нация», «национальные меньшинства», хотя это общепризнанная терминология».

Гуляко в том интервью соврал дважды. В том же 2016 году были арестованы три белорусских журналиста, которые в своей публицистике вскрыли языковые и национальные проблемы, порождённые нынешней волной принудительной «белорусизации». Термины «титульная нация» и «национальные меньшинства» к тому времени использовались уже несколько лет и даже на официальном уровне.

В частности, выпускник белорусского вуза должен знать «задачи восстановления ведущей роли белорусского языка как титульного языка нации», это прямо прописано в образовательном стандарте высшего образования I ступени по специальности 1−17 01 01 «Актерское искусство (по направлениям)». Стандарт утверждён постановлением министерства образования республики № 94 от 7 июля 2014 года. Документ подписали известные «белорусизаторы» того времени — министр образования Сергей Маскевич и министр культуры Борис Светлов.

Гуляко не мог не знать, что Маскевич возглавил фронду, продавливавшую жёсткий вариант фактической ликвидации итогов всебелорусского референдума 1995 года и конституционно закреплённого двуязычия, пытаясь лишить белорусских родителей права выбора языка обучения для своих детей. Ещё советской номенклатурной закалки чиновник не мог не помнить, к чему такие перекосы привели в «лихие девяностые», позволив Александру Лукашенко сделать языковой вопрос гвоздём своей программы на первых президентских выборах 1994 года.

В XXI веке Александр Лукашенко устроил гопак на тех же граблях, от которых пострадали его конкуренты в битве за власть. Со времён перестройки Зенон Позняк во главе праворадикального русофобского «Белорусского народного фронта» декларировал приверженность жёсткой «белорусизации», потерпев в середине 90-х сокрушительное поражение на всех фронтах. С тех пор в постсоветской республике у БНФ нет ни одного депутатского мандата даже на уровне выхолощенных местных Советов. Такие же позиции и у других партий, общественных организаций и «групп активистов» этого политического спектра. Вряд ли их катастрофу можно назвать случайностью или завидной участью.

К такому же фиаско подвели Лукашенко его советники, обосновавшие якобы необходимость так называемой «мягкой «белорусизации», со временем ставшей жёсткой репрессивной антинародной политикой. Языковой конфликт и в целом гуманитарные проблемы должны дополнить проблемы социально-экономического характера — над этим поработали представители другой части того же кокона. Их синергия направлена на комплексное решение «проблемы Лукашенко» с таким результатом, чтобы поражение «ябатек» выглядело закономерно, неотвратимо и сокрушительно.

Националистическая русофобская фронда неустанно трудится над достижением этого результата преимущественно в тихих кабинетах, в НИИ и вузах. Уличные акции вплоть до 2020 года проводились маргиналами для отвода глаз от топонимических комиссий, втайне от народа протащивших различные решения, обоснования, экспертизы, проекты указов, законов и постановлений, протоколы президентских поручений и тому подобное.

Именно так, без всяких общественных обсуждений были приняты решения об уничтожении русскоязычной топонимики и внедрении никому не нужной абракадабры, выдаваемой за якобы белорусскую «латинку». Пропагандирующее русофобию и терроризм «Товарищество белорусского языка» (ТБМ) вполне легально участвует в учебном процессе Белорусского государственного университета культуры и искусств (БГУКИ), проводит «Неделю белорусского языка» в Белгосуниверситете с раздачей «белорусских ленточек и наклеек». После этого высокопоставленные чиновники вынуждены терпеть позор и унижение, прибегать к массовым жестоким репрессиям и даже убийствам при подавлении «белорусского майдана», увольнениям преподавателей и отчислениям студентов, наводить тень на плетень и просить помощи у Владимира Путина.

Не стареющее к Сочи-2020: Колеров: «Лукашенко обманывал, обманывает и будет обманывать Путина»

НАН Белоруссии является важным опорным пунктом русофобской националистической фронды, последовательно и эффективно уничтожающей мир и согласие в белорусском обществе. В сотрудничестве с должностными лицами из других госструктур, а также зарубежными — британскими, польскими и другими партнёрами, под видом научной и исследовательской деятельности, они осуществляют посягательства на законные права и интересы многих лиц — миллионов русских белорусов, в том числе стариков, инвалидов и несовершеннолетних.

На практике осуществляется нарушение не только белорусского, но и ратифицированного международного права, явленное в умышленном, злонамеренном унижении достоинства русскоязычных граждан, причинении им сильных нравственных страданий и дискомфорта вследствие открытой дискриминации. Причём действия эти осуществляются государственными должностными лицами, выступающими в официальном качестве непосредственно и опосредованно.

В белорусском случае противопоставление русского языка «родному», «языку титульной нации», «национальному языку» — то есть «беларускай мове» зачастую происходит в форме подстрекательской деятельности под откровенно незаконными ширмами. Конституционные нормы изменить не так уж и просто, как показывает практика нынешней «конституционной реформы». Поэтому в ход пускаются научные и похожие на терминологию законов формулировки, призванные придать легальный вид откровенно противозаконной деятельности.

Сторонники «белорусизации», которые со времён ещё первой большевистской «белорусизации» начала прошлого века и по сей день неизменно действуют методами административного принуждения, неизменно прикрываются заботой о народе. При этом сам народ упорно сопротивляется такой массированной гиперопеке и принуждению к счастью. В этом нет ничего удивительного, учитывая, что на самом деле «белорусизаторы» (как и «украинизаторы», и прочие подобные им) на самом деле преследовали лишь свои узкокорпоративные и даже персональные корыстные интересы.

Реализация подобных практик всегда и везде шла тем успешнее, чем сильнее было административное давление. Добровольно белорусы «белорусизироваться» не желали, о чём свидетельствует не только новейшая история Белоруссии, но и малочисленность застрельщиков «роднай мовы» в диаспоре. Поэтому им уже который век внушают, что они якобы не русские, а если и русские, то «со знаком качества», что «Белоруссия — не Россия», что существует некая «белорусская цивилизация», у которой якобы был «древнебелорусский язык» и так далее.

Принятие такой мифологии неизбежно связано с оскорблением чувств граждан, разделением их как минимум по этническому (национальному) признаку, формированием ощущения превосходства и исключительности одних и неполноценности других, унижением чести и достоинства «нетитульных», позиционированием их как неких второсортных, потенциально подозрительных и не заслуживающих доверия. Наиболее откровенно и последовательно по этому пути прошли прибалтийские этнократии, где русскоязычное большинство превратили в «негров», подвергли дискриминации, ассимиляции и репрессиям.

Подобные процессы проходят на Украине, в Казахстане — на всём постсоветском пространстве. Начав игру с огнём этнического национализма, Лукашенко может не осознавать истинной степени опасности, переоценивать подконтрольность процесса и слишком смело полагаться на свою знаменитую политическую удачу.

Показательно, как 25 марта 2019 года госсекретарь Совбеза Белоруссии Станислав Зась (ныне генсек ОДКБ) в интервью националистическому изданию tut. by заявил: «Надо признать, что национальный язык — одна из основ национальной самоидентификации любого народа. Если мы говорим о защите своей идентичности, мы должны культивировать одну из его основ — язык. Культивировать, пропагандировать, применять — об этом речь идет».

Любопытно, что первый замдиректора по научной работе Центра исследований белорусской культуры, языка и литературы НАН Белоруссии Александр Лукашанец выступил с апологетикой такого местечкового шовинистического подхода, согласно которому белорусский язык — это «национальный язык белорусской нации, т. е. всех граждан Республики Беларусь независимо от национально-этнической принадлежности, вероисповедания и т. д.», а русский язык — это тоже государственный язык республики, однако другого сорта — это «национальный язык русских по национальной принадлежности граждан Республики Беларусь».

Неудивительно, что переписи населения Белоруссии демонстрируют стремительное сокращение лиц, идентифицирующих себя как русских. Такой результат достигнут при том, что республика за постсоветский период не знала ни войн с этническими чистками, ни эпидемий, при миграционном приросте за счёт русскоязычных мигрантов из СНГ — преимущественно граждан Российской Федерации (что позволило компенсировать вымирание коренного населения). Русские боятся называть себя русскими.

Политическое руководство Белоруссии пытается и «народное единство» обеспечить, и «белорусизацию» провести. Не получится, ибо первое невозможно при реализации второго.

Более того: при сохранении нынешней политики неизбежны новые потрясения. Мины замедленного действия давно заложены, и теперь силовики, судьи, прокуроры откровенно не знают, что делать с заключениями националистов с регалиями из НАН и университетов, которые фактически разваливают даже видимость законности политических репрессий.

Создаются откровенно нелепые ситуации, дискредитирующие органы государственной власти и управления. Так, например, в ноябре Александр Лукашенко возмущался, что до сих пор не искоренены бело-красно-белые «коллаборационистские профашистские флаги». Одновременно в суде были представлены заключения из НАН Белоруссии — Центра исследований белорусской культуры, языка и литературы, а также Института истории, согласно которым этот флаг и прочая националистическая атрибутика не являются ни «фашистскими», ни «профашистскими», ни «коллаборационистскими». Академические эксперты официально назвали эти символы и девизы «национальными» и даже патриотическими.

Белорусские прокуроры не знают, что делать с такими экспертными заключениями. Лукашенко не знает, где ему быстро найти других учёных. Белорусы не знают, когда над ними прекратят ставить жестокие эксперименты и можно будет себе в удовольствие поработать и просто пожить.


Источник