]


Когда вам снова начнут рассказывать о демократии....

4 мая 2021 г. 13:35:31

Я уже рассказывал о геноциде народа хуту в Руанде в 1994 году, но теперь эта история получила совершенно неожиданное продолжение.

Сначала о снимке: это беженцы из Руанды в Танзании. Лагерь беженцев Бенако.

Вообще геноцид в Руанде длился всего 100 дней — и за это время там погибло, по разным оценкам, от 800 тысяч до 1,2 миллиона человек. Страна, население которой насчитывалось на начало 1994 года 7,5 миллионов человек, к концу того же года сократилось до цифры в чуть более 4 миллионов — остальные были либо убиты, либо бежали в соседние страны.

О геноциде в Руанде исписаны многие тонны бумаги — в виде книг, докладов, репортажей, меморандумов, деклараций и прочих сопутствующих бумаг. Руандийское правительство до сих пор ведет расследование событий 1994 года — и вот о некоторых результатах этого следствия стоит поговорить отдельно.

Вообще предпосылки к этому геноциду возникли задолго до самой резни: еще в первой половине ХХ века бельгийские власти, под протекторатом которых находилась Руанда, активно стравливали тутси и хуту. Во взаимоотношениях этих двух групп населения Руанды (а также Бурунди и Уганды, в которых тоже проживают хуту) разобраться достаточно сложно. По сути, это один народ — и обнищавший тутси становился хуту, в то время, как разбогатевший хуту переходил в разряд тутси и вливался в элиту этой страны.

Еще в 1973 году в Руанде произошел военный переворот, в результате которого к власти пришел хуту, генерал-майор Жювеналь Хабиаримана, который и возглавил страну на следующие два десятка лет. В ответ тутси создали в соседней Уганде Руандийский патриотический фронт (РПФ), который и развязал в итоге гражданскую войну в Руанде в 1990 году.

Эта война принесла огромное количество жертв — и в итоге в 1993 году в страну был введен миротворческий контингент войск ООН под руководством канадского бригадного генерала Ромео Даллера. В этом же году гражданская война официально закончилась подписанием мирного соглашения. Соглашение подписали все пять партий, представленных в правительстве Руанды, а также РПФ — и, казалось бы, на этом можно было ставить точку.

Стороны договорились о создании Переходного правительства Руанды и о соединении двух армий — правительственной и повстанческой — в одну. Иначе говоря, в тот момент всем казалось, что кризис фактически преодолен.

И хотя радикально настроенные хуту требовали свержения президента и возобновления войны с тутси, миротворческий контингент в 2,5 тысячи касок гарантировал мирный процесс. Ну или всем казалось, что гарантировал.

6 апреля 1994 года президент Руанды Жювеналь Хабиаримана и президент Бурунди Сиприен Нтарьямир возвращались в Кигали с международной конференции в Танзании на одном самолёте.

На подлете к аэропорту Кигали авиалайнер был сбит из ПЗРК, все пассажиры и члены экипажа погибли — и именно этот день стал началом общенациональной резни в Руанде.

В гибели президента были обвинены тутси — и уже в ночь на 7 апреля их и начали планомерно истреблять по заранее составленным спискам. К слову, в этих списках были не только тутси, но и умеренные хуту, которые тоже стали жертвами геноцида.

"Утром радикалы-хуту, среди которых были бойцы президентской гвардии, осадили дом премьер-министра Агаты Увилингийиманы, охраняемый 10 бельгийскими и 5 ганскими миротворцами. Миротворцам ООН командование, учитывая обстановку, приказало подчиниться требованию нападавших и сложить оружие.

Премьер-министр вместе с семьей пыталась бежать, однако была зверски убита вместе с мужем и приближёнными. Сотрудникам ООН, рискуя жизнью, чудом удалось спасти от смерти её детей.

Сдавшихся бельгийцев ждала не менее жуткая судьба: ополченцы-хуту решили поквитаться с «колонизаторами». Свидетели расправы рассказали, что солдат кастрировали, подвергли жесточайшим истязаниям, а затем застрелили."

Это было только начало — далее зверства пошли по нарастающей:

«Мирные тутси в ужасе искали спасения. Одним из мест, где они смогли укрыться, стала школа технических служащих «Дон Боско» в Кигале. В школе был размещен контингент из 90 бельгийских миротворцев.

У командира миротворцев лейтенанта Люка Лемейра не было ни продовольствия, ни медикаментов для такого количества людей. Он просил о помощи командование, пытался договориться о защите мирных граждан с офицерами армии Руанды, однако все его усилия оказались тщетными.

Полковник Маршал, отвечавший в контингенте «голубых касок» за сектор Кигали, объявил, что все усилия миротворцев будут сосредоточены на эвакуации иностранных граждан через аэропорт столицы Руанды. Отряду лейтенанта Лемейра предстояло также перебазироваться в аэропорт.

К этому моменту школу «Дон Боско» осаждали ополченцы-хуту. Тутси, прекрасно понимавшие, что их ждёт, умоляли миротворцев не оставлять их.

Лейтенант Лемейр знал о том, что случилось с десятью его земляками. Конечно, отряд в 90 вооруженных солдат — это серьёзная сила, однако в создавшихся условиях выстоять без помощи извне у «голубых касок» шансов практически не было. А присылать помощь командование не собиралось.»

Дальше пришел настоящий ад:

«Момент истины наступил в 10:30 11 апреля, когда в «Дон Боско» прибыли французские военные, чтобы эвакуировать укрывшихся там граждан своей страны. Счастливчики с французским паспортом получили право на жизнь, а для остальных счёт пошёл на минуты.

В 13:45 бельгийские миротворцы на джипах вслед за французами покинули Школу «Дон Боско». Многие из бежавших вслед за ними тутси уже даже не молили о помощи, а просили: «Застрелите нас!». Бельгийцы разгоняли людей выстрелами в воздух.

Солдаты, находившиеся в последних машинах бельгийского конвоя, видели, как на территорию «Дон Боско» входят вооруженные боевики хуту.

Началась бойня. Излюбленным оружием боевиков было мачете, в ход также шли топоры, дубины и железные прутья. Некоторые из обречённых людей умоляли своих палачей избавить от мук, просто застрелив их, однако мало кому так «повезло». Те, кому чудом удалось вырваться, попытались добраться до блокпоста миротворцев, но были перехвачены и согнаны на близлежащие холмы. В этот момент появились миротворцы из Ганы, однако и они остались глухи к мольбам тутси, предпочтя не вмешиваться. Спустя несколько минут всё было кончено — людей забросали гранатами и зарубили мачете. Из двух тысяч человек выжили чудом лишь несколько счастливчиков, сумевших затеряться между залитыми кровью обезображенными трупами.»

К чему я так подробно рассказываю об этом? Примерно половину «голубых касок» составляли французы — и вместо прямой миротворческой деятельности, как и предусматривал мандат ООН, они занялись эвакуацией французских граждан.

Фактически, людей убивали на глазах миротворцев — и последние не предприняли ни единого шага, чтобы остановить все это. Мало того, 21 апреля 1994 года Совбез ООН единогласно проголосовал за сокращение миротворческого контингента в Руанде до одного мотострелкового взвода.

Единогласно. Руку «за» поднял, в числе прочих, и представитель России Юлий Воронцов — карьерный дипломат, работавший в МИД СССР с 1952 года. Он был представителем России в Совбезе с 1990 по 1994 годы, с 1994 по 1998 работал послом РФ в Соединенных Штатах, а с 1998 по 2000 был советником Борис Николаича по вопросам внешней политики, являясь одновременно (с 1999 года) спецпосланником генсекретаря ООН Кофи Аннана по СНГ.

Это одна из редких позорных страниц нашей дипломатии, хотя при Ельцине они случались с завидной регулярностью.

Но главная суть все-таки не в этом. Весь международный миротворческий контингент ООН в Руанде безучастно наблюдал за тем, как страну планомерно устилали трупами. Французы, бельгийцы и канадцы предпочли закрыть глаза на откровенный геноцид.

Заканчивается же эта история совершенно в духе современной западной демократии:

"Парижская прокуратура в понедельник потребовала прекратить многолетнее расследование обвинений в причастности французских миротворческих сил к геноциду 1994 года в Руанде, в результате которого, по оценкам, было убито не менее 800 000 человек.

В настоящее время окончательное решение принимают французские следственные судьи.

Прокуроры пришли к выводу, что следствие не установило доказательств причастности французских сил к преступлениям геноцида и соучастию в преступлениях против человечности.

Расследование не показало никакой потенциальной поддержки со стороны французских сил во время массовых убийств, согласия или доказательств того, что военные воздерживались от вмешательства, когда сталкивались с такими преступлениями, говорится в заявлении.

Расследование было открыто в 2005 году после того, как граждане Руанды подали шесть жалоб, обвиняя французскую военную интервенцию, поддержанную ООН, названную операцией «Бирюза», в причастности к геноциду.

Заявление прокуратуры было сделано после недавних шагов президента Франции Эммануэля Макрона по улучшению отношений с Руандой после десятилетий напряженности в отношении отношения Парижа до и во время геноцида.

В мартовском докладе, подготовленном по заказу Макрона, был сделан вывод о том, что французские власти были “слепы” к подготовке геноцида, а затем реагировали слишком медленно, чтобы оценить масштабы убийств и отреагировать на них.

В другом докладе правительства Руанды в прошлом месяце говорилось, что французское правительство несет “значительную” ответственность за “создание условий для предсказуемого геноцида".”

Нет, французы не поддерживали геноцид, но и пальца о палец не ударили, чтобы его остановить. И правда, французская Фемида старательно зажмурилась на все доказательства обратного — хотя, судя по всему, миру очень нужен новый Нюрнберг по этим событиям.

Впрочем, Европа и США точно так же старательно зажмурились на события 2 мая 2014 года в одесском Доме профсоюзов — подумаешь, там несколько тысяч хуту сожгли заживо несколько десятков тутси.

Зато по поводу невинно убиенных щелкоперов из «Шарли Эбдо» горевала вся просвещенная Европа. Хотя о чем это я — это другое. Это люди первого сорта.

Олег Лавров


Источник