]


Инфантильность: когда защитники Башкировой вопят, что девочка не понимала, не думала, не рассчитывала – они правы

Галина Иванкина

21 июля 2021 г. 14:05:38

В истории с Валерией Башкировой меня смущает вовсе не правовой аспект – я не адвокат этой студенточки, к чему мне юридические нюансы? Напомню, что 16 июля девица, управлявшая автомобилем Mazda, устроила ДТП на улице Авиаторов, в результате которого погибли двое детей.

Во всей этой кровавой хронике меня шокировал социокультурный фактор, и именно - реакция общества. Раздались вопли: «Она и сама ещё ребёнок!» и «Такая юная, а уже – сядет!» И даже такое: «А куда смотрели её родители?!» Ребёнок. В 18 лет. Вот здесь – истоки трагедии, случившейся в Солнцево.

И Валерия Башкирова, которая совершенно по-детсадовски рыдала на скамье подсудимых, и многие из тех, кто её окружает, реально полагали, что 18 лет – чуть не младенчество, а в дивную пору мыльных пузыриков, каруселек и розовых пони всё – понарошку - и машинка (она же – бибика), и смерть, и прокурор. Стоит лишь покрепче зажмурить глазёнки и всё исчезнет.

Зое Космодемьянской, шедшей на казнь, тоже исполнилось 18 лет и это были мощные и зрелые, человеческие (sic!) восемнадцать, когда принимались эпохальные решения. Потому что иначе – никак.

Молодогвардейцы – вчерашние школьники. Девочка Лера видела их глаза на фото? Или она только Инстаграмы звёзд листала? Я уже не говорю о пионерах-героях, которым было и 13, и 14. Дитятки? Они воевали. Их пытали изощрёнными способами, где и не каждый взрослый выдержит.

Ребята 1950-х годов ехали на Целину. Первокурсники 1960-х мечтали сделать переворот в науке. Мне памятна БАМовская эпопея - выпускники школ срывались на молодёжные стройки. Впрочем, тогда и женились в 18 лет, а в 20 уже растили первенца. Я сама пошла на работу в шестнадцатилетнем возрасте, хотя, моя мать была не последним человеком в Зарубежтрансстрое и Министерстве транспортного строительства. Пристраивать? Позорище. А тут всё – девочки-запевочки и мамкины принцессы, которым и машинку надо вручить, и вуз оплатить, и все условия предоставить. Езди – дави сограждан.

Мне могут возразить: сейчас не война и не СССР, когда юность кончалась в 17, а потом начиналась длинная зрелость – до пенсии, а то и после оной! Времена не те? Увы и ах. Повсюду – массированная пропаганда счастливого, долгоиграющего малолетства, не кончающегося ни в 16, ни в 18, ни даже в 35. На Западе возникло понятие «кидалты» Кидалт (от kid - ребёнок и adult - взрослый) - великовозрастные хомо-сапиенс, живущие по детским правилам, но во взрослом социуме.

Они по жизни играются, кушают бигмаки (нагуливая ожирение последней стадии) и устраивают веселуху за счёт родителей. Кидалт – личинка, пропустившая стадию социализации, поэтому навсегда оставшаяся в подростковых шортиках.

Родители же позволяют? Социум – благодушествует? Why not? Warum nicht? Мальчугану под тридцать, а вес его давно за центнер, а он всё никак не решит, куда пойти работать. А надо ли? Его сестрице - вот-вот сороковник, а она красит волосы в зелёно-розовые тона и предпочитает смешные футболочки с котятками. Она и сама – котёночек, хотя по весу и не скажешь. В той же Германии – проблема. Немцы младшего поколения, в принципе, не хотят работать. Вышла скандальная книга детского психиатра Михаэля Винтерхофа – "Deutschland verdummt", то есть Германия отупела. О, если бы только она!

Вернёмся к нашей Башкировой. Когда её защитники вопят, что девочка не понимала, не думала, не рассчитывала – они правы. Потому что не думала. Не научилась. У неё личико и глазки – перепуганного детёныша, который вообще не в курсе, что бывает на дорогах в момент столкновения плохо управляемой автомашины с пешеходами.

К таким вечным девчушкам, у коих – печеньки, мороженки, печальки и бибики – взросление приходит резко. Иногда вместе с ордером на арест. А всё могло быть иначе. Но времена не выбирают – нынче эра маленких принцесс.


Источник