]


«Шайтан-майдан» и почему его не могло не случиться

6 января 2022 г. 13:21:50

Ну вот и ещё одна постсоветская республика решила испытать на себе горький вкус цветных революций. На этот раз на баррикады (по определению, демократические и либеральные) вышли жители Казахстана, точнее, в основном его южных областей. Впрочем, по части майданных технологий и стихийных бунтов казахи далеко не новички. Как говорится, они «шатали режим» ещё до того, как это стало мейнстримом.

А началось всё ещё в декабре (по-казахски, желтоксан ) 1986 года, задолго до начала процессов развала СССР. Тогда новое руководство Союза во главе Горбачёвым решило сместить с должности погрязшего в коррупции руководителя казахской компартии (читай, главу республики) Динмухамеда Кунаева и поставить на его место не казаха Назарбаева (как изначально планировалось), а бывшего первого секретаря Ульяновского обкома Геннадия Колбина.

Тогда-то в Алма-Ате и вспыхнули стихийные митинги, вылившиеся в массовые протесты и погромы, в итоге весьма жестоко подавленные. До сих пор живёт легенда, о том, что вновь назначенный первый секретарь Коммунистической партии Казахстана на одном из заседаний кризисного штаба по ситуации в столице республики, мысленно обращаясь к зачинщикам, заявил, что если бунт не прекратится, вся Сибирь заговорит по-казахски.

С одной стороны, звучало это всё явно не в духе перестройки и гласности. Но с другой - важно помнить с какими именно требованиями вышли протестующие: «Каждому народу — своего руководителя!», «Нам нужен руководитель — казах!», «Мы за ленинскую национальную политику!» и тому подобными. То есть, претензии к Колбину были по национальному, а не профессиональному признаку. Тоже как-то не очень демократично, хотя и вполне объяснимо.

Исторически Казахстан очень разный и представляет собой весьма характерную для стран Востока общность нескольких родов – кланов, которые в свою очередь сформировали три крупных объединения, называемых по-казахски «жузами»: младший, средний и старший. В своё время младший добровольно вошёл в состав Российской империи. За ним пришла очередь среднего жуза. И только старший был фактически завоёван силой. Так вот, Алма-Ата (бывший русский город-крепость Верный) была построена на территории проживания именно старшего жуза. Она же позже стала и столицей Казахской ССР.

Проблема казахских кланов и их заметно разного отношения к России и русским оставалась важным фактором и во внутренней политике уже независимого Казахстана. Ставший-таки в итоге главой республики Нурсултан Назарбаев был даже вынужден перенести столицу из Алма-Аты в Целиноград, потому что иного пути избавиться от влияния южных родов у него не было. Тех самых родов, которые и устроили Желтоксан-86, понимая, что со сменой руководителя республики, они лишатся своего влияния и привилегированного положения в казахском обществе.

Столицу-то перенесли и даже уже дважды её переименовали (сначала Астана, теперь Нур-Султан), но правильных выводов так и не сделали. Вместо того, чтобы навсегда осудить погромщиков, из них вылепили образы национальных героев. Во многих казахских городах появилась улица Желтоксан, а в 2006 году, в день 20-летия декабрьских событий, тогдашним президентом Назарбаевым был открыт монумент «Заря независимости», установленный рядом с Новой площадью на улице Желтоксан в Алма-Ате. Ну вот за подобную политическую близорукость и получили теперь свой Қаңтар – январь, по-казахски.

Вообще, заигрывания с националистическими настроениями ещё никого не доводили до добра. Русофобские звоночки в Казахстане звенели уже данным давно (об этом говорили многие, справедливо упрекая российское руководство, что не уделяет этому фактору во взаимоотношениях с Республикой Казахстан должного внимания). Ну а если к тому же политическая элита страны (или хотя бы её часть) откровенно заискивает перед США и прочими англосаксами, держит свои деньги в западных банках, а на внешнем контуре ведёт ту самую хитрую политику «многовекторности», то подобные нынешним события могут случиться в любой момент. Кроме того, в Казахстане по сей день 16 000 легально действующих западных НКО, среди которых и «Фонд Сорос – Казахстан». По линии этого фонда за последние годы более 2000 студентов прошли обучение за границей. Так что вывод прост и очевиден: попытка усидеть на двух стульях – пагубна, а «стихийный майдан» – её закономерный итог.

Кстати о стихийности. На мой взгляд никакой реальной экономической подоплёки для нынешних волнений просто нет. Чему изначально возмутились бунтовщики? Повышению стоимости сжиженного газа с 60 до 120 тенге (примерно с 10,2 до 20,5 российских рублей) за литр? Вроде заметно, но всё это очень относительно.

Во-первых, Казахстан не самая бедная республика бывшего СССР (согласно цифрам местного Минфина по состоянию на ноябрь 2021 года средняя заработная плата там составляла 249 349 тенге – чуть больше 42 тысяч рублей, при годовой инфляции в 7,8%). А, например, в Республике Молдова в прошедшем году средняя зарплата достигла уровня в 9200 леев (38,5 тысяч рублей), правда, при инфляции уже в 16%.

Во-вторых, стоимость того же литра СПГ в упомянутой выше Молдавии в пересчёте на рубли что-то около 55 рублей за литр. Но в Кишинёве, при этом, никаких протестов мы не наблюдаем, как, кстати, и в Киеве после очередного поднятия тарифов. А всё потому, что и на Украине, и в Молдавии у власти «демократичные», «либеральные» и, что самое главное, прозападные лидеры, ну а в Казахстане – вы и сами знаете.

Если внимательно присмотреться к действиям и лозунгам казахских бунтовщиков, то сложно не заметить, что нынешние протесты готовились заранее, планомерно и по давно отработанной технологии. Попытки захвата админзданий, перекрытие дорог, распространение информации через телеграм-каналы, многие из которых даже не казахские (всё это мы видели полтора года назад в Белоруссии), да и от экономических к чисто политическим требованиям перешли как-то уж слишком быстро.

Я не спорю, внутри казахского общества полно своих противоречий и сложностей и причин для недовольства можно найти великое множество. Но тоже самое можно сказать и про любую другую страну. Но почему-то майданы происходят только в тех из них, где интересы Запада входят в жёсткий клинч с интересами России или Китая.

И потому, на мой взгляд, стихийный газовый бунт стал лишь триггером, которым, те кому нужно, умело воспользовались. В своё время на Украине было ровно то же самое и начиналось как протест против правления одного конкретного человека. Закончилось же государственным переворотом, кровью, войной и тотальной сменой политического курса страны.

Очевидно, что в нынешнем геополитическом раскладе, «казахстанская заноза», расположенная аккурат между Китаем и Россией, наиболее выгодна США. Вполне вероятно, что это один из способов ассиметрично ответить на ультиматум Москвы по гарантиям безопасности. Переход Запада к тактике «волнений по периметру российских границ» давно уже пророчили большинство экспертов как в России, так и за рубежом. С другой стороны, если казахские события – это всё, что сейчас может предъявить Запад в ответ на требования Кремля, то получается как-то жидковато и неубедительно.

Тем не менее, нестабильность в среднеазиатском регионе не выгодна ни Москве, ни Пекину, и именно поэтому есть шанс, что всё в результате пойдёт по «минскому сценарию» (слава Богу, опыт уже имеется). И если «шайтан-майдан» удастся тем или иным способом нейтрализовать, это в итоге может даже сыграть на руку России и Китаю, поскольку неминуемо похоронит казахскую политику многовекторности и приведёт к развороту политических элит Казахстана «прочь от США».

В тоже время, пока ещё сохраняется опасность того, что всё продолжится «как на Украине». И я в данном случае говорю не только о формальной победе майдана и смене государственного руководства, но и о появлении своего «Донбасса» на севере или на северо-западе Казахстана. Конечно не в такой форме (фактор русского населения здесь значительно ниже: многие уже давно уехали), но, тем не менее, некий раскол страны вполне вероятен. Противоречия между кланами никто не отменял, и победе Юга явно не обрадуются ни «младший», ни «средний жуз». Недаром сейчас все основные события происходят в Алма-Ате, а больших очагов недовольства на Севере мы не видим. Более того, не удивлюсь созданию там своего «Антимайдана», как это было в 2013 году на украинском Юго-Востоке.

Но всё это, так или иначе, создаст лишь новый очаг напряжённости и ещё одну долгоиграющую головную боль для России и Китая. Для последнего и его плана по созданию «Нового шёлкового пути» Казахстан важен стратегически, причём весь, а не частями: юг среднеазиатской республики играет значительную роль в логистических раскладах амбициозного экономического проекта. Правда вот, по информации из инсайдерских источников, ещё в конце прошлого года президент РФ Владимир Путин поручил правительству разработать план продления строящейся автотрассы М12 Москва-Казань аж до границы с Китаем, причём, в обход территории Казахстана.

Несомненно, у Москвы для такого решения есть свои резоны. С одной стороны, несмотря на лишние 1000 километров пути, это будут российские 1000 километров, а соответственно и зарабатывать на них (прямо и косвенно) будет именно российский бизнес. А с другой – то, что Казахстан рано или поздно доиграется в многовекторность, руководству РФ было очевидно уже достаточно давно, и меры предосторожности на случай кризисной ситуации были просчитаны загодя. Так что теперь, глядя на творящийся в казахских городах беспредел, в Москве делают это без замирания сердца. Что, впрочем, не означает, что процесс пущен на самотёк и вытаскивать за уши партнёра по ЕАЭС из болота проблем никто не станет. Станут, только спокойнее и без лишней суеты.

источник


Источник