]


Андрей Фурсов. Клаус Шваб: контуры

Газета День

26 февраля 2021 г. 13:45:46

Сквозь якобы человеколюбивую риторику довольно часто проглядывают клыки Хищника и Чужого в одном лице

В книгах президента Всемирного экономического форума в Давосе Клауса Шваба Great Reset ("Великое обнуление", 2020) и Stakeholder Capitalism ("Капитализм участия", 2021») изложена концепция, основы которой автор разработал еще в 1971 году. Это концепция стейкхолдерского капитализма, цель которого подаётся как вполне гуманная, почти как социализм: провозглашается, что бизнес должен быть социально-ориентированным, а капитализм – распространиться на всех участников рынка независимо от того, есть у них акции или нет. По мнению Шваба, пришло время вернуться к этой концепции, и он называет причины, почему так надо сделать.

Первая: мир стал более взаимосвязанным, чем раньше, и люди становятся глобальными гражданами.

Здесь сходу можно возразить: но это мечта, глобальными гражданами становятся далеко не все, а верхушка, максимум 15% населения планеты.

Вторая причина: значительно большую роль стала играть защита окружающей среды.

Но разве не корпорации загрязняют планету? Как-то не складывается с социальной ответственностью, о которой Шваб говорит.

Третья: поскольку есть Интернет, сравнительно бедные люди знают, как живут более богатые люди и стремятся к большему равенству, а стейкхолдерский капитализм даёт оптимальное решение проблем в новой ситуации.

Однако замечу: если человеку показывать конфету, но не давать её попробовать, ему слаще не станет.

Далее. Шваб называет четыре стейкхолдера. Первый – правительства, причем не только государственные, но и правительства штатов, провинций, местных сообществ. Второй – гражданское общество: это НКО, университеты и школы. Обратите внимание, на первое место в гражданском обществе Шваб ставит НКО. Третий – компании, консультирующие частный сектор. Четвертый – международное сообщество: ООН, Евросоюз, АСЕАН, другие региональные ассоциации.

По Швабу, правительства фокусируются на обеспечении максимально возможного равного благосостояния для максимального числа людей. Но сам же Шваб говорил, что в новом мировом порядке национальных государств и, соответственно, правительств не будет. Возникает вопрос: кто же тогда обеспечит это благосостояние?

Далее, главная задача гражданского общества способствовать реализации интересов его членов и определять смыслы и цели их существования. Ну-ну.

Идём дальше. Цель компании – это прибыль в краткосрочной перспективе, а в долгосрочной – создание долгосрочной стоимости. Здесь стоимость как ценность Шваб противопоставляет стоимости как прибыли. Как это в реальности разделить, мне это не очень понятно. И наконец, общая цель международных организаций – это сохранение мира.

Шваб пишет: «В то время как государственный капитализм не ведет к оптимальному результату, поскольку фиксируется на более мелких и эксклюзивных целях прибыли или процветании конкретной компании или страны, а не для человечества в целом, то стейкхолдерский капитализм, хотя и не отбрасывает мелкие, эксклюзивные цели, но ставит в центр всеохватывающее благополучие человечества и планеты в целом».

А вот теперь давайте назовем вещи своими именами. Государственный капитализм, транснациональные корпорации, финансовая глобализация привели капиталистическую систему к банкротству. Эта ситуация требует контроля уже не только на государственном и международном уровне, а на глобальном. Хочу отметить, что «международный» и «глобальный» – это разные вещи. Термин «международный» подразумевает сумму государств, а «глобальный» подразумевает мир, где границы стерты, а сами государства в значительной степени потеряли свой суверенитет.

Однако проблема в том, что стопроцентная глобализация при капитализме невозможна. Она неслучайно пробуксовывает, поскольку ей очень мешают многие институты, сдерживающие капитал. Поэтому они и демонтируются, начиная с 70-х годов XX века. Сохранение банкирами и корпоратократией своих позиций требует глобального передела за счет тех слоев общества, которые защищены институтами модерна и достижениями борьбы трудящихся, за последние 200 лет, особенно за время существования СССР.

Вот эти институты до сих пор худо-бедно защищают те слои, которые «должны» быть экспроприированы. Поэтому упомянутые институты, в том числе государства, и «следует», по Швабу, обнулить. Кстати, по той же причине глобалисты так не любят атомную энергетику. Неоднократно целый ряд глобалистов говорил, что атомная энергетика это то, что укрепляет суверенитет отдельного государства.

Характерная черта обеих книг Шваба – сквозь якобы человеколюбивую риторику довольно часто проглядывают клыки Хищника и Чужого в одном лице. Впрочем, не в Швабе дело. Он клерк, обслуга сильных мира сего, тех, кого Дизраэли называл «хозяевами истории» и кто эту историю последних 200 лет со всеми её достижениями решил обнулить.


Источник