]


Доброволец из Казахстана на Донбассе: «Радует, что Токаев оказался жёстче Януковича»

12 января 2022 г. 13:01:13

С Нурланом Игеновым (позывной «Найман») автор дзен-канала «От латника до ратника» знаком ещё с 2014 года. С тех самых времён, когда приехал в Донбасс добровольцем. Он приехал из Казахстана помогать Донбассу, хотя и осознавал, что, скорее всего, на Родине на него откроют уголовное дело «за наемничество». И вот сегодня я решил поговорить с Нурланом о ситуации в Казахстане.

Из этого интервью, дорогой читатель, ты сможешь узнать мнение о всех происходящих событиях в Казахстане не от какого-то «диванного эксперта», а от добровольца, защищавшего русских людей в Донбассе.

Мы говорили об отношении к русским в Казахстане, о параллелях между цветными революциями на Украине и в Казахстане, об укро-ботах, поселившихся в казахском сегменте Интернета, и о многом, многом другом.

— Скажи, Нурлан, вот в Казахстане произошел переворот…

— Я бы сказал, скорее попытка переворота.

— Все это было полностью прогнозируемо. Во всяком случае, насколько я знаю. На мой личный взгляд, наши силовики, КНБ (Комитет национальной безопасности), они как бы слишком заигрывали с этими «спящими ячейками» и с вот этими разными бандитскими группами.

— В чем это выражалось, по-твоему?

— Как бы это сказать, не сильно их зачищали, хотя и могли полностью зачистить бандитские сектора.

Ну и плюс все эти «спящие ячейки», которые поехали там, может, в соседние государства и нахватались всякого исламского радикализма.

Там была сборная солянка. Начиная от таких, как бы это сказать, нациков-патриотов, потом вот эти «спящие ячейки» религиозные, плюс бандиты, ну и всякие, кто просто под шумок нажиться хотел.

— Я понимаю, что ты на Родине, в Казахстане, уже не был почти восемь лет, считай с 14-го года, там уже, возможно, всё и поменялось… То есть ты можешь владеть уже устаревшей информацией, грубо говоря, той, что в Интернете прочитал…

— Не только… Почему? Я с родными созваниваюсь, они ведь в Казахстане живут до сих пор.

— Ну, в принципе, с родными ведь, действительно, можешь пообщаться. По твоему мнению, тогда что поспособствовало вот этой волне негатива? Я так понимаю, местные ведь тоже участвовали во всех этих протестах. Пусть, может, они там и в меньшинстве были, но всё-таки. Какая была информационная составляющая, поспособствовавшая всему, что произошло?

— Ну… У тебя вот первый вопрос был насчёт прогнозируемости. Так вот это изначально было все видно. Вот этот бандитизм, эти все «спящие ячейки», плюс ещё один момент интересный. Я на это уже года три обращал внимание. Во многих казахстанских пабликах, группах, где обсуждается политическая обстановка, да и просто в новостных чатах встречались укро-боты.

— Да, ладно… Именно укро-боты?

— Именно. Как они палятся? Палятся они хотя бы тем, что у них проскакивает буква «и» с точкой (i, — прим. авт.), как в украинском языке она пишется. Не всегда, конечно, но палятся они так. Я часто стал замечать такие вот их проколы. И вот они и подогревали ситуацию.

— А каким образом этот подогрев выражался?

— Они как бы косили под жителей Казахстана, или просто писали как некие ноунеймы, или с фейковых страниц. Часто такое бывало. Я с ними в пабликах «зарубался», бывало. Сразу их вычислял. Их сходу этих ноющих видно. Им пару вопросов наводящих задашь, и все становится понятно. Сразу видишь, откуда ноги растут.

— Ну, а насчёт местных всё-таки? Имею в виду жителей Казахстана.

— С одной стороны, понимаю, что они там были, но адекватных там было единицы.

Ни одного моего знакомого, ни одного моего друга там не было. Скажу больше, из всех добровольцев, кто из Казахстана приехал в Донбасс, там не было ни одного. Они наоборот были все против.

Мы как бы за мир, нам не нужна война. А тем более, мы видели, что на Украине происходит. Нам разве нужно такое же у себя на Родине?

— Как по твоему мнению, реально выровнять ситуацию в Казахстане? И правильно ли поступает президент Токаев?

— Я считаю, да. Просто сейчас украинцы, укро-боты все эти, и прочие, так сказать, «пятая колонна», подрывают обстановку. Вот, мол, ввели эти оккупационные войска. А я говорю им, мол, как они могут быть оккупационными, если у нас подписан договор по ОДКБ и Токаев попросил помощи.

Этим можно разгрузить немного обстановку, чтобы наши силовики смогли заняться определенной своей работой. Чтобы ОДКБшники, скажем, занялись чисто охраной специализированных объектов. Тех же ТЭЦ, к примеру, или ещё каких-то других крупных подстанций, может, газопроводов тех же. Если даже на ТЭЦ какой-то там теракт устроят, свет вырубят — это будет полный коллапс.

— Какое общее настроение у жителей Казахстана? Как они относятся ко всему?

— На митингах этих из моих друзей алма-атинцев, повторюсь, никого не было. Я точно это знаю. Потому что мой круг общения из адекватных людей. Есть даже и приезжие, но все равно они адекватны. Они занимаются определенной работой. Кто-то творческой, кто-то по технической части, они адекватные люди, и они никуда не выходили. Они все сидели дома. Они говорили мне, что и желания выходить у них не было.

И вот этот момент с грабежами и мародёрством. Просто в голове не укладывается. Для меня вот это интервью даже девушки одной, ее даже по НТВ и другим каналам показывали…

— Ты имеешь в виду девушку, которая помогала митингующим, а те потом обокрали ее магазин?

— Да, да, именно ее. Просто я не понимаю как бы… Как говорится, за что боролись, на то и напоролись.

Читайте также: Лекарство от Майдана: В Алма-Ате разграбили магазин активной сторонницы протестов

Она хотела там типа мирный протест? А тут на тебе, такой вот поворотец. Смотрю на это все… Ну все оно по одному лекалу. Даже вот задержали этого криминального авторитета Армана Джумагельдиева, так даже он говорил, что… Хотя его и задержали как зачинщика, но он говорил, что там были ребята под какими-то таблетками, под химией разной.

— В русскоязычном сегменте Интернета обсуждают, мол, в Казахстане запрещают русский язык, вот этот переход с кириллицы на латиницу… Насколько это, по твоему мнению, могло или не могло спровоцировать произошедшее? И вообще, этот переход на латиницу насколько оправдан?

— Касаемо перехода на латиницу скажу однозначно — будет намного удобнее. Потому что, допустим, в тюркских странах латиница намного удобнее.

— С чем это связано?

— Переход на латиницу, в смысле?

— Да.

— На мой взгляд, на латинице намного удобнее читать, допустим, тот же турецкий язык. Быстрее, допустим, можно его выучить. Могу быстрее выучить узбекский. Зная, предположим, казахский язык, через латиницу освоить тюркские языки намного проще. Это тот момент, который, по моему мнению, в российском сегменте Интернета поднимают зря.

— Скажи, Нурлан, а что ты думаешь насчет, назовем их оппозицией Казахстана?

— А что тут думать? Тут хотя бы взять бывшего министра энергетики, который в бегах, Мухтара Аблязова. Вот он там говорит, есть телефоны для координации, давайте все координироваться вокруг меня, я вот крутой оппозиционер и лидер оппозиции. А в итоге все эти номера… Я просто знаю уже, в Донбассе ведь уже восемь лет скоро как провел, и потому знаю, что номера +38066…

Понимаю, в общем, что эти номера «киевские», а значит, прекрасно понятно, откуда ноги растут, кто за этим всем стоит.

И он даже не стал этого скрывать, что характерно. При этом сам и сказал, что находится в Париже. И у меня вопрос: «Почему ты в Париже находишься, если ты такой лидер?» Возьми и приедь, поддержи протест. Или побоялся приехать, а потом думал на все готовое явиться?

И это все далеко не один день ведь готовилось. Опять-таки аналогии с той же Украиной. Приезжает машина, выгружает дубинки, арматуру, щиты всякие, оружие различное. Точно так же и на Украине ведь было.

Напрягает меня, если честно, и ещё один момент. Вот эти все задержания иностранцев. Их ведь специально в Казахстан «закидывали», чтобы накачивать обстановку. И если бы Токаев поступил по-другому, то об этих иностранцах никто бы и не узнал.

— Скажи, Нурлан, а как в Казахстане к русским относятся? Понимаю, что отклоняется от темы, но просто интересно.

— Хорошо относятся*. Вот хотя бы перед Новым годом случай был, до всех этих событий с митингами. У меня разговор с коллегой одним был, и он задал тот же вопрос, что и ты вот сейчас. Я просто взял и позвонил своему другу русскому из Казахстана, поставил телефон на громкую связь и говорю: «Женя, а ну расскажи, как у нас к русским относятся?» А он: «Да, вообще, все хорошо. Ну, нацики, конечно, есть, но они в любой стране имеются. Так они в меньшинстве и общей погоды не делают. Мы, казахи, зовём русских в гости праздновать Курбан-Байрам, русские казахов зовут Пасху праздновать».

Понимаешь, эти нацики — это полное меньшинство. Я вот, допустим, сторонник малой крови. Лучше пролить малую кровь, чем потом прольется большая.

Вот у Януковича яиц не оказалось, и уже, считай, восемь лет война идёт. И крови, соответственно, пролито намного больше.

— И последний вопрос. Скажи, Нурлан, вот на тебя, как и на других добровольцев из Казахстана, приехавших в Донбасс, на Родине завели уголовные дела… Как, думаешь, после всего произошедшего что-то изменится? Вас амнистируют? Понимаю, что это чисто теоретический вопрос и, может, больше сродни, так сказать, гадания на кофейной гуще, но всё-таки. Как думаешь, будут здесь подвижки какие-то?

— Думаю, меру об аресте они не отменят, потому что Казахстан подписал Международную норму, Конвенцию там какую-то, извини, название не помню. И вот из-за нее, думаю, никакой амнистии не будет. Ну, максимум, может, срок снизят, скажем, годик отсидишь, а там три условных года. Максимум, думаю, в этом будет послабление.

— Спасибо большое тебе за такое вот развернутое интервью.

Андрей Дворецкий

* Здесь «Русская Весна» считает необходимым напомнить читателям о многочисленных случаях проявления русофобии в Казахстане как на бытовом уровне («языковые патрули»), так и и со стороны властей (дело сторонника России Ермека Тайчибекова).


Источник