]


Запад начал экономическое завоевание Казахстана

7 апреля 2021 г. 21:17:10

Президент Республики Казахстан заключает новые кабальные соглашения с западными компаниями, которые полностью захватывают весь добывающий сектор страны.

Так, в марте в Нур-Султане (Целинограде) прошло совещание Совета иностранных инвесторов с участием президента Касым-Жомарта Токаева. Как и следовало ожидать, на данном мероприятии казахстанские власти предложили нефтедобывающим зарубежным компаниям, среди которых абсолютное большинство составляли именно западные корпорации, еще более прибыльные контракты по разграблению недр, дополнительную правовую защиту, а также налоговые преференции и возможность в каждом случае пересматривать договоренности в пользу иностранцев. Типичный неоколониализм и низкопоклонство перед дельцами из США и ЕС, которые только усиливаются.

При этом президент и правительство старались выторговать у западных компаний новые инвестиции в нефтяную отрасль, а именно в геологоразведку. На мероприятии как раз присутствовали представители капитанов крупного бизнеса, и в частности: главный исполнительный директор Royal Dutch Shell plc Бен ван Бёрден, исполнительный вице-президент по вопросам добычи Chevron Джеймс Джонсон, вице-президент CNPC Хуан Юн Чжан, директор по upstream бизнесу компании Eni S.p.A Гуидо Бруско, президент ExxonMobil Global Projects Нил Даффин, вице-президент по Каспию и Южной Европе Total E&P Кристин Хили.

В их интересах Касым-Жомарт Токаев поручил правительству представить улучшенный модельный контракт к следующему заседанию рабочей группы, как раз на проведение геологоразведки и добычи углеводородного сырья, а также улучшить правовую защиту капиталовложений и предоставить дополнительные налоговые и экологические преференции для инвесторов. Существующий модельный контракт и так подразумевает право собственности на имущество и информацию, а также конфиденциальность. В связи с этим практически все индивидуальные контракты по недропользованию засекречены и недоступны для общественности.

О том, как действуют преференции в отношении западных инвесторов мы можем наблюдать на примере того же Лакшми Миттала, который еще в 1995 году заполучил в свои руки Карагандинский угольный бассейн вместе с шахтами и Карагандинским металлургическим комбинатом. В 2009-м году правительство заключило с ним договор о предоставлении ему налоговых и транспортных преференций в течение десяти лет в обмен на поставку нового оборудования и модернизацию производства. В результате мы видим, что никакого обновления производственных фондов не произошло, на Карметкомбинате и шахтах происходят постоянные аварии, а бюджет еще и недополучил сотни миллионов долларов налоговых поступлений.

Впрочем, никто с такими западными инвесторами в Казахстане не собирается расторгать контракты по недропользованию и управлению предприятиями. Наоборот, холят и лелеют. Так, даже собираются специальный Фронт-офис, который будет заниматься разрешением всех вопросов иностранных добывающих компаний.

«Глава государства также высказался о недавно созданном Фронт-офисе по решению проблем инвесторов. По его мнению, деятельность этого офиса должна быть профессиональной, активной, с минимальными бюрократическими процедурами. Офис должен быть уполномочен решать проблемы, с которыми сталкиваются инвесторы, и при необходимости выводить эти вопросы на уровень Нефтегазового совета при Премьер-министре», – сказано в официальном пресс-релизе по итогам заседания Совета.

Даже экология отдается властями страны в качестве откупной жертвы в интересах увеличения прибыльности. Об этом также напрямую сказано в официальном сообщении о прошедшем заседании Совета иностранных инвесторов: «Президент акцентировал внимание на экологических вопросах, отметив, что Казахстан поддержал просьбу нефтегазовых компаний устранить дискриминацию в применении платы за загрязнение окружающей среды при сжигании газа в факелах».

В следующих материалах мы обязательно коснемся планов американских и европейских компаний в рамках консорциума North Caspian Operating Company N.V. (NCOC) углубить дно и построить еще каналы в северо-восточном Каспии на месторождении Кашаган, что приведет к экологической катастрофе и к массовой гибели местной природы и фауны, что затронет и прибрежные воды соседней России. Но Касым-Жомарт Токаев идет и на это, так как он пообещал во взаимоотношениях с инвесторами применять гибкий индивидуальный подход для нивелирования рисков, вызванных сложной геологией Казахстана, удаленностью рынков, различными типами добываемой нефти в расчете на то, что американцы и европейцы раскошелятся в целях возведения новых платформ и буровых установок.

Получается, что правительство никогда не ставило и сейчас не выставляет западным добывающим компаниям единых требований и жестких правил, а сами соглашения носят конфиденциальный характер и заключаются с каждым таким инвестором отдельно явно не в интересах республики.

Более того, происходит еще большая либерализация и максимальное облегчение условий зарубежным иностранным компаниям якобы в целях создания наиболее благоприятных условий для этих самых инвестиций. Практически это продолжение прежней неоколониальной политики, инициированной Назарбаевым, когда были заключены кабальные для Казахстана соглашения по разделу продукции (СРП).

Сейчас в рамках этих СРП действуют более 200 месторождений, по которым в каждом отдельном случае с иностранными корпорациями оговаривались условия работы в Казахстане и доля в получаемых прибылях. И фактически то, что предложил Касым-Жомарт Токаев западным инвесторам означает заключение того же самого СРП только в новой обертке и даже на больших кабальных условиях для страны чем прежде. И это на деле означает еще больше закрепление режима внешнего управления, так как одновременно с этим планируется еще и приватизация оставшихся государственных активов стратегических компаний в той же нефтегазовой отрасли и в добывающей промышленности в целом, которые в итоге снова попадут в руки всё тех же американских и европейских корпораций.

Обоснованием для таких щедрот является стремление правящей верхушки во главе с Нурсултаном Назарбаевым добиться увеличения нефтедобычи с сегодняшних 90 до 150 млн тонн нефти в год в ближайшие годы. Как считают в Акорде (администрации президента) это невозможно осуществить без новых огромных капиталовложений и внедрения технологий, которые отсутствуют у государства. Собственная геологоразведка была разрушена в те же 90-е годы и теперь власти рассчитывают на то, что добрый дядя Сэм придёт и порядок наведет.

Только загвоздка заключается в том, что те самые контракты по недропользованию или СРП заканчиваются и западные инвесторы вовсе не заинтересованы вкладывать значительные суммы в ситуации, когда они хотят выкачать как можно больше из существующих скважин за оставшийся короткий срок и уйти. Мировые цены нестабильные, а спрос на чёрное золото в ситуации замедления роста глобальной экономики постепенно падает, что диктует перед корпорациями необходимость воздержаться от таких капиталовложений.

Поэтому Касым-Жомарт Токаев так старается и стелется перед американцами и европейцами, что своими заявлениями открыто всем признается о полной зависимости от них и от нефтяной иглы.

При этом собственная так называемая «национальная компания» «КазМунайГаз» оказалась неспособна нарастить добычу, влезла в долги на 16 миллиардов долларов и вскоре может быть также приватизирована. Получается, что нынешний Казахстан теряет последние рычаги контроля и оставшиеся государственные активы.

Только возникает резонный вопрос, а нужны ли народу Казахстана такие кабальные контракты, которые ничего стране не дают, а превращают лишь в пустыню с отравленным Каспием, загаженными степями, с осушенными реками, воды которых пошли на заполнение пустот, образовавшихся от выкачки нефти и газа? Даже сейчас по нынешнему разделу продукции на трех крупнейших месторождениях страны Тенгиз, Кашаган и Карачаганак обладает активами, которые составляют менее четверти от общего объема.

Так, на месторождении Тенгиз на Каспии в рамках ТОО «Тенгизшевройл» национальный оператор «КазМунайГаз» имеет 20%, Chevron (США) – 50%, ExxonMobil (США) – 25%, СП «ЛукАрко» (США) – 5%.

На месторождении Кашаган на Каспии в консорциуме North Caspian Operating Company N.V. (NCOC) национальный оператор «КазМунайГаз» имеет 16,88%, Eni (Италия) – 16,81%, ExxonMobil (США) – 16,81%, Shell (Великобритания) – 16,81%, Total (Франция) – 16,81%, CNPC (Китай) – 8,33%, Inpex (Япония) – 7,56%.

И на месторождении Карачаганак в Западно-Казахстанской области в Karachaganak Petroleum Operating B.V.: национальный оператор «КазМунайГаз» имеет всего 10%, Eni (Италия) – 29,25%, Shell (Великобритания) – 29,25%, Chevron (США) – 18%.

Если брать общие объемы, то 74,5% казахстанского рынка нефтедобычи находится в руках зарубежных компаний и их доля будет сейчас увеличиваться, судя по действиям и заявлениям Кысым-Жомрата Токаева, а также по запланированной массовой приватизации в рамках установок, данных вице-председателем казахстанского Совета по реформам Сумы Чакрабарти. Этот бывший глава Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) сейчас стал настоящим комиссаром МФВ, ВТО, Всемирного банка и тех самых американских и европейских добывающих компаний при президенте и правительстве Казахстана и полностью манипулирует ими.

При этом правящая «элита» даже не допускает мысли пересмотра старых кабальных контрактов и соглашений по разделу продукции. Так считает генеральный директор Союза нефтесервисных компаний Казахстана KazService Нурлан Жумагулов: «Эти контракты были подписаны в 90-е годы. Тогда была стабильность налогового режима, и на эти условия подписались инвесторы. А нарушать условия Казахстан не будет. Не станем мы рисковать, потому что иначе на нас будут подавать в арбитражный суд».

Правда, Нурлан Жумагулов лукавит ведь западные компании с 90-х годов вообще не платили природную ренту и только на основании этого, а также, исходя из кабальности соглашений, любой арбитраж вынесет решение не в пользу транснациональных корпораций. По моему мнению, руководство республики имеет в этих секретных соглашениях свою маржу и получает постоянные проценты, которые идут на счета в офшорных зонах и странах Запада, оказавшиеся в итоге под колпаком американских и европейских спецслужб.

Не случайно, что советником Нурсултана Назарбаева долгие годы был агент ЦРУ Джеймс Гиффен, который имел еще и казахстанский дипломатический паспорт. Он был долгое время посредником по передаче взяток от американских и европейских компаний непосредственно Елбасы.

Скандал связанный с разоблачением этой деятельности привёл к аресту секретных счетов Назарбаевых в швейцарских банках в середине нулевых. Но уже в 2007 году Казахстан и США пришли к некоторому примирению, а тогдашняя Астана открыла воздушные коридоры над своей территорией для перевозки военных грузов для американской группировки в Афганистане.

Сейчас история во многом повторяется, только под контроль западных компаний и их ставленника Сумы Чакрабарти попадает вся экономика Казахстана без остатка, и страна становится под полным внешним управлением с новыми еще более кабальными контрактами по недропользованию. Это имело, имеет и будет иметь достаточно серьёзные последствия, ведь не случайно в 2018-м году по новому договору о военном сотрудничестве между Казахстаном и США предполагалось возможность строительства американских военных баз в порту Актау и Курык как раз именно на Каспии.

И вовсе не просто так Назарбаев постоянно говорил о необходимости запуска альтернативного маршрута доставки нефти и газа в обход России через Каспий и территорию Азербайджана по трубопроводу Баку-Тбилиси-Джехан. А для защиты месторождений и собственности западных компаний министерством обороны РК была создана в 2009-м году бригада морской пехоты, которая полностью оснащена американским оружием и техникой и даже отличилась в силовом подавлении забастовки нефтяников в 2011 году. Всё это ради любимых американских и европейских компаний и для охраны их интересов.

Сейчас как раз Организация тюркских государств, созданная на саммите Тюркского совета 31 марта в Туркестане и экономический союз на его базе, открывает для Нур-Султана, а вернее для Вашингтона, новые возможности по перенаправлению добываемой Западом нефти и газа в сторону Турции.

В такой ситуации территория Казахстана перестает быть самостоятельной, а Западный Казахстан, состоящий из четырех областей, фактически попадает если не под оккупацию, то под полный контроль и сферу влияния США и ЕС.

Все это создает и потенциальную угрозу как России на Каспии, так и Ирану, ведь за экономическим завоеванием обязательно следует военно-политическое. Это обязательно следует учитывать при оценке дальнейших процессов декоммунизации, дерусификации и украинизации Казахстана.


Источник