]


Отношениям России и Индии угрожают планы «азиатского НАТО»

Артур Приймак, Андрей Самохин

7 апреля 2021 г. 12:17:56

Москва намерена наладить равные отношения с «треугольником» соперничающих держав Китай – Индия – Пакистан. Вашингтон тем временем выстраивает другую фигуру – четырехсторонний альянс QUAD с участием Индии, направленный против Китая. В контексте борьбы этих двух проектов и надо воспринимать визит Лаврова в Дели и Исламабад сразу после вояжа глав Госдепа и Пентагона по Южной Азии, полагают аналитики.

Отношения между Россией и Китаем находятся на высоком уровне взаимного доверия, однако обе страны не намерены создавать военный союз. Об этом заявил во вторник министр иностранных дел России Сергей Лавров на пресс-конференции по итогам переговоров с индийским коллегой Субраманиямом Джайшанкаром.

Глава российского дипведомства обратил внимание на бытующие «спекуляции про военные союзы не только в связи с российско-китайскими отношениями». «Есть разговоры и том, чтобы продолжать продвигать проекты создания «ближневосточного НАТО», а в последнее время заговорили даже об «азиатском НАТО», – цитирует Лаврова ТАСС. Он подчеркнул, что у Москвы и Дели позиция одинакова: создание подобных альянсов непродуктивно. «Мы заинтересованы в том, чтобы сотрудничество было инклюзивным и в пользу чего-то, а не против кого-то», – указал глава российской дипломатии.

В тот же день Лавров прибыл из Дели в Исламабад – столицу Пакистана, который считается главным геополитическим оппонентом Индии в Южной Азии. В знак особого уважения к гостю у трапа его встретил глава пакистанского МИДа Шах Мехмуд Куреши. Это первый визит Лаврова в Пакистан с 2012 года. В среду глава российского дипведомства проведет переговоры с пакистанским коллегой и с высшим политическим и военным руководством страны.

Отметим, что встреча российского министра с главами дипломатий двух ядерных держав региона, Индии и Пакистана, состоялась менее чем через три недели после саммита одного из новых альянсов – «Четырехстороннего диалога по безопасности» (QUAD). В это объединение, помимо Соединенных Штатов и их союзников Австралии и Японии, входит и Индия. В саммите QUAD принял участие президент США Джо Байден.

QUAD, который с момента создания в 2007 году авансом называли «азиатским НАТО», явно переживает второе рождение. Так, саммит 12 марта стал первым мероприятием на уровне глав государств. Как отмечает CNN, Байден планирует привлечь азиатско-австралийское объединение к более активному сдерживанию Китая. Подчеркнем, что именно в Индию, а также в Японию и Южную Корею нанесли первый зарубежный визит новый глава Пентагона Ллойд Остин и госсекретарь Энтони Блинкен.

С понедельника в Бенгальском заливе проходят первые военно-морские учения стран QUAD, к которым присоединились корабли ВМС Франции. «Очевидно, что Китай будет одним из тех внимательнейших наблюдателей за происходящим поблизости от него, поскольку в последние годы он повысил ставки в Индо-Тихоокеанском регионе своей агрессивной военной активностью», – отмечало японское издание Nikkei Asian.

«Россия при этом наблюдает, как Индия укрепляет свои связи с США – через договор по безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе между США, Индией, Японией и Австралией. Посредством этого договора Индия настраивается на военное взаимодействие с США в регионе – в частности, против Китая», – сказал газете ВЗГЛЯД директор по научной работе международного дискуссионного клуба «Валдай» Федор Лукьянов.

Напомним, что Байден на первой масштабной пресс-конференции в конце марта подтвердил: в 2021 году планируется проведение некоего глобального саммита демократий. Тогда же глава Белого дома выдвинул тезис противостояния демократий и автократий, под которыми, очевидно, подразумеваются Россия и Китай. Как ранее отмечала газета ВЗГЛЯД, статус Индии – фактически самой большой демократии мира – на саммите демократий остается под вопросом, особенно при нынешнем премьер-министре – националисте Нарендре Моди и его правящей партии. По всей видимости, Дели предлагается заслужить свое место на самом важном форуме 2021 года.

Таким образом, перед Индией открывается перспектива включения в новые блоки, направленные против ее традиционного соперника, Китая. С другой стороны, в столь же традиционно крепких отношениях Москвы и Дели наметились сложности.

«У Индии и Китая свои трения, а отношения Китая с Пакистаном имеют свою специфику. России нужно сотрудничать с этими странами, все они – члены Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), – отметил Лукьянов. – С Индией в последние месяцы возникло растущее напряжение, связанное с тем, что эта страна нервно смотрит на укрепляющиеся отношения России и Китая.

Индия пытается найти приметы того, что Китай становится для России важнее».

В частности, у двух держав явно отличаются подходы к афганскому вопросу. Индия жестко выступает на стороне кабульского правительства и исключает участие в политической жизни страны пропакистанских элементов, включающих и «Талибан». Москва же скорее ратует за примирение всех политических сил Афганистана. Но еще важнее то, что Индия обеспокоена растущим уровнем политического и экономического взаимодействия Москвы и Пекина, которое по степени активности серьезно превосходит российско-индийские контакты. Одновременно Дели может воспринимать как проблему зависимость индийской армии от российских вооружений и оборонных технологий.

«Получается, что отношения России с Китаем окрепли, а российско-индийские отношения стагнируют. Некоторые политологи-индийцы говорят, что отношения с Россией вообще ухудшаются», – заметил профессор кафедры востоковедения МГИМО Сергей Лунев. По его оценке, нынешние российско-индийские трения – второй случай подобного охлаждения более чем за полвека. «Первый раз такое было в середине 1960-х, когда Индия предъявила нам претензии за продажу советского оружия Пакистану. Главе Совмина Алексею Косыгину тогда пришлось оправдываться», – напомнил собеседник.

При этом, заметил Лунев, нельзя сказать, что Индия всегда «вела себя как белая и пушистая». «В Дели закрывали глаза, когда Америка продавала свое оружие Пакистану или контактировала с «Талибаном». А вот на наши оружейные сделки с Пакистаном или на наши попытки контактов с «Талибаном» в Индии реагируют очень болезненно», – заметил эксперт.

Россия совершила дипломатическую ошибку, не пригласив Индию на предыдущую встречу по урегулированию в Афганистане, полагает замдиректора Центра анализа стратегий и технологий (ЦАСТ) Константин Макиенко. «Мы спровоцировали раздражение Индии на пустом месте – при полном отсутствии наших интересов в этом», – считает собеседник. Макиенко высказал надежду на то, что нынешнее заявление Лаврова о проведении международной встречи московского формата по афганскому мирному урегулированию с участием Индии компенсирует прошлую ошибку, хотя надо учесть, что «у Индии долгая память на обиды».

При этом Макиенко полагает, что между Россией и Индией нет непреодолимых проблем в отношениях, в том числе в области покупки вооружений. «Да, индийцы со временем все больше ориентируются на более дорогостоящее западное, и прежде всего американское, оружие. Но при этом Индия сохраняет очень серьезную долю российских поставок в своем вооружении. Это около 14 млрд долларов из всего пакета в 50–55 млрд», – отметил Макиенко.

При этом эксперт напомнил, что соответствующий объем военно-технических контактов России и Китая гораздо меньше и не имеет тенденции к росту. Ведь КНР сама входит в число крупнейших производителей и экспортеров вооружений. В 2020 году, по оценке авторитетного Стокгольмского международного института исследований проблем мира (SIPRI), китайский ВПК превзошел российский и теперь уступает только американскому.

По оценке Макиенко, «Индия в этой сфере сегодня для нас является гораздо более перспективным клиентом, чем Китай».

«Стратегическое партнерство России и Китая Индию, конечно, не радует, но мне неизвестно, чтобы Дели ставил когда-либо серьезно вопрос о продаже, например, наших самолетов в КНР. В отличие от попыток заключения подобных контрактов с Исламабадом», – констатировал Макиенко.

Очевидно, что Москва пытается выстроить плодотворные контакты в треугольнике Китай – Индия – Пакистан, отмечают эксперты.

«МИД России ведет непрекращающуюся работу по поддержанию конструктивных отношений со странами Азии. Это процесс, в котором никогда не будет выводов, что «все решено», – резюмировал Лукьянов. – Лавров ездил в Пекин две недели назад. Пекин есть Пекин, отношения России с Китаем выстраиваются, исходя из чрезвычайной важности Китая в мире. Поездки Лаврова в Дели и Исламабад – другой случай. Коль скоро Индия и Пакистан приняты в ШОС, Россия должна соблюдать баланс».


Источник