]


Социализм атакует — в Китае обнародовали Белую книгу по борьбе с бедностью

Владимир Павленко

8 апреля 2021 г. 11:01:45

Тема, которой вплотную занялись в Китае и в этом преуспели, актуальна не только для Поднебесной; не менее важна она и для нас в России, как и в других постсоветских субъектах. Тщательное изучение китайского опыта со своевременным информированием о нем общественности, без сомнения, поможет избежать многих ошибок и, самое главное, даст возможность не изобретать велосипед, а адаптировать к текущим задачам китайский опыт, соединив его с тем, что с советских времен имеется в нашей стране.

В Китае на фоне юбилейных мероприятий по случаю столетия создания КПК подводятся и обобщаются итоги приуроченной к этой дате кампании по борьбе с бедностью.

В 2012 году на XVIII съезде КПК произошла передача власти от четвертого к пятому поколению руководителей: партию, а затем и страну возглавил нынешний лидер Си Цзиньпин. Одновременно была выдвинута долговременная программа развития, рассчитанная на несколько десятилетий и привязанная к двум датам, объединенным партийной идеологемой «двух столетий»: столетием КПК в нынешнем году и столетием КНР в 2049 году.

Вокруг этих планов была выстроена вся концепция правления Си Цзиньпина, заключенная в идее «великого возрождения китайской нации» или, в укороченном виде, «китайской мечты». По сложившейся традиции каждый партийно-государственный лидер КПК и КНР с приходом к власти выдвигает стержневую идею своего руководства. Так, в центр десятилетия Ху Цзиньтао (2002−2012 гг.), предшественника Си Цзиньпина, встала идея «научного управления». Находившийся до него у власти Цзян Цзэминь, принявший ее при поддержке Дэн Сяопина после трагических событий на Тяньаньмэнь, в рамках своего пребывания во главе КПК и КНР поставил и реализовал на практике концепцию «тройного представительства». В соответствии с ней частью общенационального консенсуса по строительству в стране социализма стали не только трудящиеся классы, но и национально ориентированная буржуазия, а также интеллигенция. Поскольку данная концепция напрямую вытекала из принадлежащей Мао Цзэдуну теории «новой демократии», тем самым была подтверждена преемственность партийного курса, который в КПК, в отличие от КПСС, обошелся без развенчания преемниками своих предшественников. Вспоминается «крылатая» формула Дэн Сяопина, с помощью которой он пресек в партии дискуссию в отношении наследия Мао. Дэн тогда заявил, что вождь китайской революции «на 70% был прав, и только на 30% неправ». Менее известно то, что эта формула на самом деле принадлежит самому Мао Цзэдуну, который применял ее в том числе и к Дэн Сяопину, когда представлял обоснование его возвращения на руководящие посты после опалы времен «культурной революции». Своеобразным символом системы передачи власти от поколения к поколению с обновлением задач в рамках общей идеологии и стратегии стал вошедший на XIX съезде КПК в семерку членов Постоянного комитета (ПК) Политбюро ЦК КПК Ван Хунин, который обладает репутацией крупного партийного идеолога. Помимо идеологической преемственности, эта фигура в составе высшего партийного руководства олицетворяет растущую актуальность идеологии как таковой, вопреки расхожим мнениям о якобы «деидеологизации» и «прагматизации» современного развития, будто бы лишенного идеалов, замененных интересами.

XIX съезд КПК

Xinhuanet.com

Объемность задач нынешнего этапа, связанного с рубежами «двух столетий», была зафиксирована в решениях XIX партсъезда. В идеологическом плане нельзя не отметить внесения изменений в Устав КПК. Они своевременно закрепили единой линией преемственности всю историю пребывания КПК у власти — от Мао Цзэдуна к Дэн Сяопину и от него к Си Цзиньпину. Правление нынешнего лидера, с одной стороны, подводит промежуточный итог курса реформ и открытости, принятого Дэном в 1979 году, поэтому в «китайскую мечту» «упакованы» концептуальные идеи руководства Цзян Цзэминя и Ху Цзиньтао, перечисляемые в основном партийном документе. С другой стороны, в «великом возрождении китайской нации», ориентированном на 2049 год, к рубежу строительства в стране высокоразвитого социалистического общества, был выделен первый этап, связанный с решением ключевой социальной задачи — созданием общества среднего достатка («средней зажиточности»).

Борьба с бедностью, итоги которой как раз и подводятся к первому из «двух столетий», — это, если проводить параллели с историей советского периода, строительство основ социализма, преодоление остатков дореволюционного наследия в части выведения общества на такой жизненный уровень, с которого уже можно ставить задачи непосредственно социалистической модернизации. То есть создания социализма «полностью и окончательно». При этом то, что в СССР именовалось «материально-технической базой социализма», а в Китае — «социалистической модернизацией», должно быть «готово» уже к 2035 году; оставшиеся до 2049 года полтора десятилетия связаны с преобразованиями духовной стороны жизни китайского общества и закреплением социалистических преобразований в общественных отношениях. Именно поэтому, а также в силу того, что, выдвинув задачу ликвидации бедности и нищеты к конкретному сроку, партия поставила на кон свой авторитет в народе и обществе, возвращенный ею себе в ходе кампании по внутреннему оздоровлению партийной жизни и борьбы с коррупцией, итогам решения этой задачи в сегодняшней КНР уделяется огромное, беспрецедентное внимание; по сути, это отчет правящей партии перед страной.

Есть и еще один важный аспект, характеризующий нынешний этап развития народного Китая: чем сложнее задачи — тем настоятельнее необходимость твердого руководства; в КПК этот урок прочно усвоили из печального опыта КПСС и СССР, насмотревшись на горбачевскую «демократизацию» политической жизни, которая крутым переменам противопоказана. Именно поэтому по итогам XIX съезда КПК в 2018 году сессией ВСНП были приняты конституционные поправки, отменившие ограничения на количество легислатур пребывания лидера во главе руководства партией и страной. Старая истина, которую пора усвоить подлинным реформаторам: коней на переправе не меняют, и куда надежнее, когда спланированные лидером перемены сам он и осуществляет. В том числе силой своего авторитета, исключающей потерю управления.

В рамках подведения итогов искоренения в стране бедности и нищеты пресс-службой Госсовета КНР на днях в свет была выпущена Белая книга, названная «Борьба с бедностью: опыт и вклад Китая». Включающая предисловие, заключение и пять разделов, книга предлагает некоторые политические выводы из проведенной работы, как они видятся партийно-государственному руководству КНР, а также раскрывает содержание проделанной работы, приводя многие факты и показательную статистику. Общая логика, формируемая разделами издания, как представляется, следующая. Борьба с бедностью развернута по решению партии, которая взяла на себя соответствующее обязательство перед народом и добилась его выполнения. Нищету и бедность удалось преодолеть — это и в Белой книге, и в выступлениях партийных лидеров подчеркивается особо — впервые за всю многотысячелетнюю историю Китая. И это составляет предмет нескрываемой гордости авторов. Раскрываются общая стратегия и осуществленные в ее рамках конкретные мероприятия; особо подчеркивается, что поиск путей реализации заявленного социального партийного курса объединил усилия всех отраслей народного хозяйства, науки, как фундаментальной, так и прикладной; ход работы постоянно уточнялся и корректировался в ходе специальных исследований, сопровождавших кампанию на всех ее этапах. С подведением итогов работа не заканчивается, ибо нет пределов совершенству. И потом, современное социалистическое общество непременно предъявит новые социальные ожидания и стандарты, которым необходимо соответствовать, а это постоянный поиск новых путей и сфер деятельности, ибо бедность — понятие не абсолютное, а относительное, и все познается в сравнении.

Наконец, отдельно в Белой книге освещен международный аспект проведенной кампании. Во-первых, указывается неоценимый вклад китайского опыта в повышение мирового уровня жизни. И чисто в количественном отношении, ибо население страны составляет почти пятую часть от мирового, и в масштабе планеты результат вполне ощутимый. Это, как указывают авторы труда, «важная веха» не только в китайской, но и в мировой истории, открывающая путь к повсеместному сближению стандартов жизни в масштабах всей планеты. (Здесь Белая книга возвращается к одной из ключевых современных китайских идеологем, связанной с «сообществом единой судьбы человечества»). Распространяется это не только на количественную сторону, но и на новое качество жизни, за короткий срок созданное в целом ряде регионов и мест, которые продолжительное время ассоциировались с серьезной, хронической отсталостью. Сегодня это уже пройденный этап, перевернутая страница.

Белая книга по борьбе с бедностью

xinhuanet.com

Во-вторых, работа по преодолению бедности, как подчеркивается в Белой книге, будет продолжена, ибо опыт Китая важен другим странам, прежде всего развивающимся. Упоминается об «обогащении мировой теории» в вопросе подъема благосостояния населения. И представляется, что под этим следует понимать социалистический характер проведенных в КНР преобразований, уникальность которого не только в беспрецедентности масштабов полуторамиллиардной страны, но и в выходе далеко за рамки формальных критериев, которые в условиях капитализма, как правило, ограничиваются сугубо количественными показателями. Китайский опыт — это социалистический опыт, не имеющий ничего общего с паллиативными подходами к социальной справедливости в обществах классовой эксплуатации, вроде кейнсианства и производной от него концепции welfare state. И упор делается на то, что именно социализм способен обеспечить такие темпы социальных преобразований, которые история до этого если и знала, то они опять-таки связаны с социализмом, с советским опытом.

Ну и, говоря о международном значении представленного в Белой книге китайского опыта, непременно следует упомянуть о «Целях устойчивого развития», которые, назовем вещи своими именами, внедрены и активно используются Западом для продвижения глобалистской повестки в духе известной концепции «золотого миллиарда» (или приходящим ей на смену «платиновым ста миллионам»). Выполнив заявленные к 2030 году «Цели», на которых, кстати, спекулируют авторы упомянутой «великой перезагрузки» во главе с Биллом Гейтсом и Клаусом Швабом, на десятилетие раньше срока и в интересах большинства, а не купленных Западом «туземных» компрадорских элит, Китай переориентирует эту в известной мере провокационную программу в сторону коренных народных интересов. И тем самым предлагает пример борьбы со спекулятивным глобализмом элит в интересах широких масс населения. Прежде всего развивающихся стран. Показательно: рассыпающиеся в комплиментах «устойчивому развитию» западные идеологи, связанные с «глубинным государством», несмотря на очевидность китайских успехов, не торопятся их ни признавать, ни популяризовать. А напротив, продолжают против КНР политику давления и односторонних санкций. Этот факт, который экспертное сообщество почему-то упорно обходит вниманием, на самом деле о многом говорит.

Пресс-канцелярия Госсовета КНР Белую книгу

xinhuanet.com

В-третьих, авторы Белой книги обращают внимание, что в процессе разработки и реализации методов и способов преодоления бедности и нищеты удалось внедрить многие новые, более эффективные методы в сфере государственного, регионального и муниципального управления, что говорит о комплексном характере данной проблемы, отбрасывающей проекцию на сопредельные сферы управленческой деятельности. По сути, хотя напрямую об этом в документе и не говорится, мы имеем дело с отысканным китайскими товарищами «ключиком» к тому, что В. И. Ленин в свое время называл «главным звеном», предметно взявшись за которое, можно вытащить всю цепь волнующих общество проблем. Если смотреть на этот вопрос с точки зрения партийных идеологем, то упоминаемая в Белой книге концепция «Народ — это центр» (приложения партийных усилий) — это продолжение той самой линии КПК, о которой много говорилось в ходе коронавирусной пандемии. Только если там «центром» провозглашались жизнь и здоровье населения, то здесь — его уровень жизни.

Еще один важнейшей аспект, отраженный в Белой книге, — вопросы национальной политики, которым КПК традиционно уделяет большое внимание. И в связи с многонациональным составом населения страны, в которой имеются пять созданных по национальному признаку автономных районов — Синьцзян-Уйгурский, Тибетский, Нинся-Хуэйский, Гуанси-Чжуанский и Внутренняя Монголия, а также три многонациональные провинции — Гуйчжоу, Юньнань и Цинхай. И ввиду значительного международного резонанса национального вопроса, который в условиях нынешнего обострения отношений Китая с США и «коллективным» Западом открыто используется в развязанной против Пекина информационной войне. Здесь приведем упомянутые в документе Госсовета КНР контрольные цифры. Совокупная численность населения национальных автономий, выведенного из бедности и нищеты, центральным правительством оценивается почти в 16 млн человек. При этом 28 малочисленных народностей и этнических групп бедность с помощью политики КПК полностью преодолели, и авторы книги закономерно ставят знак равенства между их переходом от отсталости к уровню среднего достатка с движением от архаики к социализму в обход ряда эксплуататорских фаз общественного развития. Подчеркивается, что этим они обязаны вхождением в КНР, социальная политика которой существенно отличается от предшествующих ей форм китайской государственности.

На пресс-канцелярии Госсовета КНР

Xinhuanet.com

В Белой книге также раскрываются основные принципы «адресной» социальной политики, использованной в проведенной кампании. Прежде всего это постановка в центр внимания социально уязвимых «слабых» групп населения, к которым в партийно-государственных документах отнесены женщины, дети, пожилые люди и инвалиды. Отчет о помощи и о работе с этими группами содержит конкретные цифровые параметры. Приведем некоторые, наиболее важные и говорящие. Только людей с ограниченными возможностями из бедности в ходе кампании было выведено около 7 млн человек. Почти 11 млн инвалидов постоянно включены в систему гарантированного прожиточного минимума; еще 24 млн человек охватывает программа субсидий, выделяемых по уходу за лицами с тяжелыми формами инвалидности. Для китайской истории это все беспрецедентные факты. А половина из без малого ста миллионов человек, распрощавшихся с бедностью, например, пришлась на женщин. Представителям малоимущих слоев и одиноким женщинам с детьми были предоставлены ссуды и займы на общую сумму 450 млн юаней, благодаря которым почти 9 млн человек организовали и наладили собственное дело, получив источники к существованию и социальному развитию. 192 тыс. женщин получили помощь в виде бесплатных медицинских обследований; специальные благотворительные кампании, в которые были вложены свыше 4 млрд юаней, охватили более 50 млн малоимущих матерей преимущественно в бедных и отсталых районах; основной их целью также стало медицинское обслуживание, включая создание соответствующей инфраструктуры, обеспеченной оборудованием и предметами первой необходимости. Как и в свое время в СССР, достигнуто полное обеспечение детей в возрасте до двух лет детским питанием; общее количество получателей этой помощи только в бедных районах по отчетам Белой книги превысило 11 млн. Более 1,7 млрд юаней были вложены в реабилитацию сирот-инвалидов.

На китайском заводе

Xinhuanet.com

Перечислять конкретные факты достижений КНР в борьбе с бедностью можно еще долго. Но, завершая наш обзорный взгляд на опубликованную китайским Госсоветом Белую книгу, нельзя не отметить еще одного, очень важного обстоятельства. Кардинальные меры по улучшению уровня жизни в конкретных регионах и на местах создают среди населения сильный творческий подъем, который пробуждает и подхлестывает широкую общественную инициативу. В документе отмечается тот факт, что районы и регионы, выведенные из нищеты, демонстрируют стабильно высокие, несопоставимые с прошлыми периодами, темпы экономического роста и социального развития. Таким образом, успешная борьба с бедностью создает кумулятивный эффект инерции эмоционального подъема, на волне которой сообществам, которых коснулись проведенные мероприятия, становятся по плечу задачи гораздо более высокого уровня сложности, чем до этого. Надо четко понимать, что в этом заключен еще один важный резерв развития, который трудно описать в цифрах, но который значит очень много.

И последнее. Тема, которой вплотную занялись в Китае и в этом преуспели, как мы хорошо понимаем, актуальна не только для Поднебесной; не менее важна она и для нас в России, как и в других постсоветских субъектах. Тщательное изучение китайского опыта со своевременным информированием о нем общественности, без сомнения, поможет избежать многих ошибок и, самое главное, даст возможность не изобретать велосипед, а адаптировать к текущим задачам китайский опыт, соединив его с тем, что с советских времен имеется в нашей стране. С этой точки зрения борьба с бедностью в КНР — важнейшая тема, представляющая не только профессиональный, но и самый широкий общественный интерес.


Источник