]


"Мы представляли ООН". История одного из первых советских миротворцев

25 ноября 2021 г. 13:37:21

© Личный архив Анатолия Исаенко

48 лет назад 36 советских офицеров в Каире торжественно получили голубые береты военных наблюдателей ООН. С этого дня началось участие нашей страны в международных миротворческих миссиях. Одним из тех офицеров был Анатолий Иванович Исаенко, который три года провел на Синае и еще два — на Голанских высотах. Ветеран рассказал, как он стал военным наблюдателем, как проходила его служба на Ближнем Востоке и чем занимаются миротворцы.

Первая миссия СССР

Все началось в октябре 73-го года, когда разразилась 4-я арабо-израильская война, также известная как "Война судного дня". Египтяне успешно вели наступление на Синайском полуострове, их поддерживали сирийцы. Однако через несколько дней израильтянам удалось переломить ситуацию. Они выбили сирийцев с Голанских высот, форсировали Суэцкий канал, дойдя на севере до Исмаилии, а на юге окружили город Суэц.

В конце октября Совет Безопасности ООН созвал экстренное заседание и принял решение о создании вторых чрезвычайных сил ООН в зоне Суэцкого канала (на Синае). Международное сообщество пыталось остановить конфликт и развести израильских и арабских военных. В районе Суэцкого канала и на Голанских высотах уже служили миротворцы из 16 стран. Однако в новой миссии впервые участвовали специалисты из СССР. На этом настояла наша дипломатия, которая принимала активное участие в урегулировании конфликта.

Шведов в этой миссии было наибольшее количество — 36, поэтому и Москва для паритета потребовала направить в регион столько же советских военных. Так 18 наблюдателей из СССР и заступили на вахту в районе Суэцкого канала, а еще 18 — на Голанских высотах.

Анатолий Исаенко (справа) в зоне Суэцкого канала, 1974 год Личный архив Анатолия Исаенко

© Личный архив Анатолия Исаенко

Это стало большим дипломатическим успехом Советского Союза. До этого наши специалисты никогда не участвовали в таких миссиях. Сначала их не допускали к операциям, потом Москва сама отказывалась по разным причинам.

Любой стране полезно иметь специалистов в миротворческих миссиях. Это нужно и для понимания обстановки, и для приобретения опыта, и демонстрации техники. Например, тот же Сингапур снабжает многие миссии электронным оборудованием, как и Израиль.

Первые современные миротворцы появились в зоне военного конфликта в 1948 году в Палестине (Орган ООН по наблюдению за выполнением условий перемирия — ОНВУП). С тех пор ООН провела 71 миротворческую операцию, 13 из них все еще действующие, наши миротворцы участвовали в 40 миссиях. В 1956 году миротворцы начали носить свой главный опознавательный знак — голубые каски и береты (цвета флага ООН), чтобы отличаться от других участников конфликта.

Прибытие на Ближний Восток

В 1973 году я был капитаном и служил в Военном институте иностранных языков (ВИИЯ) в Москве. До этого год находился в Ираке и три года в Египте. Большинство наших военных наблюдателей, как и я, в разной степени владели арабским языком. Поэтому нас и выбрали для участия в ближневосточной миссии.

Ехать никого не заставляли, все отправились добровольно. Я эту командировку расценивал как задание Родины. Мы даже финансовую сторону не обсуждали, главное было выполнить приказ. Большинство специалистов ехали из Москвы, было много людей из Одессы, несколько из Петербурга.

Анатолий Исаенко (в центре). Каир, 1974 год Личный архив Анатолия Исаенко

© Личный архив Анатолия Исаенко

Всех собрали в Каире. Туда из Иерусалима прибыл австралийский офицер по административным вопросам, оформил документы, выдал суточные, специалист по транспорту проверил наши навыки вождения. Вновь прибывших миротворцев часто экзаменуют прямо на местах, проверяют на соответствие. За строгую аттестацию сейчас в основном выступают американцы. Были случаи, когда целую роту отсылали обратно домой, просто потому что они не отвечали требованиям.

Для нас многое тогда было в новинку. К примеру, в штабе спрашивали про то, какой у нас годовой оклад в долларах. Мы лишь пожали плечами. Офицер подсказал минимальную сумму. За увечье или смерть наблюдателям полагалась компенсация в размере $20 тыс. Сейчас это около $100 тыс. Хотя, как потом выяснилось, деньги платили не напрямую военному, а его стране.

Еще был вопрос про наши банковские счета. Откуда они могли у нас взяться? Все советские военные написали адрес войсковой части ГУ 90388. Нам выдавали суточные, но наше правительство распоряжалось этими деньгами по-своему. Мы сдавали валюту в советский банк, получали валютный оклад по ставке советника командира батальона.

Как проходила служба

Большинство наших наблюдателей уже участвовали в боевых действиях, многие до этого служили за границей, к примеру, мой товарищ служил в Алжире, летал переводчиком на президентском самолете, побывал в 16 странах. Поэтому культурная среда ближневосточных стран нам была хорошо известна.

Когда все формальные процедуры завершились, нам назначили старшего, который вводил нас в курс дела, помогал найти жилье, сориентироваться на местности. Мы посещали инструктаж по опознаванию боевой техники, изучали радиообмены, знакомились с местными военными и ездили по наблюдательным постам на линии соприкосновения.

Независимо от страны происхождения миротворцы в первую очередь представляют ООН и международное сообщество. К примеру, поступая на службу, я даже подписывал бумагу о том, что выполняю только приказы Всемирной организации, а не приказы моего правительства.

Первые три моих поста располагались на Синае, в палатках на западном берегу Суэцкого канала. Только потом там развернули фургон, где были холодильник и газовая плита. В общем, полевые условия. К каждому посту прикрепляли старшего военного наблюдателя с опытом. Мой оказался французом, он все нам и рассказывал.

Дни проходили так: в семь утра подъем, связь с контрольным центром. Потом готовили завтрак, брали что-то из еды в дорогу. Позже отправлялись на патрулирование — 5 км в одну сторону, столько же в другую. Патрулировали вдоль песчаного вала, за которым с одной стороны находились израильские войска, с другой — египетские.

Советские офицеры на занятиях по радиообмену в штабе миссии, 1973 год Личный архив Анатолия Исаенко

© Личный архив Анатолия Исаенко

Если замечали перестрелку, то докладывали в контрольный центр. Спали на раскладушках, голубой шарф ооновцев не снимали даже во время сна. Иностранные коллеги говорили, что это наш оберег.

Местные относились к нам хорошо и в Египте, и в Сирии. Вообще большинство охваченных войной стран рады появлению миротворцев. Правительства, как правило, сотрудничают с наблюдателями и помогают им. Опасность чаще исходит от разных вооруженных формирований и террористов, вот от них можно ожидать что угодно.

Риск на такой службе всегда есть, но мы придерживались строгих инструкций — патрулирование только по определенным дорогам и проверенным маршрутам. Были случаи, когда миротворцы подрывались на минах, но, к счастью, с нашими такого не случилось. Лишь однажды на юге Синая, когда миротворцы возвращались в свой батальон, их автомобиль столкнулся со встречным грузовиком. Тогда один из советских наблюдателей получил серьезную травму, пришлось отправлять его в госпиталь...

Подробно на ТАСС


Источник