]


Боялась ли советская власть своего народа?

18 июня 2021 г. 15:57:01

Когда ЛОГИКА бъёт навязанную реальность!

Вообще интересные вопросы возникают, когда читаешь о репрессиях. Ведь смотрите, как получается по нашим историкам:

- в гражданскую большевики кучу народа перемолотили, а когда война закончилась начали народ голодоморить, продразверстками разорять. Потом вроде как немного дали частному капиталу и мелкобуржуазному крестьянству покуролесить и жирок нарастить во время НЭПа, а затем опять все отобрали. Потом давай коллективизацию проводить – опять все отобрали и самих в колхоз загнали. Стали народ в колхозе заставлять за гроши работать, в бесправных рабов превратили, а паспорта не давали, чтобы не могли в город свалить.

Ну а тех, кто не хотел быть рабом, свое понятие имел о земледелии и жизни вообще, самых трудолюбивых, короче, и справных мужиков начали раскулачивать, лишать всего нажитого и ссылать в пустынные районы страны на верную смерть. Потом индустриализацию какую то начали, рабочие руки понадобились. Ну и начали по новой народ прессовать, по лагерям расталкивать, и на стройки народного хозяйства определять. И вот все гигантские предприятия, оказывается, на костях построены, бетон на крови замешан.

Да, кстати, тут еще один вопрос напрашивается. По сведениям авторитетных историков, за неполных два года 37-38 чекисты убили и закопали в землю почти 700 тысяч человек? А зачем? Стране нужны были рабочие руки. Стране этих рук катастрофически не хватало. Зачем было расстреливать здоровых мужиков, в полном расцвете лет и сил? Почему было не загнать их на ту же Колыму и использовать по полной программе? Ну даже можно было не кормить толком. Пусть бы они даже через полгода бы померли, но ведь за эти полгода они сколько леса бы напилили, сколько руды бы добыли! Но нет! Кровожадные чекисты предпочли их тупо расстрелять.

При этом все держали в секрете, тайно копали могилы, тайно расстреливали, тайно хоронили. Настолько все секретно делали, что узнали об этом только через пятьдесят лет, а захоронения так и не могут найти.

Вот как в это поверить?

Но ведь эти крестьяне, этот народ не был каким-то бессловесным быдлом! Тот народ очень сильно отличался от нас нынешних, представляющих в основном индифферентную массу. Ведь в то время люди не падали в обморок от вида крови и не обссыкались от грозного окрика какого ни будь начальника. Регулярно, на большие праздники, выходили стенка на стенку в кулачном бою. Миллионы мужиков прошли первую империалистическую, где научились нанизывать на штыки человеческую требуху, а когда случилась революция, разбежались по домам, забыв при этом сдать на склады оружие и боеприпасы. Потом прошла гражданская война, в которой друг против друга и против интервентов рубились опять же миллионы, и поняли, что любую проблему легче всего и надежнее разрешить пулей или ударом топора. По окончании гражданской войны по домам в деревни и села вернулись хозяйствовать не просто какие-то «забитые» мужички. В родные места вернулись прошедшие огонь и воду отчаянные бойцы, лихие командиры. В 1937 году даже тем, кто встретил революцию двадцатилетним, исполнилось всего лишь по 37-39 лет. Самый зрелый возраст. Даже те, кто родился в 1910 году, успел хватить лиха в гражданскую. Дети тогда взрослели рано. И к 1937 году им было по 27 лет. И я просто не могу поверить, что этих людей уводили на плаху как баранов, а они и их друзья и родственники даже не протестовали. Ну не могу поверить. В каждом доме имелась винтовка или карабин, или револьвер, а то и пулемет. Я в 2004 году сам занимался делом по обнаружению карабина и нагана под деревом в одной из деревень. Закопаны были в 20-е годы прошлого века. Так что оружия в СССР в частных руках было, как говорится, хоть жопой ешь! Но никто не восстал против власти. Ну, были кое-где бунты, так это в двадцатые. Тогда еще не все утряслось в стране. Но именно времена «Большого террора» бунтами не отмечены.

Война началась. Народ призвали в армию и дали оружие. Казалось бы, вот он, случай свести счеты с этой «проклятой» властью. И немцы то, как сильно обещали помочь. И надеялись, что народ повернет оружие против еврейских комиссаров. Но нет же. Не повернули, а умирали за эту власть, за родину и за Сталина. Ну ладно, чужаков на своей земле мы всегда не терпели. Может думали - вот прогоним немца, убьем гадину в ее логове, а потом и комиссаров к ногтю? Может и думали. Некоторые писатели в перестройку так и писали в своих книжках как красноармейцы в окопах рассуждали, что вот пришибем немца, а потом и красных порешим, колхозы разгоним, землю обратно заберем и заживем! Так только вот почему-то война закончилась, а никто на Москву маршем не пошел. Да даже в переулках и подворотнях никто представителей советской власти не приканчивал. А ведь с фронта вернулись миллионы таких вояк, перед которыми даже янки со своей атомной бомбой трухали! Сколько трофейного оружия привезли с собой! А сколько этого оружия по лесам да по полям еще до сих пор выковыривают! Но ведь опять не случилось бунта.

И ведь не запрещены были митинги и собрания. И не нужно было никакого разрешения ни у кого спрашивать, чтобы собраться у памятника Пушкину или Горькому многосотенной толпе и читать стихи. А сколько народу собиралось ежегодно на 1 Мая, на 7 Ноября на 9 Мая на демонстрации! И ведь никакой милиции поблизости не было! Никаких спецназовцев по бокам! Никаких бронеавтомобилей! И никаких попыток выступить против власти!

Так может все-таки власть и в самом деле была народной, раз народ против нее не восставал? Может власть и в самом деле репрессировала тех, кто мешал народу жить и строить свою страну? Ну а ошибки, или злоупотребления, к сожалению, они всегда были. А уж в то время, когда живы были еще люди, считавшие, что это быдло незаконно присвоило себе их Россию, их земли, поместья и капитал, тем более.

Зато, при Хрущеве мы знаем, что были выступления против власти. И выступления эти были жестоко подавлены. И пролилась кровь народа!

***

Логично предположить, что если власть так сильно не любила свой народ, что толпами гнала их в лагеря и на расстрельные полигоны, то у нее не было оснований надеяться на народную любовь. То есть комиссары должны были предполагать, что народ их ненавидит и при первой же возможности попытается свести счеты. А значит нужно лишить народ допуска к оружию. Кулаками и арматурой много не навоюешь. Следовательно любая диктатура, антинародная власть, должна была принять все меры к тому, чтобы оружие стало недоступным для простых людей. Чтобы люди, возмущенные беспределом власти, не могли обернуть оружие против нее. Что же происходило в те лихие тридцатые годы в сфере оборота оружия? Одной из функций советских правоохранительных органов в сфере обеспечения общественной безопасности в 1930 – 1940-е гг. была выдача разрешений на оружие, взрывчатые материалы, пиротехнические изделия, сильнодействующие ядовитые вещества, радиоактивные препараты (изотопы) и др. Система контроля над оружием в СССР начала складываться еще в 1920-е годы. Но только в начале 1930-х гг., в связи с созданием Главного управления рабоче-крестьянской милиции (ГУРКМ) в 1932 г. и Народного комиссариата внутренних дел (НКВД) СССР в 1934 г. эта система приняла упорядоченный вид.

В предвоенные годы наблюдался резкий рост уголовных преступлений. Такие преступления как бандитизм, разбой, убийства и грабежи были во многом связаны с наличием оружия у населения и криминальных элементов. Надзор за оборотом оружия у населения и организаций был одним из средств борьбы с преступностью. И вот, кстати, информация для размышления:

Динамика общей уголовной преступности по Союзу ССР за 1939 – 1940 гг. и в России за 2020-й год

Годы 1939-1940... (2020 Россия)

Зарегистрировано преступлений 952 376 - 1 253 947... (2 044 200)

% раскрываемости 87,8 - 89,5... (50,4)

Бандитизм (не политический) 1302 - 1307

Разбои (грабежи) из них: 23 863 - 20 130... (5300)

с применением оружия 1568 - 3087... (5200)

Убийства - 8086 - 7695

Итак, мы видим, что в наши благополучные годы преступлений совершено более чем в полтора раза больше, чем в годы сталинской тирании. И раскрываемость существенно – в полтора раза ниже, чем в СССР. При этом учтите, что в 1939 году население СССР составляло 180 миллионов человек. Население сегодняшней России – 146 миллионов 748 тысяч человек. Бандитизм в наши дни практически отсутствует, но я посчитал возможным приравнять к нему преступления террористической направленности, и видим, что 2342 преступления террористической направленности – это больше, чем было бандитских нападений в СССР. Разбойных нападений совершено в СССР конца тридцатых годов по двадцать с лишним тысяч, в России прошлого года 5300 фактов. Но почти все с применением оружия, тогда как в тридцатые лишь 1568 фактов разбоя с оружием (всего 6% и почти в четыре раза меньше чем в наше время). Убийств в 1940 году было совершено 8086, а в наше время 7695. Если считать на душу населения, то у нас совершено 5 убийств на 100 тысяч человек а в СССР 4,4. А всего погибло граждан от насилия в России 2020 года 22700 человек!

Так может там с оружием проблемы были несравнимые с нашим временем? Да вовсе нет!

Совет Народных Комиссаров (СНК) СССР и НКВД СССР в конце 1930-х гг. издали ряд постановлений и приказов, которыми определили порядок продажи различных видов оружия. Так, учреждения, предприятия, организации, учебные заведения и граждане могли приобретать мелкокалиберные винтовки только с предварительного разрешения органов НКВД.

Охотничьи гладкоствольные ружья продавались отдельным лицам только по предъявлении охотничьих билетов. Владелец такого ружья обязан был зарегистрировать его в 5-дневный срок в организации, выдавшей ему охотничий билет, в противном случае он подвергался штрафу в сумме до 300 руб. Если он и в дальнейшем уклонялся от регистрации, то оружие у него конфисковывали.

В соответствии с инструкцией «О порядке выдачи охотничьих билетов единого образца, торговли охотничьими гладкоствольными ружьями и их учете», объявленной приказом НКВД СССР № 134 от 17 февраля 1941 г. органы милиции на местах проводили нумерацию безномерных охотничьих ружей.

То есть, смотрите: сейчас гражданин, чтобы приобрести гладкоствольное охотничье ружье, должен пройти семь кругов ада. Он должен зарегистрироваться на сайте госуслуг. Подать заявление. Сфотографироваться. Сделать сканы с документов и фотографий и направить их в ЛРР. Должен пройти медицинскую комиссию, потратив на это уйму времени и немалые деньги. Потом получить разрешение на оружие. Потом, после покупки его, зарегистрировать и за это тоже заплатить. Хранить должен в сейфе за семью замками и каждый год подвергаться проверке со стороны сотрудника ЛРР, и периодически опять проходить комиссию и получать новое разрешение на оружие и снова платить за это деньги.

В годы антинародной тирании гражданину достаточно было вступить в общество охотников, где он получал охотничий билет. С этим билетом он шел в магазин и покупал ружье, которое в течение пяти дней должен был зарегистрировать в организации, выдавшей ему охотничий билет. Не в милиции и не в НКВД! В обществе охотников!!! Сравните! Потом счастливый охотник возвращался с ружьем домой, вешал его на стену на видном месте, чаще всего над кроватью и… И все! Никаких сейфов отдельно для ружья, отдельно для патронов. Никаких замков. Никаких проверок. Кроме того, оказывается лишь в 1941 году милиция начала регистрацию безномерного оружия. До этого люди просто ходили на охоту с ружьем даже не думая о том, что его надо ставить на учет.

Мой отец в возрасте 12 лет ходил на охоту с ружьем. Сам! Один! Все об этом знали и никакое НКВД, никакая милиция никому за это никаких претензий не предъявляли! И отец был не один такой. По все стране мальчишки охотились, так как мужиков не хватало, а кормиться надо было. Да, конечно были несчастные случаи из-за доступности детям оружия и патронов. Но они и сейчас есть, когда оружие в сейфах.

Но я не слышал ни одной истории о том, как школьник пришел в школу с отцовым ружьем и начал отстреливать учителей. И о взрослых, расстреливавших посетителей магазина или клуба, тоже не слыхал.

Я сам застал те времена, когда у деда ружье висело на стене в доме. А у другого деда, хотя он и не был охотником, в чулане стояла двустволка, из которой он иногда стрелял по воронам.

Вообще удивительно, зная какой кровавой структурой был НКВД, знать какой бардак царил в системе контроля за оборотом оружия в стране в те годы. Нередко об утерянном и о похищенном оружии у сотрудников и у начальствующего состава войск НКВД органам милиции было неизвестно, и розыск не объявлялся.

Большинство органов милиции, при выдаче разрешений на право хранения оружия, – это оружие по учетам розыска не проверяли. Имелось немало случаев, когда изъятое оружие у арестованных в протоколы обысков не заносилось, или наличие оружия у арестованных не устанавливалось. Оружие, давно изъятое, найденное или задержанное, годами числилось на учете и продолжало разыскиваться. Все это приводило к нарушению учета и создавало благоприятные условия для того, чтобы похищенное или утерянное оружие в одном городе регистрировалось в другом. Несвоевременное извещение спецотделов (отделений) милиции об изъятом оружии приводило к повторным вызовам граждан в органы милиции для сдачи оружия и порождало справедливые нарекания и недовольство работой органов НКВД. В городских и районных отделениях милиции работа по осуществлению разрешительной системы нередко поручалась техническим работникам-секретарям, делопроизводителям и так далее. То есть работу эту считали излишней и надоедной.

Не прекращалась работа по выдаче разрешений на оружие и в годы войны. Просто условия несколько стали серьезнее. В разного рода гражданских организациях на 1 января 1943 года имелось 311 тысяч 372 единицы оружия.

В пользовании отдельных работников гражданских учреждений имелось оружия:

Количество оружия в пользовании отдельных работников гражданских учреждений в 1941 – 1943 гг.

на 1 янв 1942 г. на 1 янв 1943 г. на 1 янв 1944 г.

Всего оружия 43426... 33208... 31119

В том числе:

пистолетов 24271... 16095... 16061

боевых и мелкокалиберных винтовок

19155... 17113... 15058

В течение 1941 – 1943 гг. органы милиции выдали только на хранение оружия – 96 838 разрешений, не считая разрешений на приобретение и перевозку оружия!

С началом освобождения оккупированных территорий проводились и мероприятия по изъятию из незаконного оборота боевого оружия. Однако числа небольшие. В течение 1941 – 1943 гг. органами милиции было изъято 243 215 стволов огнестрельного оружия. Согласитесь по сравнению с масштабами утерянного оружия во время боевых действий – это мелочи.

В 1943 г. органами милиции была произведена масштабная проверка наличия оружия у отдельных работников учреждений, предприятий и организаций. В результате проведения этой работы у населения было изъято 13 120 стволов оружия.

За 1943 г. и 5 месяцев 1944 г. органами транспортной милиции у пассажиров было изъято: 353 – пулемета, 778 - автоматов, 14 738 - винтовок, 7099 - револьверов и пистолетов, 907 554 - патронов разного калибра, 692 - ружья, 5433 - мины и гранаты.

У пассажиров! То есть народ разъезжал в поездах не только с пистолетами, но с пулеметами!!!

В условиях Великой Отечественной войны вследствие недостаточного количества взрывчатых веществ («ВВ»), выпускаемых заводами Народного комиссариата боеприпасов СССР для использования гражданскими организациями, отдельным наркоматам было разрешено самостоятельное изготовление «ВВ».

В связи с развитием кустарного производства спичек значительно возросло потребление бертолетовой соли, которая завозилась в неприспособленные и неохраняемые помещения, что в свою очередь приводило к хищению ее подростками и использованию для различных пиротехнических эффектов, в результате чего имели место несчастные случаи.

Несчастные случаи, только и всего. Никаких тебе терактов, взрывов поездов, подъездов домов, метро, школ и так далее! Только пиротехнические забавы.

ИСТОЧНИК


Источник