]


Пузырь ФРС

Илья Титов

21 июля 2021 г. 14:09:35

Десятилетиями мощнейшая экономика мира училась выживать, находясь на грани рецессии. Печать бесплатных денег, вливание их в гигантов внутреннего рынка, самозабвенная помощь капиталу, едва державшемуся на плаву и, конечно, раздача живительных тумаков всему миру — всё это позволяло сохранять статус экономического гегемона, не особо задумываясь о будущем.

Американский политик высокого уровня не привык смотреть далеко — сотрудник президентской администрации мыслит лишь в пределах срока своего начальника, а конгрессмены, благодаря принципу разделения вины между огромным количеством чуть-чуть виноватых, никогда не несут наказания за неудачные и явно антигосударственные меры, принятые при их содействии. Вмешательство американского государства в экономику работало таким образом много лет — центром этой спирали экономической безответственности некоторые исследователи называют антикризисные меры Рузвельта, другие утверждают, что источником всего этого стало "Великое общество" Линдона Джонсона, а третьи винят во всём "Никсоновский шок".

Так или иначе, после кризиса 2008 года витки спирали приняли совершенно неконтролируемые масштабы — этому не смогла помешать ни потворствующая капризам ФРС политика Обамы, ни попытки Трампа корчить из себя Рейгана. Джо Байден же, придя в Белый дом, с молодецкой американской удалью решил: "сгорел сарай — гори и хата". Итогом этого стали планы масштабных трат и вереница деклараций курсов, озвученные за последние недели.

В мировых официальных рейтингах негативного влияния пандемии на экономику Соединённые Штаты Америки занимают низкие места — если выводить некое среднее арифметическое из наблюдений "авторитетных экономистов" (большинство которых вещают именно из Штатов), то выходит, что коронавирус сам по себе почти не затронул американскую экономику, а если и затронул, то не слишком сильно, а если и сильно, то всему виной Трамп, а если и не Трамп, то новая администрация всё исправила, а если и не исправила, то точно вот-вот исправит. Как ни странно, многие СМИ, обычно с восторгом встречающие каждый чих со стороны Белого дома, подвергли сомнению оголтелый оптимизм карманных аналитиков с Уолл-стрит. Во многих крупных и про-демократически настроенных изданиях появились материалы с критикой курса Байдена. CNBC не без скепсиса рисует глобальный план Белого дома на 4,7 триллиона долларов. 1,2 триллиона обещают потратить на инфраструктурную реформу, а остаток — на социальные программы, здравоохранение и нужды экологии.

Следует понимать два момента. Во-первых, по второму пункту неизбежно возникнут вопросы у республиканцев, которые не обрадуются выделению огромных средств на донельзя левые инициативы. Во-вторых, и это куда важнее, "инфраструктурная реформа и социальные программы" в переводе с языка американской номенклатуры на язык нормального человека значит "под распил". Целесообразность этих трат никто никогда не проверит, а эффективность — не увидит.

Ещё во времена президентства Трампа, обещавшего восстановить видавшую виды американскую инфраструктуру, по большей части помнящую ещё времена Картера и Рейгана, эксперты считали, что одним триллионом траты не ограничатся. Назывались совершенно кошмарные цифры — раз за разом выяснялось, что обновление транспортных систем, энергосетей и прочих заводов-газет-пароходов способно опустошить карман дяди Сэма на один, а то и несколько десятков триллионов долларов, что может способствовать разорению этого самого дяди, а в перспективе — и всего мира, ориентирующего свою экономику на США.

Сегодня же, если верить федеральному правительству, оказывается, что столь глобальный проект стоит всего-то 1,2 триллиона — для того, чтобы понять подлинное значение выделения этих ничтожных денег на такую глобальную цель, не нужно быть особым знатоком вашингтонских нравов. Деньги, напечатанные обезумевшим станком, осядут в крупных инвестфондах, в карманах гигантов военной промышленности и в семействах вашингтонских акул, по странному совпадению близко связанных с упомянутыми конторами. По данным руководства ФРС, её баланс до начала кризиса 2008 года, в декабре 2007-го, составлял 882 миллиарда долларов. За время прошлой рецессии эта цифра выросла до 2,1 триллиона, а за период между рецессиями, до начала коронакризиса — до 4,1 триллиона. За последние же полтора года, с момента начала пандемии, эта цифра выросла в два раза — до 8,2 триллиона. На активность ФРС не влияет ни ход пандемии, ни вехи кризиса, ни даже "историческое" воцарение Байдена — темпы печати новых долларов последний год стабильны и неизменны.

До поры монструозные показатели американской экономики почти никак не влияли на рядового гражданина США. Этим очень любили подкалывать российскую пропаганду: мол, посмотрите, госдолга Штатов хватит, чтобы построить из стодолларовых купюр башню до Луны, а американцы всё равно живут лучше всех. Нельзя сказать, что бешеная спираль никогда не влияла на уровень жизни, просто постепенные, плавные и почти незаметные перемены к худшему раздражали людей не так сильно.

Но с весны американская экспертная среда замечает неслыханное: оказывается, если сразу печатать очень много денег и триллионами вливать их в страдающую от кризиса экономику, то цены будут расти! Их рост за минувший месяц, если верить индексу потребительских цен, составил около 5,4%, что вплотную подходит к показателям эпохи Буша-старшего (во многом из-за которых его и не переизбрали). До рекордных значений времён Джимми Картера — неполных 14% — Байдену ещё далеко, но он полон сил, невероятно целеустремлён и находится в самом начале своего срока. Рост цен — проблема, прямо затрагивающая почти всех, кроме самых бедных (получают продукты по карточкам) и самых богатых (летают в космос в разгар кризиса, как Джефф Безос и Ричард Брэнсон).

Тем не менее чиновники высшего разряда и СМИ, если судить по заявлениям и публикациям, видят в этом явлении лишь беду для желающих купить дом — ведь растут цены на жильё и на кредиты для его покупки. По данным Standard & Poor’s, за последний год цены на жилплощадь подскочили на 15%. Массмедиа, рассуждая о ценах на жильё, вывернули всё к проблеме доступности недвижимости для малообеспеченных слоёв населения, а оттуда всё свели, как водится в западных СМИ, к расизму. Предполагается, что цветным сложнее купить жильё в период кризиса, потому что в среднем они намного беднее белых.

Особенно тяжко приходится тем темнокожим, у которых проклятые расисты в банках смеют требовать наличие постоянного дохода, работы или отсутствия проблем с законом. Новое руководство Федерального агентства жилищного финансирования спешит положить конец этим кошмарным случаям расового неравенства. В начале июля Байден, при помощи примкнувшего к нему Верховного суда, сместил руководителя упомянутого агентства, Марка Калабрию, назначенного ещё Трампом, поменяв на Сандру Томпсон, оценщицу рисков из Федеральной корпорации по страхованию вкладов. Томпсон — чернокожая женщина, и, судя по публикациям СМИ, она полна решимости бороться с ипотечным расизмом — для этого предполагается развязать руки компаниям Fannie Mae и Freddie Mac, отвечающим более чем за половину американского одиннадцатитриллионного рынка ипотек. Fannie и Freddie, эти детища эпохи Рузвельта, были основательно прижаты к ногтю в результате событий 2007–2008 годов.

Теперь же Байден через борьбу с ипотечным расизмом думает открыть потоки дешёвых денег на рынок жилья — ведь в период кризиса граждане как никогда активно вкладываются в недвижимость. Американское государство под флагами социальной справедливости и борьбы за права малоимущих меньшинств собирается добить мировую экономику, и без того страдающую от коронакризиса, новым взрывом ипотечного пузыря, последствия которого, по оценкам экспертов, могут быть куда более жёсткими, чем в ходе кризиса 2008 года.


Источник