]


Россия опять заваливает Лукашенко деньгами. Зачем?

Сергей Артёменко

22 января 2021 г. 11:52:11

Правительство России решило оказать срочную финансовую помощь Белоруссии в размере $1,5 млрд, согласившись также продолжить дотирование экономики союзника заниженными ценами на углеводороды. Выгоды от продолжения такой практики неочевидны.

По итогам сентябрьских переговоров Владимира Путина и Александра Лукашенко российское руководство предприняло ряд шагов по спасению экономики другой части Союзного государства России и Белоруссии. В частности, было решено предоставить белорусскому правительству финансовую помощь в размере $1,5 млрд. Из этой суммы $0,5 млрд уже выделено по линии Евразийского фонда стабилизации и развития как «длинные деньги» — сроком на пять лет.

Оставшийся $1 млрд будет предоставлен как межгосударственный кредит — соответствующее распоряжение подписал премьер-министр Михаил Мишустин. Финансовая помощь придёт двумя частями — по $500 млн в 2020 году и в 2021 году. При этом долг будет исчисляться в российских рублях, что в условиях ослабления российской валюты для Минска выгодно вдвойне.

Правительство РФ оправдывает такой шаг необходимостью помочь союзнику и в целом «народу братской Белоруссии». Необходимость у номинального союзника действительно есть, и она весьма велика. Низкие кредитные рейтинги вкупе с западными санкциями весьма ограничили возможности белорусского правительства по одалживанию денег.

Без новых кредитов невозможно рассчитываться по старым долгам, а объявлять дефолт политическому руководству Белоруссии совсем неинтересно — особенно в контексте нынешней дестабилизации. Новая порция финансовой помощи России пойдёт на погашение долга Минска перед Москвой, поэтому отчасти правительство РФ помогает само себе.

Нет оснований считать, что одолженные Лукашенко деньги одалживаются именно «братскому белорусскому народу», который не имеет возможности участвовать в управлении республикой через демократически сформированные органы государственной власти и управления. При этом перспективы этого долга выглядят лучше $3 млрд, одолженных Украине накануне свержения Виктора Януковича.

Накануне финала президентской кампании Лукашенко ругал Россию за дороговизну предоставляемых ею финансовых ресурсов, хвастаясь якобы имевшимися возможностями взять в долг из других источников. И тогда было очевидно, что альтернативы Москве у Минска нет, и сейчас очевидно, что в обозримой перспективе таковая не скоро появится. Арабские и прочие друзья и партнёры пожелали новоявленным братьям мира и процветания, оставив свои деньги при себе.

Александр Лукашенко и Си Цзиньпин, 25 апреля 2019 года

President.gov.by

КНР предоставляет Белоруссии «связанные» кредиты, обусловленные закупкой китайских товаров и услуг примерно на 2/3. Лукашенко неоднократно сетовал на невозможность выбрать многомиллиардные кредитные линии. Помимо необходимости обслуживать и без того стремительно растущий долг перед Китаем при белорусском хроническом отрицательном сальдо взаимной торговли есть и ещё одна особенность такого сотрудничества: китайские «железные братья» не переводят все деньги в Минск.

Третья особенность такого кредитования заключается в том, что Пекин не столько помогает Минску (как и другим клиентам), сколько поощряет своих производителей, удерживающих рабочие места и создающих высокую добавочную стоимость. Поэтому оплата труда высококвалифицированного рабочего в КНР давно и намного выше, чем его белорусского коллеги. Поэтому правительство КНР успешно решает социальные проблемы, тогда как правительство РБ купирует и «бьёт по хвостам». Поэтому с Пекином у Минска диалог совсем иного характера, чем с Москвой.

Среди распространённых мифов союзнических отношений заслуживает особого внимания утверждение о невыгодности для России банкротства белорусских предприятий. Правительство Белоруссии обращает внимание на большой удельный вес российского промежуточного импорта в белорусских комбайнах, автомобилях и другой продукции.

Действительно, такое явление присутствует и является наследием единого советского народнохозяйственного комплекса, когда БССР была «сборочным цехом» всего СССР. Ныне же Лукашенко и другие системные националисты при всяком удобном и неудобном случае резонёрствуют на тему «укрепления суверенитета и независимости» от Москвы. Причём не только маргинальные, но и вполне системные белорусские националисты возводят в ранг аксиомы необходимость диверсификации источников сырья и рынков сбыта, зачастую прямо подчёркивая взаимосвязь тесного экономического сотрудничества с якобы опасной политической зависимостью Минска от Москвы.

На самом деле политическое руководство России и ранее всерьёз не рассматривало перспективу аншлюса, и ныне вполне ясно даёт понять, что оно не заинтересованно в таком сценарии. Такой подход в равной степени касается всего постсоветского пространства — в особенности ДНР и ЛНР, где воля народов явлена в референдумах по вопросам воссоединения с Россией.

Александр Лукашенко во время посещения ОАО «Гомсельмаш», 20 ноября 2020 года

President.gov.by

При отсутствии интеграции, контуры которой прописаны в договоре о создании Союзного государства России и Белоруссии, обе части этого несостоявшегося (и в международно-правовом смысле тоже) аморфного объединения являются естественными конкурентами. Логика что российского, что белорусского госкапитализма не оставляет вариантов. Поэтому МАЗ — конкурент для КамАЗа на российском рынке, и именно поэтому «Ростсельмаш» дискриминируется на белорусском рынке, где «тендеры по-белорусски» правдами и неправдами получает госпредприятие «Гомсельмаш». Из этой же серии перманентные торговые войны — «молочные», «колбасные», «нефтегазовые» и прочие.

Позорная история попыток реализовать хотя бы пять пилотных проектов промышленной интеграции не стала поводом для ротации ответственных за интеграцию и ревизии двусторонних отношений, которые давно трудно назвать союзническими. Не сдвигается с мёртвой точки не только экономическая, но и политическая, и гуманитарная интеграция. Отсюда — открытая коллаборация Минска с враждебными России режимами, саботаж её внешнеполитических инициатив, помощь западным друзьям и партнёрам в насыщении российского рынка контрабандой через «белорусский офшор», систематическое отрицание Отечественных войн и даже непризнание территориальной целостности Российской Федерации.

Нельзя сказать, что Москва полностью закрывает глаза на «многовекторную» политику Лукашенко. Был учтён шоковый разрыв отношений российского ВПК с украинскими партнёрами после госпереворота 2014 года, ответное «импортозамещение» белоруской продукции осуществляется. КамАЗ и БАЗ не стремительно, но уверенно продвигаются в замещении продукции Минского завода колёсных тягачей — несмотря на оскорбительные комментарии белорусского правителя. Успешно решаются задачи обеспечения продовольственной безопасности, сокращается удельный вес российского сырьевого экспорта. Однако по ряду причин как субъективного, так и объективного характера темпы позитивной динамики не позволяют испытать обоснованного восторга.

Александр Лукашенко во время общения с трудовым коллективом ОАО «Минский завод колесных тягачей», 14 августа 2015 года

President.gov.by

Стратегия здоровой автаркии, обоснованная объективно сложившимися внешними условиями, могла бы пойти на пользу российской экономике. Об этом говорит рейтинг наиболее привлекательных для инвестиций рынков развивающихся стран в 2021 году, где Россия заняла второе место — между Таиландом и Южной Кореей. Польша на 12-м месте, Китай — на 17-м, а места Белоруссии, Украины и других отторгнутых от России территорий невооружённым глазом не просматриваются.

Надежд на иностранных инвесторов у Лукашенко нет. Переговоры с МВФ провалены. Надежда только на Россию, которая почему-то не увязывает свою комплексную благотворительность со своими же политическими, экономическими и иными интересами. То есть политика Москвы прямо противоположна сложившейся и практически доказавшей эффективность практике Пекина и Вашингтона, стран Евросоюза и международных финансовых организаций.

Судя по регулярным демаршам друзей и партнёров, норовящих продемонстрировать «разворот на Запад», едва получив российскую финансовую и иную помощь, российская стратегия на постсоветском пространстве (о самом существовании которой ведутся жаркие споры) должна быть признана порочной и безотлагательно исправлена. До тех пор, пока этого не будет сделано, Кремль будет получать безосновательные упрёки во вмешательстве в белорусские выборы — вплоть до нелепых обвинений в интервенции руками «вагнеровцев», «офицеров российского ГРУ» и мифических террористических группировок, которые, по словам Лукашенко, до сих пор «через Россию иногда проникают, у нас границы нет».

Мало констатировать нахождение мяча на минском поле при обсуждении перспектив реализации подписанного в 1999 году договора о создании Союзного государства, как это недавно сделал на малоизвестном телеканале посол России в Белоруссии Дмитрий Мезенцев. За $130 млрд российской помощи Белоруссии пора бы потребовать хоть какого-то движения не только на треке углубления экономической интеграции, но и политической, и гуманитарной.

Вместо этого правительство РФ зачисляет деньги российских налогоплательщиков в бюджет формально другого государства, предоставляет ему всевозможные преференции — от торговли на своём рынке до добычи российской рыбы, списывает задним числом долговые обязательства — как в случае пересмотра кредитного соглашения по БелАЭС, занижает цену на добытые в российских недрах нефть, газ и так далее. Такие односторонние постоянные уступки и подарки за счёт нации России просто иррациональны.

Протестующие на площади Независимости в Минске

© ИА REGNUM

Сейчас политическое руководство России пытается найти свой интерес в созданной Лукашенко ситуации, когда в Белоруссии стоит выбор между ним и западными содержанками, вещающими от имени народных масс, возмущённых фальсификацией президентских выборов. Практика показывает, что подкуп уже сформированных элит неэффективен. Поэтому с уже вложенными в Белоруссию деньгами можно будет распрощаться внезапно и бесповоротно — точно так же, как с вложенными в Украину, которые сейчас работают на врагов России.

Выход из ситуации только один: участвовать в белорусской политике точно так же, как это делают британские, польские, американские, германские и другие партнёры. Участвовать, как и они, в формировании ориентированных на себя элит, защищать их и всячески поддерживать. За $5−6 млрд в год можно и нужно полностью контролировать ситуацию в Белоруссии, обеспечивая защиту российских инвестиций, которые работают также и в интересах народа Белоруссии.

России необходимо довести до конца начатую Михаилом Бабичем ревизию союзнических отношений, сформулировать свой интерес и явить его в чёткой стратегии. Пора перестать обманывать себя и других «забратской» демагогией и липовыми отчётами о некоей совместной внешнеполитической стратегии объективно несостоявшегося Союзного государства, якобы практической пользе ничего не решающего и никому не нужного «парламентского собрания» и т.п. В эпоху Realpolitik игра по другим правилам заведомо проигрышна.


Источник