]


В чём слабость российской оппозиции?

25 января 2021 г. 13:03:10

Писатель и публицист Дмитрий Ольшанский рассказал, как можно не допустить победы либеральной оппозиции.

«Полезно помнить о том, что эти милые люди, которым так хочется все вокруг разнести и сплясать на руинах, ведь у них так трагически мало свободы и тиран Путин простер совиные крыла, — так вот, у этих милых людей есть два по-настоящему слабых места.

Одно из них — это отказ государства сдаваться.

Они никогда вам не скажут об этом, но вся их напыщенная, сиропная риторика про выйти на площадь в назначенный час, про самих себя — таких благородных и таких отчаянных, иначе как жить, как дышать, возьмемся за руки, покрась юзерпик, выставь флажок, — она прячет свою маленькую тайну в заднем кармане.

И тайна эта состоит в том, что благородство-достоинство-флажок-юзерпик отлично работают, но только если чиновники решили играть с революцией в поддавки.

И мы помним, как это было, когда та самая „партия жуликов и воров” сама собирала Навальному подписи для выдвижения в мэры, а сторона обвинения — подавала ходатайство о его освобождении из тюрьмы.

О, как хорошо раскрашиваются юзерпики и поднимаются флажки, когда растерянные полицейские, судьи, министры и губернаторы почему-то набрасывают тебе мячи, а ты такой храбрый, такой возмущенный — гол, гол, и вот уже зло побеждено.

А если нет? Если та сторона не захочет сдаваться?

Как это было в Минске, где один всеми проклинаемый директор совхоза вдруг взял, да и отказался подыгрывать толпе с флажками. Она, толпа, вся из себя и модная, и молодая, и такая свободная, и все дизайнеры-рестораторы-феминистки-веганы с подкастами в наборе, давай-давай, уходи, мы евробудущее, а ты вчерашний день, а он — ну никак.

И — вы не поверите, но они сдулись. Все это будущее, вся эта молодость, весь этот тысячеголосый завывающий легион — булькнул, пшикнул и скис перед лицом одного-единственного человека, который решил, что он готов держаться.

И это — урок нашим начальникам. Если всего-навсего не поддаваться, если вести себя как Николай Павлович в двадцать пятом году, — они не пройдут. Но это про власть.

А теперь кое-что и про нас.

Дело в том, что вся картина мира активистов с флажками крепится на одном гвозде: на идее, что по ту сторону стоят они — такие хорошие, — а по другую сторону нет никого, там пустота и только ряды омоновцев со щитами, да и тем, как было сказано выше, кто-то однажды должен дать приказ бросать щиты и расходиться.

С их точки зрения, на другой стороне нет людей. Нет ни общества, ни своей точки зрения, ни идеи, ни веры, так, телевизор что-то бормочет, а его, опять-таки, нужные человечки смогут вовремя переключить.

И вот этот-то гвоздь нужно вытащить, после чего вся эта картина мира с грохотом полетит на пол.

Потому что нет больше того удобного положения, что было у них на смертном одре СССР, когда все, ну буквально все — против государства, а за — никто.

Потому что теперь за этим глубоко несовершенным, но все-таки нашим государством тоже стоят люди. Там стоим мы. Частные лица со своим мнением, а никакой не телевизор.

Алё, юзерпики-флажки-веганы, вы отстали от жизни, против вас играет уже не команда телезрителей и не Киселев-Соловьев, и даже не Путин, а отдельные люди.

И нас очень много. И у нас есть буквально один вопрос. А вы правда еще не поняли, что вам тут нечего ловить?».


Источник