]


Испанию охватили огонь и ярость

22 февраля 2021 г. 19:38:35

На пятый день протестов на Университетской площади в Барселоне в назначенные семь вечера людей было немного

Контингент настолько разный, что одним словом не описать. Были там и люди в возрасте, для которых арест рэпера стал очередным звеном в целой цепочке несправедливостей. Были взрослые — вышли за свободу слова. Были те, кто просто за Каталонию. Даже молодёжь — и та вся разношёрстная.

Группа прилично одетых студентов с запотевшими от маски очками, которые будто только что из библиотеки вышли. Рядом панки в рваных штанах с бутылкой горячительного в руке. За ними парни не самой традиционной ориентации в обтягивающих разноцветных лосинах, шлёпках с носками и белой мохнатой плюшевой шубке. И тут же просто одетые во всё чёрное с ног до головы так, что даже глаз не видно, бунтари. Вот за что люблю Барселону: неважно, какой ты, важно, что вместе со всеми за общую идею.

В центре площади читали рэп, и вся эта публика дружно хлопала. К нам подошёл мужчина: «А вы русские? Да ну! Ребята, с нами русские!» Смутил. Каталонцы к нам в принципе очень хорошо относятся, но в данном контексте они, безусловно, заинтересованы ещё в том, чтобы о протестах говорили международные СМИ. Но почему-то на остальных иностранцев реагируют спокойно, а нам всегда удивляются и радуются. Разговорились. Говорит, выходит уже в четвёртый раз, первый день пропустил. Задаю вопрос: «Зачем?» Ведь парень, которого посадили, в делах уголовных как в шелках. Девять месяцев — за оскорбление короны, два с половиной года — за угрозу расправы над свидетелем по делу о полицейском насилии, нападения на журналистов, два года условно — за восхваление группировок, которые в Испании считают террористическими. Немаленькая стопка набирается для музыканта, который даже среднюю школу не закончил.

На что он отвечает, что это несправедливо. Несправедливо, потому что в Мадриде люди могут выходить на марши, восхваляя Голубую дивизию, и никто их дубинками не разгоняет. Могут выступать с трибуны и говорить немыслимое. Далее — цитата, что их «высшая обязанность — бороться за Испанию и за Европу, нынче слабую и ликвидированную врагом. Врагом, который всегда будет оставаться таковым, хотя скрывается под разными масками, — еврей… еврей виновен, и Голубая дивизия с ним боролась». Вот такие слова произнесла 18-летняя девушка, которая открыто говорит, что она — фашист.

Она раздаёт интервью, отстаивая это право, считает, что нужно поступать так, как те самые испанские добровольцы, которые во Вторую мировую войну пошли на русский фронт помогать Гитлеру убивать советских солдат в Красном Бору, замкнули блокадное кольцо вокруг Ленинграда, а некоторые потом даже в нарушение приказа остались оборонять Берлин вплоть до 43-го года.

«Вы, — говорит мне мой собеседник, — вы ведь, русские, очень хорошо должны понимать весь абсурд ситуации. Она с трибуны открыто, не скрываясь, призывает сегодня уничтожать евреев так же, как это делали нацисты во времена войны. Почему она до сих пор на свободе, а рэпер в тюрьме? В тюрьме за то, что назвал Хуана Карлоса, отца нынешнего монарха Филиппа VI, главой мафиозного клана. Притом что он действительно подозревается в махинациях с миллионами евро, а его дочь, инфанта Кристина, приговорена к штрафу за коррупцию…»

Его прерывает громкое скандирование: «Свободу Пабло Аселю!» Осматриваюсь, а вокруг уже огромная толпа. Она заполнила всю площадь, соседние улицы, подходят всё новые люди, растягивают транспаранты.

Демонстрантов действительно много, потом их насчитают около 6 тыс. За ними не стоит какая-то одна политическая сила. Но, похоже, есть те, кто направляет толпу. Внезапно все начинают идти. Пытаюсь понять: куда, чего — и нахожу в Telegram канал, где кратко, но чётко сообщают: сейчас все на площадь Каталонии. Туда же, в канал, периодически бросают инструкции, как вести себя, если начнёт работать водомёт, как поджечь мусорку, как одеваться, чтобы тебя не могли опознать в толпе. Читают многие, но ведут себя так небольшие группы молодых антифа, подавляющее же большинство людей — мирные.

Толпа течёт по улицам к Главному управлению испанской полиции, которое охраняет ненавидимая сторонниками независимости Каталонии Гражданская гвардия. (В 2017-м Мадрид прислал дополнительные отряды гвардии для подавления беспорядков после оглашения приговора каталонским политикам за проведение референдума об отделении.) Но дойти до здания в этот раз толпа не успевает — на неё движется целая вереница полицейских фургонов, вместе с ними стройными рядами надвигаются стражи порядка (местные). Они без промедления поворачивают поток людей вспять и начинают выдавливать с улицы. Действуют чётко, жёстко, быстро. За что тут же получают в ответ залп из бутылок и камней. Тут уже на авансцену выходят самые агрессивные и активные.

Молодёжь взрывается. Сколько времени она взаперти в домах провела из-за ковидных ограничений, а тут повод представился выплеснуть всё, что накопилось. И начинаются эти кошки-мышки с полицией. Та либо бежит с дубинками, либо устраивает «карусели» — это когда на большой скорости машины рассекают по улицам, заставляя бунтующих разбегаться в разные стороны. Рассеиваются тут — собираются там. И так на протяжении нескольких часов. Жгут, где успевают, контейнеры. Но мародёров я бы выделила в отдельную группу. Местные от них открещиваются, говорят, что своих они не грабят, а занимаются этим те, кто из Марокко и Гвинеи. Берут всё, но предпочитают дорогие брендовые вещи. А потом бьют камнями памятники архитектуры, например невероятно красивые витражи великолепного Дворца каталонской музыки.

Но в целом за эти дни в одной только Барселоне материальный ущерб от уличных беспорядков оценили почти в €1 млн. А ведь протесты идут и во многих других испанских городах. Из-за приговора рэперу переругались все, кто мог. Атмосфера в правительстве наэлектризована, премьер осуждает погромы, а вот его зам их поддерживает. Запутались испанцы и в том, что всё же считать свободой слова. Где грань? Одни требуют смягчить закон об оскорблении монархии и помиловать рэпера. Другие настаивают на том, что судить, вообще-то, надо вот ту девушку, назвавшую евреев врагами, её сажать в тюрьму. Пока ограничились проверкой её высказываний.

Об испанских делах европейская пресса сообщает спокойно, по факту. Европейские институты беспорядков вообще не замечают. И Европейский суд по правам человека не требует немедленного освобождения музыканта, хотя за пределами Испании за тексты песен в Европе обычно не сажают. Глава испанского МИД сегодня в Брюсселе на встрече с коллегами может быть спокойна. Вопрос о санкциях, конечно, поднимут, но принимать их хотят не против Испании, а против России. Хотя у нас-то всё четко: ветеранов Великой Отечественной оскорблять нельзя, прославлять фашизм тоже. Да и нарушать закон не рекомендуется. В исключительных случаях один раз простят, второй раз потерпят, а потом впаяют, как положено, по всей строгости закона. Даже европейской дубинки не испугаются.+

Анастасия Попова


Источник