]


Народы — братские, Украина — несубъектна, решение — принято

5 июля 2021 г. 21:11:03

В ходе «Прямой линии» Владимир Путин сказал всё, что нужно: «украинцы и русские — один народ», украинская власть несубъектна: «ключевые вопросы жизнедеятельности Украины решаются не в Киеве, а в Вашингтоне, отчасти в Берлине и в Париже», правление Екатерины Великой — «славный период в истории России», когда «были сделаны самые большие территориальные приобретения». А также сказал, почему украинский вопрос подлежит решению и даже то, каким будет решение.

Фундаментальной причиной обострения ситуации Путин назвал «начало военного освоения украинской территории» со стороны НАТО:

«Военное освоение территории, которая непосредственно граничит с нами, создаёт для нас существенные проблемы в сфере безопасности. Это уже реально касается жизненных интересов Российской Федерации и народа России». Здесь содержится прямая отсылка к гл.I, п.8а Военной доктрины РФ (в редакции от 25.12.2014), требующей от государства действий по «подготовке к вооруженной защите и вооруженной защиты Российской Федерации».

Можно сказать и так: «Мы считаем, что вы перешли красную линию. Ждите ответа».

Слова о том, что в случае уничтожения эсминца Defender НАТО не пошло бы на эскалацию конфликта, не бравада и не «стратегия пьяного» (трезвый подвинется). «Мы хотя бы знаем, за что мы боремся: мы на своей территории боремся за себя, за своё будущее», — что было сказано спокойно, обыденным тоном. Где-то даже с юмором, когда президент рассказывал (с 1:08:00) о том, какую разведывательную операцию эсминец совместно с самолетом-разведчиком США выполнял в российских территориальных водах. Чем явно нарушил правила мирного прохода Конвенции ООН по морскому праву, ст. 19, п.2с, запрещающий «любой акт, направленный на сбор информации в ущерб обороне или безопасности прибрежного государства».

И пару других пунктов. Заявление главы Минобороны Британии Бена Уоллеса «Корабль ВМС Великобритании совершает (т.е. заявление делалось еще в ходе острой фазы инцидента — EADaily) мирный проход через территориальные воды Украины в соответствии с международным правом» — это нарушение п.2d «любой акт пропаганды, имеющий целью посягательство на оборону или безопасность прибрежного государства».

Наконец, как свидетельствуют «утечки» в британские СМИ, «мирный проход» имел целью «тестирование» реакции России на вторжение эсминца в российские терводы. И это решение было принято лично Борисом Джонсоном (кстати, вопреки мнению главы МИД Доменика Рааба). Здесь прямое нарушение п. 2l, запрещающего «любую другую деятельность, не имеющую прямого отношения к проходу».

В Батуми Defender встретили фольклорными танцами прямо на пирсе. Вряд ли британец пойдет тем же маршрутом обратно в Одессу. Вторгнется — будет потоплен, отклонится — ляжет позором на лохмы премьер-министра. Скорее всего, выяснится, что эсминец ждут в Констанце, Варне или пора идти к Босфору. Важно другое. То, что после характеристики инцидента Путин не перешел к новому вопросу, а продолжил рассуждения тем самым пассажем о начале военного освоения украинской территории, создающем угрозы жизненно важным интересам Российской Федерации.

Но тут ведущая предложила перейти к блоку социальной политики. Путин согласился (выплаты мамам детей от трех до семи это святое). Но в самом конце передачи нашел возможность продолжить рассуждения о судьбе стран бывшего СССР и безопасности России, выбрав в качестве заключительного вопроса «свободную тему». Либо всё так и было задумано исходя из правила «последней фразы». Трудно сказать, удался ли прием. Украинские комментаторы, уже услышали слова о «едином народе», перевозбудились и более глубоких посылов не воспринимали.

Между тем, при ответе на «свободную тему» прозвучал приговор Украине. Путин назвал Советский Союз «исторической Россией» и объяснил, какие его части подлежат воссоединению, а какие нет.

Здесь нужно почти целиком привести один из абзацев:

«Восстанавливать Советский Союз бессмысленно, невозможно и бессмысленно по целому ряду причин, и даже нецелесообразно, имея в виду, скажем, демографические процессы в некоторых республиках бывшего Советского Союза. Иначе мы можем столкнуться и с социальными вопросами, которые будет невозможно решить, и даже с некоторыми вопросами размывания такого государствообразующего этнического ядра».

Абзац в переводе почти не нуждается. Россия готова развивать всестороннее взаимовыгодное сотрудничество со странами Закавказья и Центральной Азии, но никаких планов по восстановлению государственного единства, скажем, с 35-миллионным Узбекистаном или 10-миллионными Азербайджаном и Таджикистаном, Россия ни в каком виде не вынашивает.

Белоруссия и Украина, исходя из определения: «один народ» — другое дело, они часть этнического ядра. Сказанное безусловно применимо к Приднестровью и при определенных условиях к части Казахстана (если местные элиты не откажутся от курса на построение моноэтнического государства). В порядке обуздания русофобствующих режимов возможны и иные меры в отношении других соседей, меры малозначимые для России и болезненные для лимитрофов, но в целом будущие границы России обозначены достаточно четко.

Первым, кто «понял всё», наверняка стал беглый экс-советник Путина Андрей Илларионов, который третий год носится со своей идеей о том, что мечта Путина, заключенная в словах об «исторической России» — возродить границы Российской империи на 1800 год. С одной стороны, радость («А ведь я говорил!»), с другой, «линия Путина» это не совсем «линия Илларионова», а скорее, «линия» его критика (см. «Где остановится Путин после Белоруссии и Украины?»), но не будем считаться.

Через два дня после «Прямой линии», президент подписал указ «О стратегии национальной безопасности Российской Федерации». Где говорится, о том, что «недружественные действия иностранных государств» могут проявляться при урегулировании не только международных, но и «внутригосударственных конфликтов»! Такой конфликт у границ России и в острой фазе — один. А также о том, что «Российская Федерация считает правомерным принять симметричные и асимметричные меры, необходимые для пресечения таких недружественных действий» (п.99).

Не говоря о том, смотри выше, что к недружественным действиям отнесено военное освоение украинской территории со стороны НАТО. Украинских комментаторов возмущает частое упоминание Путиным российского и украинского народов как братских. (В «Стратегии» см. подпункт 20) пункта 101). Не принять, но понять российский «нарратив» они могли бы: России противостоит не украинский народ, а Запад и киевский режим, отдавший страну под внешнее управление. Всё просто. Разумеется, понять не в интересах России, а для разработки контрмер собственной пропаганды. Нет же, хлопают глазами: «Да как он смеет?! На третьем (пятом, восьмом) году агрессии говорить такое?». Интересно, что они скажут через два года (если Украина протянет). «На десятом году агрессии»? Клоуны.

Збигнев Бжезинский постепенно устаревает. Но вряд ли в обозримом будущем устареет его определение субъектов и объектов геополитики. Согласно Бжезинскому, геополитический игрок это государство: а) эффективно контролирующие процессы в собственных границах и б) оказывающее эффективное влияние на процессы в границах других государств. Россия — «игрок», Украина — «фишка», как бы она ни предлагала себя другим, ни рвалась в команду какого-то игрока. «Фишка» по менталитету. Не будем здесь разбираться, как такое могло случиться с народом, давшим миру выдающихся полководцев, государственных деятелей, ученых. Факт прост: для других игроков Украина — «фишка». То ли увеличивающая количество «жизней», то ли уменьшающая. Никак не могут разобраться. Точнее, разобрались, но украинцам не говорят. Для России Украина — потенциальный член команды, резко повышающий шансы на выход в «высшую лигу».

Прав ли Путин относительно украинского народа наполовину, на две трети или на треть, значения не имеет. Эффективность влияния определяется результатом. Если влияние России на украинские процессы станет подавляющим, то в каких-то областях от свидомизма не останется духа в течение нескольких дней, в каких-то — в течение месяцев, в каких-то придется потрудиться годы. Но при одном условии: никакого продолжения танцев на граблях, никакой империи или «союза нерушимого» — никакой больше Украины, см. «Воссоединения Украины с Россией не было, или «Зеленский, учи албанский». (Ну и чтобы не бегать два раза, к очередной годовщине Конотопской битвы, приходящейся на эту неделю: «360-летие поражения «украинской армии» в Конотопской битве«.)

Никакой Украины в качестве государственного или административного образования. Соответственно, без «элит», чьи интересы противоречили бы интересам элит общероссийских. Давайте, господин Зеленский, уничтожайте олигархов, последних каких-никаких, но защитников субъектности Украины («это наша корова и мы будем ее доить»). А вот кто воспользуется экзекуцией олигархов — транснациональные корпорации или Россия — большой вопрос.

И при чем здесь инцидент с эсминцем Defender, которому мы уделили почти треть материала? Слово в защиту НАТО! Уже сам район учений Sea Breeze 2021 с «рекордным числом участников», включающим Марокко и Сенегал, это узкая полоска Черного моря, прижавшаяся к побережью Одесской области. Это позор НАТО. Тот случай, когда хочется и крутизну показать, и не огрести ненароком. Эпизод с эсминцем — робкая попытка перехватить инициативу. Давит не НАТО, давит Россия. И будет давить дальше, пока не загонит следующие учения блока в устье Дуная и вовсе не выдавит из Черного моря вместе со строящейся базой в Очакове. Всё? Нет. Будут делать запрос на проход в порт Одессы. Война вот такими средствами уже идет. Впрочем, такие войны идут между всеми, всегда и везде, пусть и с разной степенью накала.

Ощущение таково, что Кремль готов к более активным действиям: слишком сонным и благодушным было выражение лица Владимира Владимировича в ходе «Прямой линии», когда он говорил о возможных последствиях инцидентов с британским эсминцем и голландским фрегатом. Ставки подняты на такую высоту, что следующего нарушителя придется топить. И он еще не успеет затонуть, когда начнется операция на Украине. Потому что Украина — слабое звено противника. Потому что столкновение не в Сирии или Баренцевом море, а в Черном море — безусловно связано с политикой киевского режима в целом.

Какой будет эта операция, сказать трудно. Точно, что она будет такой же неожиданной, новаторской, какой в свое время стала операция Вежливых людей в Крыму. Мало столкновения в территориальных водах? Значит, будет констатация Россией разрыва Украиной Минских соглашений и признание ДНР и ЛНР в их конституционных границах бывших областей, с заключением с ними договоров о взаимопомощи и ультиматумом ВСУ с требованием эвакуации с территории республик в течение 12 часов. Причем всё это в течение одного дня. Возможно, ВС РФ нанесут ощутимый урон инфраструктуре ВСУ, но с общей задачей минимизировать потери личного состава: цель — переподчинение хотя бы части ВСУ с принуждением другой части оставаться в местах постоянной дислокации. А возможно, к Владимиру Зеленскому зайдут отнюдь не вежливые люди, отнимут айфон, сунут в руки лист бумаги и прикажут зачитать перед камерой от сих до сих.

Скорее всего, «оболочка» под названием «Украина» будет на какое-то время сохранена, но фактически страна превратится в сообщество народных республик. Которым ДНР и ЛНР окажут организационную помощь в осуществлении денацификации. А вот потом, лет через 5 или 10 можно будет провести голосование на тему: «Являются ли русские, белорусы и украинцы братскими народами?».

Альберт Акопян (Урумов)


Источник