]


Саммит глав МИД G7 обозначил возвращение Британии на роль лидера Запада вместо США

6 мая 2021 г. 21:50:09

Оценки прошедшей 3-5 мая офлайн-встречи министров иностранных дел стран G7 (США, Великобритании, Франции, Японии, Германии, Италии и Канады) с участием их коллег из Австралии, Индии, ЮАР и Южной Кореи, а также представителей ЕС и АСЕАН, коренным образом расходятся.

В целом преобладает мнение о том, что данное мероприятие уже давно не имеет решающего влияния на международную ситуацию — по двум взаимосвязанным причинам.

Первая, о которой все говорят, — это потеря «Большой семеркой» безусловного лидерства как в экономической (из-за опережающего роста производства в «развивающихся странах, прежде всего — в КНР), так и в военно-политической (вследствие усиления России) сферах. Вторая же причина, о которой, как правило, предпочитают умалчивать, — связана с нарастающими противоречиями и конфликтами внутри самой «Семерки».

В этой связи наряду с «эталонным» спором между США и Германией по «Северному потоку — 2» можно указать на Brexit, последствия которого существенно обострили отношения между Соединенным Королевством и многими странами ЕС, прежде всего Францией, — вплоть до подключения Военно-морских сил.

В 1975 году создание G7 (тогда еще G6) было призвано дать странам, проигравшим во Второй мировой войне, то есть Германии, Японии и Италии, политическую компенсацию в рамках «свободного мира» после отказа США от обмена доллара на золото и перехода от Бреттон-Вудской к Ямайской финансовой системе (Канаду взяли в пул по настоянию Великобритании — для численного большинства стран-победителей и для профилактики заявки от «постфранкистской» Испании). На момент оформления в 1976 году G7 объединяла страны, дававшие почти 52% мирового ВВП. В настоящее время их доля снизилась примерно до 28,8%.

Понятно, что в таких условиях США как лидер коллективного Запада активно ищут новые форматы международного взаимодействия для сохранения своего лидерства: G8 (с участием России в 1997–2014 годах), G20 (с 2000 года) и, наконец, нынешняя D11 (11 демократий). Последний формат осуществляется в соответствии с заявленной 46-м президентом США Джо Байденом концепции глобального противостояния демократических государств государствам автократическим — т. е., в представлении Вашингтона, Китаю и России.

Так вот, если посмотреть на прошедший в Лондоне дипломатический саммит с этой точки зрения, то назвать его безрезультатным или малозначимым — значит сильно погрешить против истины. Потому что на наших глазах происходит переформатирование «коллективного Запада» с выходом на первые роли в этой структуре Великобритании вместо Соединенных Штатов.

Если в G7 состояло только два государства из Содружества наций, возглавляемого монархом Соединенного Королевства Ее Величеством Елизаветой II, то в D11 таковых будет уже пять: к Великобритании и Канаде добавятся Австралия, Индия и ЮАР. Можно сказать, что после Brexit и устранения в США Дональда Трампа старая добрая Британская империя («глобальная Британия») выходит из тени и вновь предъявляет миру свои права на глобальное лидерство, утраченные после двух мировых войн ХХ века.

Признают ли эти права в Соединенных Штатах и в странах континентальной Европы — очень большой вопрос. Чтобы облегчить решение этого вопроса, Лондону необходимо продемонстрировать всему миру свою способность побеждать бесспорных и сильных врагов. Таковых сейчас создано два — это Россия и Китай.

Причем Москва, несмотря на очевидные скандалы с британской стороны, включая объединенные фигурами пресловутых Петрова и Боширова «дело Скрипалей» и его ремейк со взрывами в Чехии (а может быть, именно поэтому), с апреля прошлого года «подкармливает»Лондон своим золотом. В 2020 году экспорт драгоценного металла из РФ составил 320 тонн (90% ушло «англичанке»), в первом квартале 2021 года — 51,8 тонны (примерно в той же пропорции). А Пекин, несмотря на столь же очевидные «британские следы» в Гонконге, продолжает использовать лондонскую площадку как основную для продвижения своей валюты на рынке международных транзакций.

Так что в ближайшее время вовсе не исключены масштабные антироссийские провокации (скорее даже — серии таких провокаций) по периметру наших национальных границ и даже внутри страны. Важнейшими их признаками будут «американское начало и английский финал». То есть инициатором провокаций должен стать Вашингтон, а главным «миротворцем» и бенефициаром — Лондон.

Пока «претендентом номер один» в этом отношении выглядит Украина, куда прямиком с саммита G7 отправился госсекретарь США Энтони Блинкен. Но и в Средней Азии, и в Закавказье, и в Восточной Европе, включая Прибалтику, возможны разного рода антироссийские «сюрпризы».

В этом свете парадоксальная, на первый взгляд, формулировка отношения к России, принятая министрами иностранных дел «коллективного Запада» после полуторачасового, как заявлено, обсуждения: «Мы желаем стабильных и предсказуемых отношений с Москвой, но заставим ее платить за все», — становится абсолютно понятной. Они просто ничего не забыли и ничему не научились.

Для них «стабильные и предсказуемые отношения» — это когда на любой чих США, Великобритании или их союзников из Кремля должно раздаваться, как в «святые девяностые»: «Ваше здоровье, сэр! Чего изволите?» И никак не иначе. Все остальное — это «агрессия» России и нарушение нашей страной «миропорядка, основанного на правилах». Правилах, которые диктуются из Вашингтона и Лондона и в любой момент могут и должны быть изменены по воле «белых сахибов».

Так что конец весны — начало лета 2021 года могут оказаться очень «горячими». Особенно — период до даты 11 июня, на которую назначен саммит глав государств G7 в той же Великобритании.


Источник