]


Когда партия похвалит: топ-лист китайских миллиардеров стремительно обновляется

3 декабря 2021 г. 20:40:01

Последние изменения в рейтингах самых богатых бизнесменов Китая служат наглядным примером новых веяний в экономической политике руководства КНР. Прежние лидеры — основатели высокотехнологичных интернет-платформ Alibaba и Tencent Джек Ма и Ма Хуатэн — остаются в списках наиболее состоятельных китайцев, но утрата благосклонности руководства Компартии КНР определенно сказалась на их состояниях. Заметные потери за последние месяцы понесли и богатейшие девелоперы: по их личным активам ударил долговой кризис на китайском рынке недвижимости. В период пандемии и энергетического перехода на смену «генералам» бизнеса прошлого десятилетия идут игроки рынков электромобилей и продовольствия, поставщики медицинских и логистических услуг.

За два года коронавирусных катаклизмов в мировой экономики первая тройка богатейших людей Китая по версии Forbes полностью сменилась. В опубликованной недавно новой версии рейтинга 2021 года первое место занял 66-летний Чжун Шаньшань, чьи компании работают на рынках бутилированной воды и медицинских услуг — его текущее состояние Forbes оценивает в $ 65,9 млрд. Второе место получил 38-летний основатель соцсети TikTok Чжан Имин с активами на $ 59,4 млрд, а третье — 53-летний Цзэн Юйцюнь (Робин Цзэн), основатель компании-производителя электроаккумуляторов Contemporary Amperex Technology с $ 50,8 млрд. Примечательно, что в верхнюю десятку последней докризисной версии рейтинга Forbes 2019 года из этой троицы входил только Чжан Имин, замыкавший топ-10.

Создатель экосистемы Alibaba Джек Ма — пожалуй, самый знаменитый китайский миллиардер прошлого десятилетия — теперь довольствуется только пятым местом. C 2019 года, когда Ма был лидером китайского списка Forbes, его активы почти не выросли, хотя по-прежнему внушительны — $ 41,5 млрд. Занимавший два года назад второе место основатель телеком-гиганта Tencent Ма Хуатэн за время кризиса смог увеличить свое состояние на треть, до $ 49,1 млрд, но это позволило ему занять лишь четвертую позицию в списке.

Показателен и перечень китайских миллиардеров, которым спустя два года не нашлось место в топ-10 рейтинга Forbes. Главным неудачником стал 63-летний Сюй Цзяинь, основатель строительной группы Evergrande, которая в этом году оказалась на грани дефолта. На Олимп китайского бизнеса этот бизнесмен взлетел в середине прошлого десятилетия, заняв третью строчку в списке Forbes. Два года назад его состояние оценивалось в $ 27,7, но в октябре, по данным глобального рейтинга Bloomberg, у владельца крупнейшего китайского застройщика осталось «всего» $ 8,21 млрд. В компании аутсайдеров вместе с Сюй Цзяинем оказался еще один представитель этой отрасли — Янг Хойян, сопредседатель девелоперской компании Country Garden.

Из новых китайских топ-миллиардеров наибольшего внимания, несомненно, заслуживает Чжун Шаньшань — обладатель весьма нетривиальной биографии, определенно отвечающей актуальным представлениям китайского руководства о том, каким должен быть крупный бизнес в стране.

Прежде всего, Чжун имеет репутацию человека из народа — до того, как стать предпринимателем, он был каменщиком и журналистом, а становление в бизнесе не было результатом связей с номенклатурными бонзами или удачного использования механизмов господдержки в рамках свободных экономических зон. Компания Чжуна по производству питьевой воды Nongfu Spring, которая в этом году отметила 25-летие, демонстрировала вполне органический рост: начав как небольшой региональный игрок в провинции Чжэцзян, она за полтора десятилетие сделала свою марку воды самой популярной в Китае, одновременно расширяя производство и ассортимент. Не увлекаясь играми на поле политического капитализма, Чжун постепенно создал нишевую бизнес-империю, которая обслуживает преимущественно внутренний китайский рынок — еще один важный момент для экономической политики, проводимой нынешними властями КНР.

Звездным часом для Чжуна Шаньшаня стал кризисный 2020 год, когда Nongfu Spring провела исключительно успешное IPO на фондовой бирже в Гонконге, благодаря которому состояние ее основателя выросло почти втрое — с $ 18,9 млрд до $ 50 млрд. Уже в конце прошлого года Forbes признал Чжуна самым богатым человеком Азии, а в мировом рейтинге миллиардеров он оказался на шестом месте.

Кроме того, в прошлом году бизнесмен на волне резкого роста рынка медицинских товаров и услуг консолидировал 75% акций фармацевтической компании Beijing Wantai Biological Pharmacy — одного из ведущих китайских игроков в области экстракорпоральной диагностики инфекционных заболеваний и производителя вакцин. Эта пекинская компания, вошедшая в число главных разработчиков китайских тестов на коронавирус, в прошлом году также успешно провела первичное размещение своих акций (на Шанхайской бирже).

Еще одна любопытная новая персона в первой десятке китайских миллиардеров — основатель логистической корпорации S.F. Holding Ван Вэй, замыкающий топ-10 актуального списка Fоrbes с активами в $ 28,8 млрд. Его также можно назвать образцовым представителем китайского «капитализма снизу». Хотя родители будущего миллиардера были люди довольно статусные (отец — переводчик с русского языка в китайских ВВС, мать — университетский профессор), Ван вместо получения образования пошел работать на завод к дяде в Гонконге, а затем, в 1993 году, создал в соседней провинции Гуандун небольшую компанию по доставке, где поначалу сам работал курьером. К моменту IPO в 2016 году бизнес дорос до миллиардных оборотов — S.F. Holding в Китае часто сравнивают с глобальным логистическим гигантом FedEx, но его основатель неизменно предпочитал сохранять непубличность. Говорят, что Ван Вэй по-прежнему работает по 14 часов в день, вникая во все оперативные вопросы управления своей компанией — вполне убедительный образец китайской капиталистической этики.

Фигура Робина Цзэна, ныне третьего китайского миллиардера по версии Forbes, также до недавнего времени была мало известна за пределами его профессиональной сферы — производства литиевых аккумуляторов, которым бизнесмен с дипломом доктора физики занимается уже больше двух десятилетий. Ключевая компания Цзэна Contemporary Amperex Technology Co. Limited (CATL) была основана в 2011 году в его родной провинции Фуцзянь и уже спустя шесть лет заняла первое место в мире по продажам аккумуляторов.

Восхождение Робина Цзэна на вершину китайского бизнеса связывается с двумя ключевыми элементами его стратегии: активным инвестированием в исследования и разработки при использовании передового опыта в менеджменте, накопленного «старшими товарищами». В первую очередь образцом для CATL стала компания Huawei с ее амбициями глобального технологического лидера.

Пика всемирного признания продукция CATL добилась в прошлом году, когда китайский производитель был выбран поставщиком батарей для компании Tesla. В середине прошлого года Робин Цзэн объявил, что его предприятие готово начать производство нового аккумулятора для Tesla, который прослужит 16 лет или выдержит пробег 2 млн километров: первоначально батареи планировалось использовать на новой «гигафабрике» компании Илона Маска в Шанхае.

Значимость таких компаний, как CATL, для актуального экономического курса китайских властей также не подлежит сомнению. Прежде всего, руководство КНР рассчитывает, что Китай станет одним из ключевых игроков в глобальном энергетическом переходе, а для этого страна должна обладать собственными передовыми технологиями. В прошлом десятилетии перспективы китайского технологического лидерства не раз ставились под сомнение, учитывая явно вторичный характер многих доморощенных разработок (при регулярных претензиях в промышленном шпионаже в адрес китайских компаний). Однако еще несколько лет назад основной вектор будущего технологического развития был далеко не очевиден. Теперь же, на волне всемирной борьбы с глобальным потеплением, вполне очевидно, что на первый план инновационных разработок выходит энергетика, и здесь Китай благодаря бизнесменам-ученым наподобие Робина Цзэна определенно готов играть на опережение.

В эту группу, безусловно, входит и основатель TikTok Чжан Имин — некая китайская реинкарнация создателя Facebook Марка Цукерберга. Уже в момент запуска в 2015 году TikTok считался самым дорогим стартапом в мире, а в мае прошлого года рыночная оценка компании ByteDance, владеющей сетью, впервые преодолела рубеж $ 100 млрд. Это все еще значительно ниже стоимости Facebook, которая в середине этого года впервые превысила $ 1 трлн, но в качестве глобального проекта TikTok уже состоялся, чего, к примеру, нельзя сказать о платформе WeChat компании Tencent — этот сервис за пределами Китая, где он является основным мобильным мессенджером, получил довольно ограниченное распространение. Достаточно вспомнить, что в середине прошлого года администрация Дональда Трамп назвала Чжана Имина рупором Коммунистической партии Китая, заявив, что его компания поддерживает тесные отношения с властями КНР, и потребовав запретить в США скачивание TikTok (а заодно и WeChat). На тот момент количество американских пользователей сети оценивалось в 100 млн. В итоге Трамп все же подписал указ о запрете TikTok из соображений национальной безопасности, однако это решение было отменено Джо Байденом.

Чжан Имин действительно совершенно лоялен действующей власти. Например, в 2018 году он принес публичные извинения китайскому правительству за публикацию идеологически невыверенных шуток в одном из приложений своей компании ByteDance. «Наш продукт пошел по неверному пути: появился контент, несоизмеримый с основными социалистическими ценностями», — заявил тогда Имин, поблагодарив власти Китая за поддержку быстрого роста технологических компаний.

Лояльность режиму Си Цзиньпина для китайских миллиардеров действительно дорогого стоит, как показывают события последнего года вокруг Джека Ма и его «империи» Alibaba. Год назад, вскоре после выхода из состава директоров компании, Ма, являющийся, по неофициальным данным, членом Компартии Китая, позволил себе ряд заявлений относительно регулирования финансовых рынков, которые определенно пришлись не ко двору китайскому руководству. Прежде всего бизнесмен утверждал, что крупные финтех-платформы наподобие Alipay могут взять на себя многие функции классических банков, но для этого нужно прежде всего ослабить контроль над их деятельностью, который душит инновации в Китае. Сразу после этого выступления Ма на ежегодном форуме Народного банка Китая было внезапно отменено IPO его холдинга Ant Group, далее была инициирована серия расследований в отношении других его компаний, а сам бизнесмен надолго пропал из публичной жизни, хотя до этого был исключительно медийной фигурой. Лишь в нынешнем октябре Джек Ма, ранее проводивший много времени за границей, впервые выехал за пределы Китая.

С похожими проблемами столкнулся и недавний конкурент Джека Ма за первое место в китайском списке Forbes Ма Хуатэн после того, как нынешним летом мишенью китайской идеологической машины оказалась индустрия видеоигр, где его компания Tencent долгое время лидировала. После того, как в публикации государственной газете Economic Information Daily онлайн-игры были названы «духовным опиумом», акции Tencent обвалились более чем на 10%, капитализация компании упала на $ 60 млрд.

Но даже несмотря на злоключения Джека Ма и Ма Хуатэна, а также проблемы крупных застройщиков, 2021 год для ведущих китайских миллиардеров завершается исключительно удачно. Если два года назад Forbes насчитал за первой десяткой богатейших бизнесменов КНР активы примерно на $ 245 млрд, то в последней версии рейтинга совокупное состояние топ-10 оценивается уже более чем в $ 420 млрд. Словом, что бы китайское руководство ни заявляло о верности идеалам социализма, один из главных законов капиталистических кризисов — богатые становятся еще богаче — и на сей раз сработал как часы.

Олег Поляков


Источник