]


О территориальной целостности России и «праве наций на самоопределение»

28 июля 2021 г. 10:18:11

Владимир Путин называет «миной замедленного действия» Ленинский принцип «права наций на самоопределение». Но ведь и конституции РФ заложен принцип самоопределения народов (как в преамбуле, так и в ст. 5, ч. 3).

Да, в Основном законе РФ утверждается также и территориальная целостность государства. Однако о территориальной целостности говорилось и в конституции СССР. Итог мы знаем – как только наступил известный геополитический момент, право на самоопределение оказалось в приоритете над «незыблемостью» территориальной целостности. Значит, аналогичная мина замедленного действия заложена и под РФ. Как же её обезвредить?

От перестройки к перезагрузке

Похоже, единственный способ, выбивающий правовую основу под гипотетический развал РФ по границам современных автономных образований – «обнуление» самого федеративного устройства. Это возможно через объявление современного российского государства правопреемником Российской империи, а не Советского Союза. Так автоматически теряют силу большевистские акты, касающиеся национально-государственного устройства страны. Как мы уже отмечали, это, заодно и правовая основа для гипотетического же собрания русских земель – тех самых «подарков» бывшим союзным республикам. Дарил, заметим Владимиру Владимировичу, не русский народ, а, скажем так, космополиты-«интернационалисты», захватившие власть в России.

Мы прекрасно отдаём себе отчёт что решение о правопреемстве (точнее, континуитете) от Российской империи – во всех отношениях очень непростой шаг. Но жизненно необходимый – как для гарантии сохранения РФ, так для возрождения исторической России в целом. И сделан он может быть на той почве, что де-юре империя не была упразднена: объявление Временным правительством республики 1 сентября 1917 года было нелегитимным, поскольку совершилось до созыва Учредительного собрания; само же Учредительное собрание, как единственный представительский орган, было разогнано большевиками, следовательно, и власть последних была незаконна.

Ещё один критерий нелегитимности революционной власти и её деяний предлагал светлой памяти профессор Высшей школы экономики Владимир Махнач – на том основании, что русские оказались в СССР самыми бесправными из коренных народов исторической России. О том, что в РСФСР был самый низкий уровень жизни среди союзных республик (за исключением, разве что пустынных Туркмении и Казахстана, населённого, впрочем, преимущественно русскими), знает каждый, имевший счастье путешествовать по одной шестой части земной суши. Исключение составляла, конечно, туристическая витрина Москва и Ленинград. Впрочем, и последний не особо выделялся среди областных центров других республик. «Отсюда простейшая логика: режим, угнетающий национальное меньшинство, может быть назван несправедливым, жестоким, шовинистическим, наконец, нацистским, но режим, угнетающий национальное большинство, может быть назван только оккупационным, – писал Владимир Леонидович в работе «Идеологические технологии».Что касается договоров, кем-то подписанных и ратифицированных, то их можно упразднить как созданные нелегитимным, оккупационным режимом».

Но означает ли, что упразднение советского национально-государственного устройства и территориального деления влечёт за собой отказ народам бывшего СССР и РСФСР, в частности, в праве на самоопределение. Никоим образом.

Между принципом самоопределения и территориальной целостностью

Дело в том, что Ленинское «право наций на самоопределение» и «право народов на самоопределение», как оно сейчас понимается в международном праве – не тождественны. Если у Ленина формой выражения нации является её выделение из существующей страны в национальное государство, то ООН, согласно Декларации «О принципах международного права…» (1970 г.) выступает против «нарушения территориальной целостности или политического единства суверенных и независимых государств, соблюдающих в своих действиях принцип равноправия и самоопределения народов». Имеется в виду, что принцип территориальной целостности неприменим лишь к тому государству, которое не обеспечивает равноправие проживающих в нём народов (что, например, демонстрирует Украина в своей языковой и образовательной политике) и вообще не допускает свободное самоопределение таких народов (та же Украина в отношении русинов). В то же время, согласно резолюции ПАСЕ №1832, «право этнических меньшинств на самоопределение… не предусматривает автоматического права на отделение [и] в первую очередь должно быть реализовано методом защиты прав меньшинств». По мнению Венецианской комиссии, самоопределение следует понимать главным образом как внутреннее — в рамках существующих границ (право народов свободно определять их политический статус и осуществлять своё развитие в пределах государства), а не как внешнее — через отделение.

«В отношении принципа территориальной целостности в Декларации ООН 1970 года подчеркивается, что государство обладает территориальной целостностью, если оно соблюдает права народов, проживающих на этой территории, не предпринимает действий, нарушающих эти права»,напоминал в 2008 г. Сергей Лавров в связи с признанием Москвой независимости Абхазии и Южной Осетии. – А руководители Грузии неоднократно предпринимали попытки подчинить себе Южную Осетию при помощи силы, всячески ограничивали и дискриминировали ее жителей вплоть до массовых убийств, т. е. грубо попирали основополагающее право на жизнь».

Что же касается принципа самоопределения (в документе это именно принцип, а не право), выражающегося в создании национального государства, то упомянутая декларация ООН распространяет его лишь на колонии, не относя к «государствам, имеющим правительства, представляющие весь народ, принадлежащий к данной территории, без различия расы, вероисповедания или цвета кожи». Также исключительно к колониям относит это право документ Генассамблеи ООН 2000 г. «Декларация тысячелетия».

Принцип самоопределения народов – наш случай

Но какими должны быть границы субъектов федерации, позволяющие соблюсти право народов (в том числе, русского) на самоопределение (культурное, административное, хозяйственное) в пределах единого государства? Прежде всего, справедливыми. «Общеизвестно, как определялись границы союзных республик и автономий – там, где жил самый удаленный от своего этнического центра якут, там проходила граница Якутии, – напоминал Махнач. – Но совершенно никого не интересовало, где живет на своей земле самый удаленный от этнического центра русский…». Замечательный пример! Республика Саха (Якутия) по площади – превышает весь ЕС вместе взятый. При этом якутов там – менее полумиллиона. С эвенками и коренным народом региона эвенами это недотягивает даже до населения карликового Люксембурга. На момент учреждения этого «национального» образования в 1922 г. их насчитывалось и того меньше – около 200 тысяч. Понятно, что освоили регион, построили в нём города, дороги (какие-никакие) электростанции, открыли и освоили месторождения – русские. Зато теперь некоторые особо национально озабоченные ратуют за независимость Якутии, которая, мол, «вынуждена содержать всю Россию за счёт своих исконно якутских алмазов» («традиционная якутская трубка мира» – крупнейшая в мире горная выработка на алмазы – кимберлитовая трубка «Мир» представлена на заглавной иллюстрации).

Не с таких ли призывов начиналась независимость «нефтяной» Чечни? Помнится, Солженицин в 90-х предлагал рецепт прекращения чеченской войны: давайте отдадим чеченцам всё, с чем их взяли в Российскую империю – потрясающей красоты горы и предгорья. А унылые долины с построенными в них городами (в т.ч. Грозным) и разведанными месторождениями оставим строителям и разведчикам.

Кстати, горцы Северного Кавказа – одни из немногих народностей, которые оказались в составе России, будучи принуждёнными к миру в ходе Кавказской войны, которые они же и начали. Подавляющее большинство этносов и субэтносов вошли в Российскую империю добровольно. И даже просились десятилетиями. Для некоторых, как, например, для грузин или малороссов – это был классический вопрос «быть или не быть» на этой Земле. Первые находились на грани необратимой депопуляции, вторые неуклонно ассимилировались в поляков. Многие народности на момент своего вхождения в состав, находились на том этапе этногенеза, на котором уже неспособны были к государственному строительству (этнос не обладал уже достаточной энергией для создания государственных механизмов, в том числе – в сфере обороны). Единственным способом защиты от посягательств конкурентов на их ареал обитания был (и, очевидно, остаётся) симбиоз с государствообразующим этносом – не важно, в составе Российской ли империи, Китайской, Японской Австрийской или Турецкой. Но мы говорим о тех, что присоединились к России и таким образом не только получили все возможные блага цивилизации, но и сохранили свою идентичность.

Однако определяя справедливые границы для национальных образований внутри федерации, следует учитывать не только истинный ареал «титульной нации» на момент вхождения в Россию, но интересы и «нетитульных» меньшинств (как тех же эвенов – народа тунгусо-маньчжурской группы). Чтобы не получилось как в бывших союзных республиках, когда Таджикистан нарушает права памирцев, Латвия – латгальцев и ливов, Украина – подкарпатских русинов, Молдавия – гагаузов и т.д. и т.п.

Именно на примере отношений с «бывшими союзными» может быть отработана и «внутрироссийская» модель. «Мы вполне можем признать выгодным образование новых государств, но они должны при этом быть организованы в результате переговоров с нами, в результате выплаты компенсаций за свое незаконное благоденствие в составе Советского Союза, – заключал профессор Махнач. – Напомним здесь, что в ценах внутрисоюзного рынка, только шесть союзных республик имели положительный баланс: три славянские республики и три закавказские, а остальные девять жили за их счет. В ценах же мирового рынка имели положительный баланс только две республики: РСФСР и Азербайджанская ССР. Все остальные сильно задолжали. Представители этой общественности, этих народов, могут быть признаны нами и получить права на собственную государственность лишь в тех границах, которые будут определены по соглашению с нами.

Эти государства несомненно должны признать на своей территории наличие русской собственности и, наконец, мы вправе оговорить статус русских людей на территории этих будущих государств. Русские люди должны иметь такой же особый статус в Молдавии или, скажем, в Латвии, какой шведы имеют в Финляндии.

Само собой разумеется, исходя из русского дружелюбия и христианского милосердия, исходя из инстинкта имперской целостности, с тех, кто пожелает с нами остаться, мы можем не взыскивать долги и не требовать компенсации, лишь установив на вечные времена равные права русских граждан России с нерусскими. Вот последовательная и неунизительная для нас позиция. Вдумайтесь в нее еще и еще раз, и вы согласитесь с тем, что нам, русским, признавать революцию своей, а постреволюционные режимы своими, невыгодно. Поступая таким образом, мы предаем своих детей.

С нами не хотели говорить ни по совести, ни по закону. Сейчас пришло время восстанавливать свои права».

Дмитрий Скворцов


Источник