]


С США и без них: сможет ли Китай завоевать Тайвань?

26 октября 2021 г. 18:54:51

22 октября президент Джо Байден публично подтвердил, что США твердо намерены встать на защиту Тайваня, если он подвергнется нападению со стороны Китая. При этом Байден не разъяснил, что он подразумевает под «защитой»? Означает ли «защита» готовность Соединенных Штатов воевать с КНР за Тайвань?

Итак, фактический объем обязательств США по обороне Тайваня остается по-прежнему неоднозначным.

США привержены обороне Тайваня, но при этом придерживаются политики «двусмысленности» в отношении его суверенитета. Политика «двусмысленности» или «стратегической неопределенности» означает баланс между сдерживанием китайского нападения на Тайвань и отказом от любых обещаний Тайваню, которые могли бы придать тайваньскому правительству уверенности для официального провозглашения независимости.

Таким образом, президент США предложил еще раз после своего летнего заявления лидеру КНР Си Цзиньпину вернуться к сложившемуся с 1972 года статус кво в отношении Тайваня. В соответствии с «политикой одного Китая» США признают формальные притязания Китая на суверенитет над Тайванем, но выступают против насильственного присоединения острова к материковому Китаю.

Таков пока результат развития двухнедельного военно-политического кризиса вокруг островного «квази», но «де-факто» государства, начавшегося в начале октября этого года. Здесь следует заметить, что начало октября из года в год — это традиционный период обмена колкостями между Китайской Народной Республикой и Китайской Республикой (Тайвань). Оба государственных образования являются правомочными наследниками китайской революции 1911−1949 годов. 1 октября в материковом Китае празднуют с большим размахом национальный праздник основания Китайской Народной Республики. А спустя неделю — 10 октября на Тайване отмечают национальный «Праздник Двух Десяток» (10.10) — начала так называемой «Синьхайской революции», свергшей в 1911 году маньчжурскую династию и основавшей Китайскую Республику. Тайвань считает себя даже не преемником, а той самой основанной в 1911 году «Китайской Республикой». Тайваньские сепаратисты, которые призывают к провозглашению независимости Тайваня, как раз и предлагают оборвать эту традицию с ее линией государственности от Сунь Ятсена и Чан Кайши.

Так вот. Уже стало традицией, когда каждый год 1 октября китайское правительство в Пекине регулярно делает заявления на самом высоком уровне о том, что оно считает Тайвань отколовшейся провинцией Китая и оставляет за собой право воссоединить его силой, если это будет необходимо. А 10 октября из Тайбэя следуют соответствующие заявления в адрес китайских коммунистов, узурпировавших власть на материке и подавляющих свободу с правами человека.

На этот раз, в промежуток между 1 и 10 октября со стороны Пекина помимо обычной риторики последовали и воинственные жесты. В день празднования 1 октября Пекин направил 38 боевых самолетов в «зону идентификации» ПВО Тайваня, а председатель КНР Си Цзиньпин назвал неизбежным «воссоединение» Китая и Тайваня. В последующие несколько дней полеты в сторону Тайваня китайской боевой авиации продолжились и в общей сумме, по подсчетам тайваньских властей, достигли 150 вылетов.

В мировых СМИ заговорили о возможности военного вторжения НОАК на Тайвань. Министр обороны Тайваня Чиу Куо Чен на заседании парламентского комитета по обороне заявил, что напряженность в отношениях с Китаем достигла самого высокого уровня за последние 40 лет. Министр не ждал прямого военного конфликта, но полагал, что существует риск случайного столкновения, т. е. инцидента с последующей эскалацией.

Дальше Чиу Куо Чен предположил, что КНР планирует вторжение на Тайвань на 2025 год. По его словам, технически Пекин готов к вторжению уже сегодня, но в ближайшем будущем сможет сделать это с бóльшей легкостью.

Собственно, а почему Чиу Куо Чен указывает на период «последних сорока лет», как на самый высокий уровень напряженности?

Вспомним, что история взаимоотношений КНР и Китайской Республики на Тайване знает три военно-политических кризиса:

— «Первый кризис в Тайваньском проливе» в январе—феврале 1955 года;

— «Второй кризис в Тайваньском проливе» 23 августа 1958 года;

— «Третий кризис в Тайваньском проливе» в 1995—1996 годах.

В Первый и Второй кризисы произошли военные столкновения, а третий закончился внушительной демонстрацией силы со стороны США. Президент США Билл Клинтон в марте 1996 года направил в Тайваньский пролив две авианосные группировки (АУГ). До Тайваньского пролива американские АУГ не дошли. Они остались в непосредственной близости от него. Отношения Пекина и Вашингтона были урегулированы на основании продолжения политики «двусмысленности». Вашингтон воздействовал на Тайбэй с тем, чтобы тамошняя Демократическая прогрессивная партия и тогдашний президент Тайваня Ли Дэнхуэй проявили сдержанность в вопросе провозглашения независимости острова.

Таким образом, нынешнее обострение не дошло до уровня 1995−1996 годов и пока не стало «Четвертым кризисом в Тайваньском проливе». Президент США Байден счел нынешний уровень напряженности достаточным для президентского заявления, но никак не для демонстрации силы в Тайваньском проливе или возле Тайваня.

Теперь вернемся к Первому и Второму кризисам в Тайваньском проливе 1955 и 1958 года. Кризисы сопровождались военными столкновениями, но не в проливе и не возле Тайваня, а вокруг контролируемых гоминьдановским режимом в Тайбэе отдаленных малых островов. В 1955 году успех был на стороне КНР. НОАК захватила острова Ицзяншань. Гоминьдановцы вынуждены были оставить и острова Дачэнь.

В 1958 году во Второй кризис в Тайваньском проливе были артиллерийские обстрелы, были воздушные бои с потерями с обеих сторон, но КНР не удалось установить контроль над прибрежными у материковой части Китая островами Цзиньмэнь и Мацзу. Конфликт тогда не привел и к прямым военным столкновениям между КНР и США, поскольку на эти острова не распространялось действие Китайско-американского договора о взаимной обороне 1954 года.

Находящиеся под контролем Китайской Республики (Тайвань) острова Цзиньмэнь расположены на расстоянии пушечного выстрела от берега провинции Фуцзянь Китайской Народной Республики. Их площадь — 153 кв. км, а население около 100 тыс человек. Если бы сейчас КНР хотела бы обострить ситуацию до «Четвертого кризиса в Тайваньском проливе», то китайские военные могли бы достаточно легко захватить эти острова. Это была бы военная операция совсем другого уровня сложности нежели та, которая предполагала бы военное вторжение на Тайвань. Для пропагандистского эффекта «воссоединения» острова Цзиньмэнь подошли.

Очевидно, что за нынешним обострением вокруг Тайваня стоят сложные политические маневры сразу трех сил: КНР, США и Китайской Республики (Тайвань).

По полной аналогии с событиями Третьего кризиса в Тайваньском проливе 1995−1996 годов Пекин вновь обеспокоен тем, что правительство Тайваня и нынешний президент Цай Инвэнь с их Демократической прогрессивной партией продвигают дело к официальному провозглашению независимости. Следовательно, Пекин хотел бы удержать Тайбэй от каких-либо шагов в этом направлении. Помешать сепаратистам из Пекина могут лишь апелляцией к Вашингтону через угрозу военной эскалации.

В ответ на «китайский запрос» президент США Джо Байден заявил, что его китайский коллега Си Цзиньпин согласился соблюдать «Тайваньское соглашение».

Политика «Одного Китая» является ключевым краеугольным камнем китайско-американских отношений. Но политика «Одного Китая» отличается от китайского принципа «Одного Китая», в соответствии с которым Китай настаивает на том, что Тайвань является неотъемлемой частью единого Китая, который однажды воссоединится. Тайвань — это проблема внутренней политики КПК в КНР. Воссоединение — это символ успеха коммунистического развития, очередной мотиватор для легитимации власти китайских коммунистов. Это возможный великий подвиг председателя Си.

Кроме того, Пекин через очередное обострение вокруг Тайваня решил проверить реакцию США после их выхода из Афганистана. Вывод американских войск из Афганистана, в том виде, как он был осуществлен, заставил и Тайбэй задуматься о перспективах своего союза с США. Китай решил добавить сомнений в умах правителей Тайваня.

Помимо этого, была и реакция КНР на создание США известного военно-технического партнерства в рамках AUKUS (Австралия — Великобритания — США).

События октября 2021 года только внешне кажутся тревожными. Они в очередной раз продемонстрировали, что Китай пока не готов к большой военной кампании для «реинтеграции» Тайваня — по военным, политическим, экономическим и прочим причинам.

В военном плане Китай все еще не готов начать полномасштабное десантное вторжение на остров. Такая операция приведет к значительным жертвам с обеих сторон. Как показали воздушные вторжения начала октября, Китай мог бы наносить удары по целям на острове своей авиацией и ракетным оружием. Еще Китай мог бы задействовать кибертаки на Тайвань и даже использовать свои возросшие военно-морские силы для какой-то морской блокады острова.

Но подобные военные действия, даже без вмешательства США, создали бы собственные проблемы для китайского мореходства — прибрежного и дальнего по трассе Тайваньского пролива. Пролив был бы закрыт и для международного судоходства, включая такое важное, как японское.

Любые военные действия разного уровня Китая с целью принудить Тайвань к объединению создают потенциально катастрофические риски для более широких экономических и внешнеполитических целей Китая. Тайвань их не стоит.

Неопределенность для Пекина в этой ситуации — это реакция США — либо в рамках ограниченного конфликта по модели «четвертого кризиса в Тайваньском проливе», либо в ситуации крупномасштабной войны с китайской десантной операцией на остров.

В Пекине понимают, что силы НОАК имеют в районе Тайваня существенную степень локального превосходства. Но пекинскому руководству не ясно, до какого уровня США готовы идти в случае эскалации конфликта, если дело с их стороны дойдет до практической помощи Тайваню. Сейчас существует разве что риск непреднамеренного инцидента. Это когда, например, тайваньская ПВО «случайно» собьет самолет КНР, и китайские военные вынуждены будут ответить, чтобы как-то сравнять счет.

В этой ситуации неопределенности и двусмысленности следует ожидать, что Си и руководство КПК будут удовлетворены тем, что они высказали свою точку зрения в отношение стремлений сепаратистов на Тайване. Американцы в ответ на запрос из Пекина их остудят, и дело пойдет так, как оно шло к очередному будущему обострению. Правила игры, определенные в 1970-х, таковы, что они не позволяют обострениям опускаться до уровня вооруженных столкновений в очередном «кризисе в Тайваньском проливе»

Крупная война за Тайвань по-прежнему крайне маловероятна.

Население Тайваня составляет 24 млн, столько же сколько у Австралии, но с тем отличием, что плотность населения на Тайване 650 человек на кв. км, а у Австралии — только 3,3.

Т.е. Тайвань густо заселен, и любые военные действия на его территории при подобном обстоятельстве будут иметь катастрофические с гуманитарной точки зрения последствия.

Тайвань имеет вооруженные силы численностью в 170 тыс., комплектуемые на основании всеобщей воинской обязанности и контракта — 90 тыс. в Сухопутные войска; 40 тыс. во Флоте, включая 10 тыс. морской пехоты, и 40 тыс. в ВВС.

Подавляющее большинство основных вооружений — танки, артиллерию, самолеты и вертолеты — Тайвань приобретает у США и лишь частично производит собственные модели.

Всеобщая воинская обязанность означает, что вооруженные силы Тайваня имеют в резерве, определяемом возрастом до 30 лет, более 2 млн человек. Таким образом, при мобилизации вооруженные силы Тайваня могут легко увеличить свою численность только на первом этапе мобилизации до 1 млн человек.

Подобный ответ требует от НОАК соответствующих сил вторжения. Как их переправить через Тайваньский пролив в таком количестве?

Тайваньский пролив по своим параметрам расстояний близок проливу Ла-Манш. Следовательно, десантная операция с материка на остров своим масштабом должна быта на уровне и даже из-за современных вооружений превосходить известный «День Д» 1944 года.

Только стремительность операции вторжения — в две недели может свести на нет возможность американского военного вмешательства.

Однако масштабы вторжения будут настолько велики, что достигнуть стратегической внезапности будет невозможно, особенно учитывая проникновение в КНР разведывательных служб Тайваня. Считается, что о подготовке НОАК операции вторжения тайваньские, американские и японские лидеры узнают более чем за 60 дней до ее начала. Это позволит переместить структуры командования и политического руководства Тайваня в заранее подготовленные горные туннели, вывести военные корабли из уязвимых портов, задержать всех подозреваемых лиц, установить в Тайваньском проливе морские минные заграждения шириной до 8 миль, рассредоточить и замаскировать армейские подразделения и авиацию по всей стране, перевести экономику на военную основу и призвать в строй резервистов.

На западном побережье Тайваня имеется только 13 пляжей, годных для морской десантной операции НОАК. Каждый из них уже подготовлен к потенциальному военному конфликту.

В результате НОАК не удастся на первой стадии операции подавить управление на Тайване и гарантированно завоевать господстве в воздухе. Это сделает чрезвычайно рискованной всю десантную операцию против отмобилизованной и имеющей более тяжелые вооружения армии Тайваня. Кроме того, возникшая продолжительная пауза перед вторжением позволит американцам принять решение, попутно осуществляя давление на руководство КНР.

В отдельных публикациях в СМИ в США выражается уверенность, что в случае оборонительной войны против Китая вооруженные силы Тайваня при их потенциале сами справятся с обороной острова без вмешательства США. Однако вмешательство США может быть ограниченным. Ключ к победе — это завоевание господства в воздухе. Американская авиация с авианосцев может ограничить свои действия воздушной обороной острова без приближения к материку. Поэтому война через пролив между КНР и Тайванем по мнению американских военных аналитиков пока остается в разряде невероятно рискованных авантюр.

Теоретически Тайвань когда-нибудь воссоединится с материковым Китаем. Здесь было бы полезным вспомнить исторический прецедент. После маньчжурского завоевания Китая сторонники свергнутой династии Мин бежали на Тайвань в 1662 году. Они превратили остров в оплот против маньчжурской династии. И только спустя 20 лет в 1683 году маньчжурская династия Цин с помощью голландцев установила контроль над Тайванем. Нынешние «голландцы» играют против материкового Китая. Поэтому противостояние острова и материка затянулось уже более чем на 70 лет. Если иноземный фактор будет устранен или «сам уйдет», то для «воссоединения» Тайваня и Китая большой войны не потребуется.

Дмитрий Семушин


Источник