]


Потеря льгот и «сакральности». Почему статус горожанина утратил престиж?

Зоя Емельянова, Екатерина Булатова

26 ноября 2021 г. 8:18:08

Жители крупных сельских населённых пунктов не хотят становиться горожанами

Жители крупных сельских населённых пунктов не хотят становиться горожанами, несмотря на то, что в отдельных из них численность населения доходит до нескольких десятков тысяч человек, а инфраструктура и экономика не отстаёт от иных городов.

Активно застраиваются окраины крупных городов, но жителям и высоток-новостроек, и элитных коттеджных посёлков, и исторических станиц удобнее оставаться сельскими жителями. Связано ли это исключительно с преференциями, которые получают селяне?

Летом 2018 года власти Новоусманского района Воронежской области запустили на информационном ресурсе «Активный электронный гражданин» голосование. Жителям села Новая Усмань, в котором проживает около 20 тыс. человек, предложили проголосовать за или против изменения статуса на городское поселение, жителям поселка Отрадное того же Новоусманского района предложили путем голосования высказать свое мнение о возможности включения этой территории в черту Воронежа.

И Отрадное, и Новая Усмань располагаются в непосредственной близости к Воронежу, многие новоусманцы работают в Воронеже, а воронежцы охотно перебираются в Отрадное и Новую Усмань — жильё здесь дешевле, чем в Воронеже, ниже и тарифы. Здесь ведётся активное строительство как индивидуального жилья, так и многоэтажек, развивается инфраструктура. Став городом, Новая Усмань получила бы возможность войти в ряд федеральных программ, увеличить бюджет, местные власти получили бы более широкие полномочия, а присоединение Отрадного к Воронежу было выгодно, прежде всего, строительством крупного жилого микрорайона «Черемушки» на 40 тыс. жителей.

При этом переход в статус горожан ударил бы непосредственно по жителям — в этом случае они лишаются целого ряда преференций, полагающихся селянам. В результате против присвоения статуса города Новой Усмани высказались более 90% жителей, а более 75% жителей Отрадного не захотели присоединения к Воронежу.

«Мы увидели, что население не готово к изменениям, и для этого есть определенные основания. Это ухудшение экономических условий, отмена льгот, повышение ставки полиса ОСАГО для автомобилей», — прокомментировал тогда журналистам глава района Дмитрий Маслов.

В границах Воронежской области насчитывает 15 городов — помимо областного центра, это Бобров, Борисоглебск, Богучар, Бутурлиновка, Калач, Лиски, Нововоронеж, Новохопёрск, Острогожск, Павловск, Поворино, Россошь, Семилуки, Эртиль. Но в регионе немало и крупных сёл или посёлков городского типа, являющихся райцентрами, которые вполне могли бы претендовать на статус города.

К таким населённым пунктам относится, например, село Нижнедевицк. По данным историков, первое упоминание о селе Нижняя Девица на месте нынешнего Нижнедевицка относится к XVII веку, а в конце XVIII века Нижнедевицк стал центром большого уезда, объединившего территории нынешнего Нижнедевицкого района, частично Хохольского, Репьевского районов Воронежской области и части территории Белгородской и Курской областей. Статуса города Нижнедевицк лишился уже при Советской власти, в 1928 году, и стал селом и центром Нижнедевицкого района Центрально-Чернозёмной области. Сегодня (по данным переписи 2010 года) здесь живёт около пяти тысяч человек. Село интересно сохранившимся историческим ядром застройки, в Нижнедевицке есть собственный краеведческий музей, немало памятников культуры регионального значения.

Однако, по мнению известного воронежского краеведа и писателя Владимира Елецких, жители Нижнедевицка вряд ли захотят стать горожанами.

«Переименование из села в город коснется населения, нужен референдум. В этом случае у жителей резко подскочат цены на электричество, например. В селе цены ниже, и это самая главная экономическая проблема для населения. Второе — это почта, связь. Кроме того, переименование в город коснется многих структур, организаций, которые должны будут сменить устав, документы. Это большие проблемы, которые и мешают возвращению Нижнедевицку статуса города», — отметил Владимир Елецких.

«Что такое город, по большому счёту? Чем Нижнедевицк отличается от Новохопёрска? Большой разницы нет, зато дешевле электричество», — отметил Елецких, напомнив, что город Тербуны Липецкой области в своё время утратил статус посёлка городского типа, став селом, что повлекло резкое снижение тарифов и цен.

Но есть и обратный пример — в середине 2000-х жители посёлка Краснолесного буквально с боем и судами добились возвращения его в границы Воронежа. С 1965 года посёлок был передан в административное подчинение Железнодорожного района города Воронежа, а в 2004 году Воронежская облдума вывела Краснолесный из границ Воронежа, и он оказался в Верхнехавском районе. Тогда власти пытались убедить жителей в выгоде статуса селян, однако краснолесцы, привыкшие считать себя горожанами, выступили против этого решения, дошло даже до бойкота выборов в органы местного самоуправления и иска в суд. В итоге в 2005 году суд вернул Краснолесный в состав городского округа. Власти пытались обжаловать это решение в Верховном суде, однако безрезультатно — Краснолесное осталось в составе Воронежа.

В соседней Липецкой области в настоящее время обсуждается возможность присоединения к областному центру части Грязинского района. В местных телеграм-каналах утверждают, что цель — увеличение численности населения за счет селян. В случае, если решение будет принято, для жителей присоединенных территорий коммунальные тарифы значительно увеличатся.

На Кубани и Дону сложилась ещё более интересная ситуация. Здесь отдельные села и станицы насчитывают по 30 и более тысяч жителей, однако инициированные изменения в статусе принимаются с большим трудом, с одной стороны, жителями, с другой стороны — самими властями.

Связана ли сложившаяся ситуация только с экономическими выгодами? Ведь, например, в Ростовской области тарифы для электроэнергию для всех территорий абсолютно одинаковы, в Краснодарском крае различия есть, но, например, тариф для жителей сельских территорий и горожан, в чьих домах установлены электроплиты, абсолютно совпадает.

В марте 2021 года в Краснодарском крае группа местных депутатов инициировала вывод Ейска (имеет статус городского поселения) из состава Ейского района и возвращение ему статуса самостоятельного города. Свое предложение они объяснили обращениями жителей и намерением развивать Ейск как курорт. Тогда депутаты заявляли о росте доходов бюджета и решении проблемы управления муниципалитетом. Город, расположенный на берегу Таганрогского залива, был включен в состав района в 2007 году — в целях эффективного управления.

«С 2007 года не сделано ничего. Город в очень плохом состоянии, он деградирует. Курортом мы не стали», — цитирует «Ъ — Кубань» председателя Совета депутатов Ейского городского поселения Александра Бережного.

«Люди спрашивают, почему Анапа, Геленджик, Горячий Ключ, которые гораздо меньше Ейска, являются городскими округами, а мы, пятый по численности населения город в Краснодарском крае, являемся городским поселением», — сказал Бережной.

Эта инициатива в итоге так и не нашла поддержки ни у властей района, ни у краевых властей, да и, судя по всему, население тоже отнеслось к ней спокойно.

Отношение к изменению статуса на городской ярко проявилось в недавнем скандале вокруг создания Ростовской агломерации. Проект предусматривает, в частности, объединение Ростова-на-Дону с населёнными пунктами Аксайского района. В конце 2018 года, когда проект находился в стадии обсуждения, активно против выступили донские казаки — вовсе не из-за сельских преференций, тарифы на электроэнергию в Ростовской области едины для жителей всех территорий. Представители казачества высказывали опасение, что самая известная казачья территория с вхождением в агломерацию превратится просто в городскую периферию.

«Ефремовское подворье в станице Старочеркасской, на котором расположены основные экспозиции Старочеркасского музея-заповедника и Старочеркасского Свято-Донского мужского монастыря, являются одним из ключевых объектов показа по истории донского казачества, которое в этом году посетили туристы из более чем 80 стран мира. В случае присоединения к Ростову это место потеряет свою сакральность, став частью периферийного района мегаполиса Ростова-на-Дону. И выветрится из этих славных мест романтизм казачьей истории, которая так привлекает отечественных и зарубежных туристов», — заявил тогда историк, академик Петровской академии наук (СПб), член Союза писателей России, член Исторического совета войскового казачьего общества «Всевеликое Войско Донское» Михаил Астапенко.

Несмотря на протесты, от планов создания Ростовской агломерации власти не отказались — первое чтение документ в региональном заксобрании прошёл, во втором его планируют рассмотреть в декабре 2021 года.

Что касается в целом «привилегированности» сельских жителей, то, отметил в беседе с корреспондентом ИА REGNUM руководитель фракции «Справедливая Россия» в Законодательном собрании Ростовской области Сергей Косинов, дело ещё и в компенсационных выплатах.

«К примеру, педагоги, работники здравоохранения и культуры, фармацевтические работники, работающие в сельских территориях, получают субсидии. В Ростовской области, в частности, в рамках областного закона №274-ЗС от 17 января 2005 года «О социальной поддержке отдельных категорий граждан, работающих и проживающих в Ростовской области» (документ) они получают компенсационные выплаты на оплату коммунальных услуг и жилого помещения. В основном сегодня на селе остались люди, которые так или иначе привязаны к бюджетному процессу. Это работники администраций, местных больниц, школ и детских садов, библиотек, а также небольшое число фермеров, которые занимаются сельских хозяйством», — отметил Косинов.
«Если мы уравняем сельскую местность и сделаем её городскими территориями, то, естественно, этих льгот не будет. Есть определённые пенсионные послабления для сельских жителей, которые проработали в сельском хозяйстве ещё в советские и постсоветские годы. В основном это всё некий материальный стимул, из-за которого селяне не хотят укрупнения населённых пунктов и превращения их в города», — считает депутат.
«Есть ещё и моральный стимул. Что селяне всё-таки боятся некой оккупации созданием городской агломерации. Это связано и с качеством воздуха, воды, почвы. Это тоже играют не последнюю роль. Хотя никто конкретных исследований и социальных опросов не проводил, а надо было бы. Чтобы выяснить, почему люди не хотят укрупнения населённых пунктов, однако молодёжь покидает сёла. Но это уже отдельная история», — сказал в беседе с ИА REGNUM Косинов.

Источник:ИА REGNUM


Источник