]


Так кто же здесь «иностранный наймит»? Почему протестует Сербия

Драгана Трифкович

6 января 2022 г. 12:23:18

О связи между экологическими демонстрациями в Сербии, новым законом о референдуме и опасностью потери суверенитета

Новая волна демонстраций в Сербии поднялась после того, как сербские власти начали процедуру принятия двух новых законов, а общественное телевидение (РТС) отказалось транслировать в эфире ролик, направленный против интересов транснациональной корпорации «Рио Тинто», которая собирается добывать в Сербии литий.

Чтобы понять рамки протестной волны, которая прошлась по сербским городам, нужно проанализировать как политическую ситуацию в Сербии, так и подоплеку проекта по добыче лития «Ядар», который сербские власти рассматривают как особо важный для развития страны.

Уже ряд лет экономическая политика в Сербии нацелена на привлечение иностранных инвестиций. Иностранные инвесторы пользуются особыми преференциями, государство выделяет средства из бюджета на их привлечение, они получают по десять тысяч евро за открытие одного рабочего места. В этом не было бы ничего плохого, если бы речь шла о государстве, у которого нет собственных производственных мощностей. В данном случае мы имеем дело с тем, что иностранные компании получают деньги за открытие бизнеса в тех хозяйственных областях, в которых до краха экономики в рамках переходного периода Сербия развивала собственное производство с давними и успешными традициями. Большое число сербских бизнесменов недовольно такой политикой и считает, что государство отдает предпочтение иностранцам в ущерб отечественному производителю. Конечно, речь идет об избранных инвесторах, за которыми стоят политические центры влияния. Как показала практика, сербское государство в большой степени безоговорочно защищало интересы зарубежных компаний, с которыми заключало конкретные сделки вопреки интересам сербских граждан.

Если к этому мы прибавим непрозрачность подписанных с иностранными инвесторами договоров и тот факт, что в этих договорах допускается нарушение внутреннего законодательства, становится понятным, что именно вызвало недоверие и злость граждан.

Во многих случаях законодательная база Сербии приспосабливалась к нуждам иностранных инвесторов. Иногда принимался lex specialis (специальный закон), который лишал силы нормы национального законодательства, регулирующие какую-то конкретную область. Например, в случае проекта «Белград на воде» был принят закон, легализовавший нарушение действующего закона об экспроприации. Благодаря этому стало проще изымать из частной собственности земли и недвижимое имущество. Чтобы не нужно было каждый раз принимать специальные законы, власти решили внести изменения в существующий закон об экспроприации, учитывая при этом нужды проекта «Ядар». Нужно упомянуть, что эти спорные нормативы были приняты без проведения предварительного экспертного обсуждения или общественной дискуссии.

В парламенте Сербии, в котором с 2020 года фактически нет оппозиции и который полностью контролируется правящим режимом, в ноябре текущего года на скорую руку были приняты Закон об изменениях и дополнениях закона об экспроприации и Закон о референдуме и народной инициативе, которые вызвали недовольство граждан. Протестующие во многих городах Сербии выдвинули требование отменить их.

Нужно уточнить, почему эти два закона считаются спорными. Что касается Закона об изменениях и дополнениях закона об экспроприации, его принятие облегчило бы процедуру изъятия частного имущества у граждан в случае, когда это имущество является препятствием для реализации проектов, имеющих особую значимость для государства. При этом не ясно, по каким критериям проектам присуждается подобный статус. Из-за нового закона любой гражданин может лишиться имущества в короткие сроки из-за интересов определённых компаний. Вспомним «Белград на воде», по поводу которого большинство экспертов высказалось негативно. В предыдущие годы в Сербии было много случаев изъятия имущества у граждан через частных приставов. Бывали случаи, когда законные владельцы недвижимости оставались без крова, даже тогда, когда данная недвижимость была для них единственным местом проживания, не дождавшись окончательного решения суда по поводу того, кому принадлежит право собственности над этой недвижимостью. Судебные процессы в Сербии продолжаются слишком долго, так как судьи завалены огромным количеством дел.

Новый Закон об экспроприации оставляет владельцам недвижимости лишь пять дней на то, чтобы высказаться по поводу судебного решения, и максимум 15 дней до его исполнения. На основании этого закона имущество может быть изъято у его владельца в рекордные сроки в угоду интересам какой-то иностранной компании. Это значит, что семья, проживающая сотни лет в одном сельском хозяйстве, может фактически за ночь лишиться имущества, если оно находится на территории, где планируется реализация «особо значимой для государства инвестиции». Применительно к проекту «Ядар», хозяйства сельских жителей на этой территории могут быть изъяты из-за строительства рудника компании «Рио Тинто», на котором будет добываться руда ядрит, содержащая литий и бор.

Экологический активист организации «Давай, меняй!» Саво Манойлович, который в самом начале был одним из главных организаторов протестов, утверждает, что до настоящего времени для нужд проекта «Ядар» и строительства рудника «Рио Тинто» было выкуплено 140 гектаров земли в долине реки Ядар из планируемых 600.

Что касается Закона о референдуме и народных инициативах, организаторы протеста считают, что он отнимает у граждан Сербии право принимать решения, касающиеся суверенитета страны, и передает его политическим организациям и богатым корпорациям.

Референдум должен обеспечивать большинству граждан отдельно взятой страны возможность высказывать свое мнение о главных государственных и национальных вопросах. В соответствии с прежним законодательством, референдум в Сербии считался состоявшимся, если в нем принимало участие как минимум 50%+1 избиратель от общего числа граждан, внесенных в избирательный список. Новый закон отменяет этот порог явки, так что в будущем решения по поводу вопросов государственного значения сможет принимать даже незначительное число граждан.

Первый следующий референдум намечен уже на 16 января 2022 года. На нем граждане Сербии должны проголосовать за или против внесения в конституцию изменений, касающихся правосудия. Здесь надо напомнить, что президент Сербии Александр Вучич в ответ на акции протеста против проекта «Ядар» заявил, что «последнее слово будет за гражданами Сербии». Он фактически обещал проведение референдума по поводу этого проекта, но если мы вспомним, какие положения содержит новый закон о народном волеизъявлении, то становится понятным, что судьбу проекта может решить даже абсолютно ничтожное количество голосующих. Дополнительно усложняет дело то, что граждане Сербии сомневаются в законности выборов, которые проводятся в стране, и поэтому у них нет причин верить, что референдум будет честным. В конце концов, как граждане Сербии могут получить реальную картину, касающуюся всех деструктивных аспектов проекта «Ядар», если общественное телевидение Сербии отказывается показать ролик, в котором перечисляются негативные моменты в деятельности компании «Рио Тинто»?

Новый закон о референдуме создает условия и для того, чтобы в будущем ряд важных решений, которые не поддерживает большинство населения — например, вычеркивание преамбулы о принадлежности Косово и Метохии из конституции Сербии или вступление страны в НАТО, — принимало не большинство, а меньшинство граждан.

Нужно объяснить также, что такое проект «Ядар» и почему он так волнует население Сербии.

Этот проект назван по имени реки, в чьей долине в 2004 году был обнаружен минерал ядрит. Пока это единственное место в мире, где находятся залежи этого минерала. Правительство Сербии заключило договор с англо-австралийской транснациональной корпорацией «Рио Тинто», на основании которого она получила право осуществлять добычу ядрита на территории муниципалитета Лозница (регион Мачва в западной Сербии). Речь идет о сельскохозяйственном регионе, у которого есть большой потенциал производства органического продовольствия.

Президиум Академии инженерных наук Сербии высказал озабоченность по поводу долгосрочного воздействия, которое окажет реализация проекта «Ядар» на окружающую среду региона. «Реализация проекта «Ядар» ведет к деградации долины реки Ядар и грозит первичным природным ресурсам — почве, лесу, воде и оригинальному биологическому разнообразию. Особенно беспокоит процесс, который ставит под вопрос суверенитет Сербии, так как «Рио Тинто» проводит «План действий по расселению населения», выкупая с молчаливого согласия государственных органов власти и городских властей Лозницы земли и недвижимость у местного населения», — говорится в сообщении академии.

В соответствии с анализом, проведенным академией, начальные действия по разработке рудника вызвали бы необратимую деградацию 533 гектаров почвы — запланирована вырубка 204 га леса, уничтожение 317 га сельскохозяйственной земли, снос домов на 8,2 га и уничтожение 4,2 га фруктовых деревьев. Предусмотрено и обустройство хранилища мусора в долине Ядара, которое займет 146 и 166 га территории вдоль ручья Штаивац. Для этого нужно вырубить 149 га леса с 26 000 кубометров древесины.

Декан факультета лесного дела Университета в Белграде Ратко Ристич резко отрицательно оценил этот проект. «Любой человек должен знать, что такое эксплуатация лития. Эффекты загрязнения сложно локализовать. Если проект «Ядар» будет реализован, под угрозой окажется не только Лозница, но и все города, которые находятся вниз по течению рек Ядар, Дрина и Сава вплоть до Белграда и дальше. Если руду будут добывать здесь, под угрозой окажутся города Чачак и Горни Милановац — последствия будут неописуемые. Кто настаивает на добыче лития? Те люди, которых мы называем хорошим словом «западные друзья», но на самом деле это одна преступная группировка хищников и эгоистов, которая преследует исключительно собственные интересы», — заявил Ристич.

У компании «Рио Тинто» крайне одиозная репутация, которую характеризует грубое нарушение прав человека, коррупционные аферы, загрязнение окружающей среды и уничтожение почвы во многих странах мира, где они добывали руду. Вопиющий пример — Папуа-Новая Гвинея, где из-за «Рио Тинто» вспыхнула гражданская война, так как правительство страны не захотело удовлетворить требования населения остановить эксплуатацию золота и меди, которую осуществляла эта компания. Также известен случай уничтожения двух археологических памятников культуры австралийских аборигенов, которые просуществовали несколько десятков тысяч лет.

Проект «Ядар» в Сербии направлен на производство литий-карбоната — одного из основных материалов, из которых изготавливаются литиевые аккумуляторы для гибридных и электрических автомобилей и аккумуляторы для хранения энергии из возобновляемых источников. В соответствии с планами «Рио Тинто», проект «Ядар» должен обеспечить компании позицию самого крупного поставщика лития в Европе на несколько десятилетий и производство литиевых аккумуляторов для одного миллиона электромобилей в год.

Евросоюз в настоящее время импортирует большие объёмы лития, а главным производителем литиевых аккумуляторов является Китай. По прогнозам, в следующем десятилетии спрос на литий возрастет в 50 раз. У Германии амбициозные планы по производству электромобилей. И хотя в этой стране запасы литиевой руды очень большие (больше, чем у Сербии), Германия не желает их эксплуатировать по соображениям сохранения окружающей среды.

По информации исследовательского центра БИРН, Германия не случайно интересуется проектом «Ядар», так как «Рио Тинто» уже наладил контакты с тремя немецкими автомобильными заводами — Dajmler Mercedes, Volkswagen и BMW. С другой стороны, Великобритания и США требуют от правительства Сербии ускорить процесс открытия рудника для того, чтобы «Рио Тинто» могла как можно скорее начать добычу сырья. На встречах представителей компании «Рио Тинто» с представителями сербского правительства обычно присутствуют и послы Великобритании, Австралии и США.

При этом для сербской общественности договоренности, которых правительство Сербии достигло с компанией «Рио Тинто», являются «коммерческой тайной». Контракты, которые власти подписали с компанией, нигде не опубликованы. Президент Александр Вучич недавно заявил, что Сербия в случае отказа от проекта «Ядар» должна выплатить концерну «Рио Тинто» 100 миллиардов евро штрафа. Когда и как был подписан договор, который содержит столь «выгодные» для Сербии условия, не знает никто.

Понятно только то, что реализация проекта «Ядар» соответствует интересам Великобритании, Австралии и США (новая военно-политическая организация AUKUS) по стратегическому сдерживанию китайского влияния и зависимости Евросоюза от китайского импорта. С другой стороны, проект соответствует интересам Германии, которая намерена развивать свою автомобильную промышленность с помощью лития из Сербии, оберегая при этом окружающую среду своей страны.

Когда речь идет о самих протестах в Сербии, нужно отметить, что у них нет политических лидеров и что они мобилизовали многих недовольных граждан, которые высказывают таким образом свое недовольство всей политикой сербских властей. Сила протеста превышает политические рамки. Хотя многие политические партии стремятся навязать себя протестующим гражданам, оказалось, что для демонстрантов неприемлемы политические объединения, связанные как с властью, так и с оппозицией. Это говорит о глубине кризиса и большом недоверии граждан, решивших оказать сопротивление отчужденной политической элите.

Режим Александра Вучича обвиняет демонстрантов в том, что им за участие в акциях платят извне. Хотя среди экологических и других движений есть те, кто получает западные гранты, это нельзя отождествлять с легитимным правом каждого гражданина бороться за здоровую окружающую среду или против изъятия собственного имущества.

Заметно, что некоторые элементы акций протеста носят характер цветной революции, что указывает на возможное намерение внешних сил использовать нарастающее недовольство населения в своих целях. Но имеют ли право сербские власти, которые вместе с британским и американским посольством лоббируют интересы компании «Рио Тинто», перекладывать ответственность на граждан, защищающих свои дома, реки и воздух, и называть их при этом «иностранными наймитами»?

Ко всему этому нужно добавить и то, что существует опасность эскалации конфликта, что уже произошло в городах Шабац, Нови Сад и Белград, когда группы близких к режиму провокаторов набросились на демонстрантов. Этот же сценарий мы наблюдали в июле прошлого года во время демонстраций против ужесточения мер борьбы с эпидемией коронавируса, а также во время протестных акций оппозиции в 2018 и 2019 году.

Так как экологические протесты показали большой потенциал, власти решили отреагировать и отменить закон об экспроприации и дополнительно пересмотреть закон о референдуме, что и являлось основным требованием одного из организаторов демонстраций — движения «Давай, меняй!»

Как оказалось, движение «Давай, меняй!» получает финансирование от иностранных государств, в том числе от Фонда Рокфеллера. С другой стороны, лидер этой организации Саво Манойлович работает в государственном институте. Эти факты указывают на то, что речь идет о политических действиях на стыке интересов западных центров влияния и действующего сербского режима. После того как Александр Вучич выполнил требования организации «Давай, меняй!», Манойлович сообщил о прекращении акций протеста. С одной стороны, это кажется законным и корректным, с другой — нужно обратить внимание на ключевой момент, который остался в тени демонстраций и их «успеха» после отмены спорных дополнений к законам. Мудрое изречение гласит, что дьявол кроется в деталях, а здесь такая деталь — отмена нижнего порога явки на референдуме. По этому поводу организация «Давай, меняй!» не имела никаких замечаний, вернее, она не требовала, чтобы в новом законе о референдуме содержался пункт о необходимом нижнем пороге явки — 50% + 1 голос.

Почему это важно? Референдум о внесении дополнений в конституцию, касающихся правосудия, — лишь пробный шар. Если это пройдет, завтра темой референдума будет «Рио Тинто». Еще более опасно то, что на референдум может быть вынесен вопрос о вычеркивании из конституции преамбулы, в которой Косово и Метохия определены как неотъемлемая часть Сербии, или о вступлении Сербии в НАТО. Сербское общество консолидировано как по первому, так и по второму вопросу, но новый закон о референдуме позволяет принимать решения с помощью самой незначительной группы населения. Поэтому важнее всего не допустить применение этого закона, который нарушает конституционный порядок Республики Сербии. Очевидно, что сербская общественность стоит перед своего рода капканом — акцент делается на других пунктах закона, а не на том, который является самым важным.

По всей видимости, об этом некому будет говорить в будущем составе парламента Сербии, так как общество раскололось на оппозицию, составленную из либеральных структур (с которыми конкурируют экологические движения), и власть с широкой коалицией правящих партий и контролируемыми оппозиционными объединениями псевдопатриотического толка. В таких условиях национальные интересы остаются вне фокуса внимания, кроме тех случаев, когда власть или подконтрольная ей оппозиция злоупотребляют этими интересами ради политического маркетинга. Поэтому вряд ли кто-то из них обратит внимание на этот ключевой момент и призовет общественность продолжить протесты до отмены антиконституционного закона о референдуме, благодаря которому Сербия может полностью лишиться суверенитета. Участием в референдуме по новым правилам общественность легализует референдум как средство злоупотребления. В будущем это может иметь катастрофические последствия.

Источник:ИА REGNUM


Источник