]


Семнадцатый век в истории нашей страны

22 февраля 2021 г. 13:49:56

Москва 16 столетия. А.М. Васнецов.

Эта тема озвучена мной в видео, текст ниже:

Ссылка на видео: https://youtu.be/4-N5BQ3duC0

* * *

Начиналось XVII столетие с небывалых потрясений, поставивших страну на грань национальной катастрофы, - с крестьянской войны и польско-шведской интервенции.

Ценой чрезвычайного напряжения сил и огромных жертв русский народ отстоял свою национальную независимость, самостоятельность своего государства.

Но страна была разорена и опустошена. Были утеряны смоленские, черниговские и новгород-северские земли с 29 городами, в том числе Смоленском, побережье Финского залива.

К концу же столетия России удалось не только вернуть утерянные западные земли, но и существенно расширить свою территорию: добровольно вошла в состав России Левобережная Украина с Киевом, были раздвинуты восточные пределы государства от Урала до Тихого океана, отвоеван у Турции Азов, предпринята попытка, хотя и неудавшаяся, ликвидировать очаг постоянной агрессии на юге - Крымское ханство, и Россия смело приступила к решению вековой задачи - отвоеванию выхода в Балтийское море.

На протяжении XVII столетия постоянно нарастали изменения в государственном строе России. Для начала столетия было характерно значительное ослабление государственной власти.

Династия Романовых, завладевшая шапкой Мономаха в ходе острой борьбы за престол многочисленных претендентов, вознесенная на вершину общественной лестницы в результате общенационального движения против польско-шведской интервенции, первоначально стремилась укрепить свою власть опорой на возможно более широкие круги русского общества.

В первой половине XVII века в управлении государством активную роль играет боярская дума, на это же время падает и расцвет деятельности сословно-представительных органов — земских соборов.

На земских соборах участие в обсуждении государственных дел принимали представители феодальной знати, духовенства, верхушки городского населения - посада, а на соборе 1613 года присутствовали даже выборные от черносошных крестьян.

Однако к середине XVII века положение русского монарха значительно укрепляется, а к концу столетия самодержавная власть уже ясно обнаруживает стремление к абсолютизму. Московское царство готовится стать Российской империей.

Абсолютистской идеологией проникнут крупнейший законодательный свод этого времени - Соборное уложение 1649 года.

Личность царя становится воплощением государственного порядка, преступления против личности царя Уложение относит к числу наиболее тяжких государственных преступлений.

Для политического строя России второй половины XVII века характерны падение значения боярской думы, прекращение с 1653 года практики созыва земских соборов и одновременно с этим усиление роли приказов, рост бюрократического аппарата.

Сам царь Алексей Михайлович был характерным порождением складывающегося абсолютизма.

По стилю своей деятельности он был прямым предшественником Петра I с его стремлением все держать в своих руках, совершенствовать зависимый только от личности монарха бюрократический аппарат.

Воплощением возросшего могущества царя, мощным орудием личного контроля монарха над работой бюрократического аппарата и жизнью всего русского общества стала его личная канцелярия — Приказ тайных дел.

Движение вперед заметно и во многих других областях жизни, и прежде всего - в развитии хозяйства. На протяжении века быстрыми темпами идет процесс освоения богатых, плодородных земель южной окраины (современный Черноземный Центр).

Развивается ремесло, и на этой основе растут города, возникают первые мануфактуры, появляются зачатки промышленного развития. Более значительные масштабы приобретает торговля, русские купцы все более решительно выступают против засилья на русском рынке иностранного купечества.

В XVII веке грамотность становится достоянием широких кругов дворянства и посадских людей, большим спросом начинают пользоваться учебные пособия.

В 1687 году в Москве открывается первое высшее учебное заведение России — Славяно-греко-латинская академия.

XVII столетие стало временем значительных перемен в быту и нравах, науке и литературе, временем рождения отечественного театра и светской живописи.

Были сделаны значительные шаги и на пути переустройства армии.

Еще в 30-е годы созданы были первые полки «нового строя» (солдатские, драгунские, рЕйтарские), а к концу века они становятся основной и наиболее боеспособной частью русской армии.

Так за два-три поколения был пройден путь от состояния разрухи и упадка к созданию исходной базы того рывка вперед, который Россия совершила в начале следующего столетия и который вывел ее на широкую международную арену, сделал ее одной из ведущих европейских держав.

Это восхождение от слабости к могуществу не было плавным и бесконфликтным.

Наоборот, оно совершалось в обстановке острейших конфликтов и потрясений, которыми заполнен весь XVII век.

Здесь и борьба внутри господствующего класса за землю и крестьян, и острейший конфликт между светской властью и церковью, и раскол самой церкви на «староверов» и «никониан», и столкновения между противниками и сторонниками готовившихся преобразований, и ожесточенная борьба в различных сферах культуры против духовной диктатуры церкви, и, конечно же, невиданный размах классовых выступлений.

И все это осложнялось необходимостью вести длительные, изнурительные войны с такими сильными противниками, как Речь Посполитая, Швеция, Крымское ханство, Турция.

Одна только борьба с кочевниками, продолжавшаяся не одно столетие, требовала огромного напряжения сил. Опустошительные набеги крымцев с целью грабежа и увода пленных мешали освоению плодородных земель «Дикого поля», приводили к значительным людским потерям.

Только за первую половину века было уведено в плен и продано на невольничьих рынках Востока 150–200 тысяч русских людей. Для выкупа из крымского плена пришлось ввести специальный налог — «полоняничные деньги».

Открытость южных границ, незащищенность их естественными преградами вынуждала строить искусственные оборонительные рубежи — «засечные черты», возводить цепь крепостей и содержать в них многочисленные гарнизоны. Все это приводило к отвлечению огромных материальных и людских ресурсов и не могло благотворно влиять на развитие экономики.

XVII век вошел в историю как время окончательного оформления системы крепостного права.

Сделав сыск крестьян бессрочным и объявив крепостное состояние наследственным, Соборное уложение 1649 года окончательно закрепило крестьян за помещиками, боярами, монастырями.

Крепостнические отношения проникали всюду, пронизывали все сферы жизни.

Расширение землевладельческих прав дворян, усиление их власти над крестьянством, создание общегосударственной системы сыска беглых — все это развязало руки помещикам, открыло широкие возможности усиленной эксплуатации крестьян, чем они не преминули воспользоваться.

Резко усилился и гнет со стороны феодального государства, что проявилось в значительном увеличении налогового обложения, росте повинностей в пользу государства и жестоком режиме бесправия и произвола.

Всю тяжесть ликвидации последствий польско-шведской интервенции начала века феодальное государство перекладывало на народные массы, вводя все новые и новые прямые и косвенные налоги, неоднократно прибегая к чрезвычайным сборам «пятинных денег», то есть пятой части стоимости имущества, проводя мобилизацию в армию «даточных людей» — прообраз грядущей рекрутчины.

«Государево тягло» становилось ничуть не легче помещичьего ярма.

Все это вызывало рост народного недовольства и предопределило еще одну отличительную особенность XVII века - небывалый размах классовых выступлений, принимавших разные формы, в том числе и открытых восстаний.

Недаром современники называли этот век «бунташным».

Две крестьянских войны, целая серия городских восстаний середины века, прокатившихся по всей стране (только в 1648–1650 годах их было 21), знаменитый «Медный бунт» 1662 года, стрелецкие бунты конца столетия - это лишь самые значительные проявления народного недовольства.

И первое место среди них по праву принадлежит Крестьянской войне под предводительством Степана Разина.

Недаром события этой войны навечно остались в памяти народной, а ее руководитель стал самым популярным и любимым народным героем.

Одна из черт, свойственных всем крестьянским войнам в России, состоит в том, что все они начинались на окраинах.

Другая, не менее характерная черта - огромная роль казачества в них. При этом казачество выступает и застрельщиком движения, и его руководителем, сплачивающим и организующим элементом.

Многие особенности истории Русского государства XVI–XVII веков в значительной мере объясняются географическими и демографическими условиями его развития.

Это, с одной стороны, огромная и постоянно растущая за счет присоединения слабо заселенных или почти не заселенных земель на юге и востоке территория, а с другой стороны - малочисленность населения и неравномерность его расселения.

Так, к концу века на огромной территории от Днепра до Тихого океана, от Белого моря до Каспия и казахских степей жило всего 10,5 миллиона человек, тогда как во Франции, например, на территории во много раз меньшей, в это же время жило 20,4 миллиона человек.

Наличие на южных и юго-восточных окраинах еще не освоенных феодалами земель приводило к притоку сюда населения из центральных обжитых уездов, что связано с ростом крепостничества.

Уходили от помещика, от «государева тягла», от произвола администрации, уходили наиболее социально-активные элементы.

Влияние этого процесса на развитие классовой борьбы не было однозначным. С одной стороны, это снижало остроту социального напряжения в центре, а с другой — способствовало накоплению «горючего материала» на окраинах, что делало эти районы «взрывоопасными», особенно когда и сюда со временем приходил помещик и распространялась власть царской администрации.

Именно эти районы и становились основными очагами крестьянских войн.

Из беглых крестьян, ушедших на Дон, сложились вольные казацкие общины, объединившиеся к XVII веку в единое Войско Донское.

Жизнь в постоянном опасном соседстве со степными кочевниками, необходимость вести постоянную борьбу с ними привели к созданию у казаков прочной военной организации, построенной на демократических началах.

Выработался и особый, казачий, уклад жизни.

Основными источниками существования казаков были занятия скотоводством, рыболовством, «государево хлебное жалованье» и военные походы за добычей в пределы турецких владений на Азовском и Черном морях, а также на Волгу и Каспий.

Земледелием в XVII веке казаки практически не занимались, этому мешали нападения кочевников. К тому же сами казаки относились к занятию земледелием недоброжелательно, видя в нем угрозу своей «казацкой вольности»: в их представлении крестьянский труд связывался с крепостническими порядками и господством помещика.

Сложными и противоречивыми были взаимоотношения этой самоуправляющейся казачьей организации с царским правительством. Дон притягивал к себе беглых крестьян и холопов, становился очагом постоянного социального брожения. И это не могло не беспокоить правительство.

К тому же своевольные набеги казаков на Крым, Турцию, Персию путали внешнеполитические планы правительства и вызывали постоянные дипломатические осложнения.

Но вынужденное считаться с казачеством как с реальной силой и учитывая его огромную роль в защите южных границ, правительство до поры до времени признавало казачьи вольности, в том числе и неписаный закон «с Дону выдачи нет», старалось избегать конфликтов с казаками.

Стремясь использовать казачество в своих военно-политических целях, поставить его себе на службу, правительство снабжало казаков денежным и хлебным жалованьем, оружием, боеприпасами, во время войн принимало на службу в действующую армию отдельные отряды казаков.

Соответственно двойственным было и отношение казачества к правительству, что проявилось и в ходе крестьянских войн. Условия жизни крестьян, их разобщенность мешали им сорганизоваться и выступить согласованно.

Нужно было какое-то ядро, вокруг которого они могли бы объединиться. Таким ядром во время крестьянских войн и становилось казачество, имевшее свою военную организацию.

Стоило какому-либо отряду казаков самовольно появиться на территории государства, как было, например, во время похода Василия Уса в 1666 году, сразу же это вызывало подъем антифеодальной борьбы и отряд обрастал восставшими крестьянами и холопами.

Еще быстрее это происходило, если казаки предпринимали антиправительственные действия. Надо учитывать также и привлекательность в среде крестьян идеала казачьей жизни. Казачество являлось и катализатором антифеодальной борьбы крестьян, и ее организующим элементом.

Несмотря на то, что казачество формировалось из беглых крестьян, оно представляло собой особую социальную группу со своим комплексом традиций, со специфическими интересами и целями, далеко не всегда и не во всем совпадающими с интересами и целями крестьян.

И в войске Степана Разина отсутствовало органическое единство крестьянских отрядов и казацкого ядра повстанческого войска.

Настороженность и недоверие в отношениях друг к другу, постоянные споры и столкновения, взаимное непонимание и, наконец, ничем не прикрытая вражда.

Слова Степана Разина из романа Василия Шукшина «Я пришёл дать вам волю»:

«Мужики - это камень на шею. Когда-нибудь да он утянет на дно. Вся надежда на Дон была…»

В восстании Степана Разина мы видим призыв к уничтожению представителей господствующего класса и царской администрации. Но и здесь присутствуют наивные представления о «плохих» и «хороших» боярах, свойственные и самому Разину.

Особого внимания заслуживает вопрос об отношении народных масс и самого Степана Разина к царю, к царской власти.

Наивный монархизм, царистские иллюзии, представление о надклассовой сущности царской власти свойственны всем народным движениям того времени и свидетельствуют о подчиненности сознания народных масс господствующей феодальной идеологии.

Поддержанию и укреплению этих царистских настроений способствовала довольно гибкая политика верховной власти, создававшая иллюзию своеобразного «патриархального демократизма» самодержавия.

При столкновениях населения с местными властями царская власть иногда карала наиболее ретивых лихоимцев и притеснителей; проводились сыски по челобитьям, посланным в Москву, иногда принимались положительные решения, касавшиеся, впрочем, небольших уступок.

Такие факты запоминались надолго и создавали представление о «справедливости» царской власти, о ее нелицеприятном отношении ко всем слоям общества.

С самого начала второго похода на Волгу Степан Разин постоянно призывал и в письменных посланиях, и в устных высказываниях «государю послужить», «итти на Русь против государевых неприятелей и изменников», постоять «за ево, великого государя».

Характерен мотив «измены» царю бояр и приказных людей, которая якобы выразилась в том, что их действия лишили свободной жизни «черных людей».

Царь, стало быть, здесь ни при чем.

Этот лозунг придавал движению форму законности и привлекал на сторону Разина служилых людей.

Конечно, можно предположить, что Степан Разин выдвигал этот лозунг из тактических соображений, учитывая царистские настроения масс, а сам был свободен от таких иллюзий. Но никаких оснований для такого предположения нет.

Наоборот, имеются свидетельства, что даже перед казнью он надеялся встретиться с царем и о многом поговорить с ним.

Наивная вера крестьян в справедливость царя оставалась непоколебимой не только в семнадцатом, но и в последующих столетиях, вплоть до январских событий 1905 года.

Была ли борьба крестьян абсолютно бесперспективной? Могли ли они победить? И если да, то к чему бы это привело?

Но в такой постановке вопроса нет необходимости.

Ведь истории известны случаи победного исхода крестьянских войн, известно также, чем это кончалось: феодальным перерождением руководителей движения, становившихся новыми феодалами.

Да и в ходе самих крестьянских войн в России иногда обнаруживаются тенденции такого перерождения.

Все дело в том, что крестьяне в лучшем случае представляли, против чего они борются, позитивный же идеал у них практически отсутствовал, они не могли в своих воззрениях выйти за рамки существующего строя, противопоставить ему другой.

Поэтому победа крестьянской войны могла привести к значительному ослаблению феодальной эксплуатации, но потом все возвращалось «на круги своя».

Так в чем же тогда смысл крестьянских войн? В чем их историческое значение?

На этот вопрос отвечает в романе В. Шукшина скованный цепями Степан Разин: «Я дал волю… Берите!» И трезво мыслящий его бывший друг никак не может его понять.

А дело в том, что крестьянские войны совершали переворот в сознании людей.

Они давали возможность почувствовать вкус другой, вольной жизни и тем самым способствовали вызреванию в крестьянской психологии черт антифеодального характера, стимулировали и активизировали энергию классового сопротивления народных масс.

Воспоминания о них и об их руководителях многим поколениям крестьян давали заветную надежду на свободу и силы для сопротивления.

В этом их главный результат, их значение.

Классовая борьба, достигавшая своего апогея в ходе крестьянских войн, вынуждала господствующий класс совершенствовать методы своего господства, проводить преобразования государственного строя, то есть вводить в действие еще остававшиеся ресурсы феодальной системы, а значит, быстрее их исчерпывать и приближать ее конец.

Так классовая борьба вообще и крестьянские войны в частности ускоряли ход исторического процесса.

Владимир Сергеевич ШУЛЬГИН, лауреат Государственной премии СССР.

* * *

Это отрывки из предисловия Владимира Шульгина к сборнику БУНТАШНЫЙ ВЕК, первым в этом сборнике роман Василия Шукшина - Я пришёл дать вам волю.

Вторым, в сборнике Бунташный век, представлено сочинение Григория Котошихина - О России в царствование Алексея Михайловича.

* * *

Григорий Карпович Котошихин был подъячим Посольского приказа (выполнял дипломатические поручения), в 1661 году ездил в Стокгольм гонцом с письмом царя на имя шведского короля.

В 1664 году он бежал в Польшу, с которой Россия в то время находилась в состоянии войны. Но еще раньше, в 1663 году, он установил отношения со шведским дипломатом, жившим в Москве, и снабжал его, за определенную плату, конечно, секретными сведениями, знакомил его с секретной дипломатической перепиской, то есть стал тайным шведским агентом.

Сам Котошихин объяснял свой побег за границу нежеланием писать по принуждению князя Ю. А. Долгорукого донос на Я. К. Черкасского, к войскам которого он был прикомандирован для ведения канцелярских дел.

В Польше Г. Котошихин пытался предложить свои услуги польскому правительству. Когда из этого ничего не вышло, он перебрался в Пруссию, затем в Любек и, наконец, в начале 1666 года оказался в Швеции, где был определен на службу чиновником государственного архива. Но служба его продолжалась недолго.

В августе 1667 года он совершил преступление — непреднамеренно, в пьяной драке убил своего квартирного хозяина, приревновавшего его к своей жене, и в ноябре того же года по приговору суда был казнен.

Известно, что его скелет долгое время служил учебным пособием в Упсальском университете.

В Швеции Г. Котошихин и написал по заказу шведского правительства свое сочинение о России, подлинную рукопись которого в 1838 году обнаружил в библиотеке Упсальского университета историк С. В. Соловьев.

В 1840 году оно впервые было издано в России, а затем трижды переиздавалось — в 1859, 1884 и 1906 годах.

Относительно достоверности и ценности сообщаемых Г. Котошихиным сведений можно привести отзыв известного русского историка П. М. Строева.

«Чтение сочинения Котошихина, — писал он, — доставило мне несказанное наслаждение. Будучи коротко знаком с этим периодом по оставшимся делам тогдашних приказов, особенно Посольского, могу сказать, не обинуясь, что эта книга сколько любопытна, столько же и верна, и даже очень верна… Котошихин был человек, как видно, умный и при том добросовестный писатель; лжи умышленной я не заметил нигде…»

Другой историк, А. И. Маркевич, автор единственного специального исследования о Г. Котошихине и его сочинении, в результате внимательной проверки его сведений другими источниками пришел к следующему выводу: «Правдивостью дышит его повествование о России; относится он к ней отрицательно, охотно отмечает недостатки ее государственного и общественного строя, но делает это спокойно, без озлобления, просто… и никогда не опускается до клеветы; Котошихин легко мог ошибиться, но не солгать».

И все же сочинение Г. Котошихина не свободно от тенденциозности. Выполняя заказ, он должен был подстраиваться под общий враждебный тон тогдашних правителей Швеции по отношению к России.

Г. Котошихин не выдумывает, он пишет правду, но… не всю правду. И это обстоятельство должен иметь в виду современный читатель его сочинения.

В данной книге это сочинение печатается с четвертого издания (1906 г.) с некоторыми сокращениями, но по современным правилам издания текстов XVI–XVII веков: отсутствующие в современном алфавите знаки заменяются соответствующими им современными буквами (i — и, ѳ — ф, ѣ — е), конечное ъ отбрасывается; внесены коррективы в расстановку знаков препинания.

Написание слов дается в строгом соответствии с оригиналом.

Сочинение написано языком деловой письменности, близким к разговорному языку того времени и вполне доступным современному читателю. Это делает ненужным его перевод на современный язык.

Такой перевод привел бы к некоторому искажению текста и лишил бы читателя возможности услышать живой голос человека семнадцатого века и ощутить «аромат эпохи».

Владимир Сергеевич ШУЛЬГИН, лауреат Государственной премии СССР.

* * *

Приведу один отрывок из сочинения Котошихина О Приказах, где он перечисляет Приказы и описывает их. Приведу только названия и часть описания одного Приказа:

1. Приказ Тайных Дел

2. Посольский Приказ

3. Разрядный Приказ

4. Приказ Большого Дворца

5. Стрелецкий Приказ

6. Приказ Казанского Дворца

7. Сибирский Приказ

И в том приказе ведомо Сибирское царство и городы. А будет в том царстве больших и средних болши сорока городов, кроме пригородков. А начальной город в Сибири зовётся Тоболеск. И яс тех приказов, Казанского и Сибирского, ссылаются с Москвы и из других городов на вечное житье всякого чину люди, за вины.

8. Поместный Приказ.

А дальше вы прочитаете сами, если захотите. Даю ссылку на сайт, где перечислены все главы и даны активные ссылки на каждую главу, что очень удобно - можно сразу перейти на интересующую главу:

О России в царствование Алексея Михайловича. Сочинение Григория Котошихина.

ИСТОЧНИК: http://www.hist.msu.ru/ER/Etex...

* * *

На этом всё, всего хорошего, канал Веб Рассказ, Юрий Шатохин, Новосибирск.

До свидания.


Источник