]


Почему Сергей Лавров заговорил о «греческих Церквях»

15 января 2022 г. 10:13:56

Под конец прошлого года Священный синод Русской православной церкви принял решение о создании патриаршего экзархата Африки в составе Северо-Африканской и Южно-Африканской епархий. Что, в свою очередь, вызывает раздраженную реакцию Александрийского и Константинопольского патриархатов, которые видят в этом подрыв статуса «греческих Церквей».

Министр иностранных дел России Сергей Лавров на пресс-конференции по итогам деятельности российской дипломатии в 2021 году затронул религиозную тематику. Он еще раз прокомментировал события в православном мире.

Лавров напомнил, что к нынешнему кризису в нем напрямую приложили руку США, которые «настраивали и финансировали константинопольского патриарха Варфоломея с тем, чтобы он проводил линию на раскол», прежде всего в части создания на Украине «раскольнической неканонической православной Церкви». Он отметил, что «если мы договоримся с правительствами тех стран, с дипломатами тех стран, на территории которых расположены канонические православные Церкви, не мешать им жить своей жизнью в соответствии с их законами, их канонами, это будет самый оптимальный вклад дипломатии и прочих государственных структур в обеспечение той самой свободы вероисповедания». Однако на сегодня, подчеркнул глава МИД России, «к сожалению, греческие Церкви находятся под колоссальным давлением, в том числе, насколько я понимаю, под давлением греческого правительства».

В этом заявлении Лаврова обращает на себя внимание использование им термина «греческие Церкви». Под ними понимаются некоторые поместные православные Церкви, которые руководствуются эллинской культурой и традициями. К числу таковых Церквей, наряду с Элладской и Кипрской, относят также четыре патриархата пентархии — Константинопольский, Александрийский, Антиохийский и Иерусалимский, а также Албанскую православную церковь. Однако после того, как Константинопольский патриархат в 2019 году выдал томос об автокефалии новосозданной Православной церкви Украины (именно ее имеет в виду глава российской дипломатии, называя «раскольнической неканонической»), в сообществе «греческих Церквей» произошел раскол. Действия Фанара не поддержали Иерусалимский и Антиохийский патриархат, ряд правящих епископов остальных Церквей. Возможно, свою роль сыграли соображения не только канонического характера, но и то, что Константинопольский патриархат показал себя проводником курса администрации президента США Дональда Трампа.

Вселенский патриарх Варфоломей I подписывает томос об автокефалии Православной церкви Украины

President.gov.ua

Интересно здесь то, что ранее Смоленская площадь говорила преимущественно о связке Вашингтон — Фанар. Внедрение в дипломатический оборот термина «греческие Церкви» расширяет как круг участников конфликта в православном мире, так и географию его, когда внимание уделяется уже не только Украине. Связано это, очевидно, с тем, что под конец прошлого года Священный синод Русской православной церкви принял решение о создании патриаршего экзархата Африки в составе Северо-Африканской и Южно-Африканской епархий. В него включены приходы Московского патриархата в Египте, Тунисе, Марокко, ЮАР. Также члены Синода постановили принять в юрисдикцию Русской православной церкви 102 клирика Александрийского патриархата из восьми стран Африки и назначили патриаршим экзархом Африки архиепископа Ереванского и Армянского Леонида, который стал митрополитом Клинским. Немногим позже митрополит Леонид дал интервью агентству «Интерфакс-религия» с пояснением дальнейших действий Московского патриархата.

Отвечая на вопрос о перспективе учреждения в Африке семинарии для подготовки и обучения православных священников, он сообщил: «Не исключено, что мы создадим на территории африканского континента ряд учебных заведений, при условии необходимости и целесообразности… На сегодня острой языковой проблемы нет… Существуют печатные издания, религиозная литература, последование божественной литургии, необходимые для совершения богослужений тексты на разных языках континента. По мере необходимости переводческая деятельность будет осуществляться. Вопрос подготовки специалистов рассматривается нами в широком спектре». Это первое. И второе. Говоря о финансовой поддержке африканских приходов Московского патриархата, экзарх отметил: «Да, в Русской православной церкви есть благотворители, которые оказывают помощь по многочисленным направлениям ее служения и, оставаясь неравнодушными к судьбе вселенского православия, готовы от своих щедрот поддержать и нашу миссию в Африке».

Храм в честь преподобного Сергия Радонежского в ЮАР

(сс) Николай Паничев

Все это говорит о следующем: российское церковное присутствие на африканском континенте задумывается всерьез и надолго. Что, в свою очередь, вызывает раздраженную реакцию Александрийского и Константинопольского патриархатов, которые видят в этом подрыв статуса «греческих Церквей». Как передает портал Orthodoxia.info, александрийский патриарх Феодор II обратился к константинопольскому патриарху Варфоломею с просьбой собрать совещание глав пяти Церквей (Александрийского, Константинопольского, Антиохийского, Иерусалимского патриархата и Кипрской церкви) и обсудить создание патриаршего экзархата Русской православной церкви в Африке. Вопрос в том, захочет ли сейчас администрация президента США Джо Байдена подыграть на африканском континенте Александрийскому и Константинопольскому патриархатам, как это было в бытность Трампа по Украине. Помимо того, своего отношения еще публично не выразил Ватикан, а ведь в Африке насчитывается около 135 миллионов католиков, и число их постоянно возрастает.

Собор Святого Георгия в Фанаре. Резиденция Константинопольского Патриарха

(сс) Klearchos Kapoutsis

Оценивая решение о создании патриаршего экзархата в Африке как продолжение «спора между патриархами Кириллом и Варфоломеем за первенство в православном мире», известный итальянский ватиканист Сандро Магистр пишет: «Первая встреча между папой Франциском и Кириллом состоялась в аэропорту Гаваны 12 февраля 2016 года, за четыре месяца до несостоявшегося всеправославного собора (на Крите. — С. С.). Вторая встреча между ними, если и когда она состоится, может стать предвестником окончательного разрыва в стане православия. Но уже сегодня между Москвой и Константинополем Риму нелегко найти правильный путь». Понятно, что Московский патриархат руководствовался своими аргументами, принимая решение о вхождении на африканский континент. Однако на месте ему придется учитывать многие факторы, включая и инославный.

Станислав Стремидловский


Источник