]


Ядерная сделка с Ираном входит в состояние «ни мира, ни войны»

26 ноября 2021 г. 11:39:32

Военный вариант гарантирует прекращение ядерной программы Ирана только в случае ведения против этой страны ограниченной ядерной войны. Готово ли к этому нынешнее военно-политическое руководство США – большой вопрос.

В Вене 29 ноября 2021 года должен начаться седьмой раунд переговоров по возобновлению СВПД (Совместного всеобъемлющего плана действий), иранской ядерной сделки. В переговорах по инициативе Тегерана был достаточно длительный перерыв: предыдущий раунд закончился 20 июня 2021 года.

Как сообщил 23 ноября 2021 года американский телеканал NBC со ссылкой на свои источники (западных дипломатов, бывших официальных лиц США и экспертов), администрация президента Джо Байдена рассматривает варианты действий в отношении Ирана, если переговоры в Вене по возобновлению СВПД потерпят фиаско. Речь идёт о так называемом «Плане Б».

В список возможных мер США входят следующие: убедить Китай прекратить импорт нефти из Ирана, ужесточить санкции, в том числе направленные на продажу нефти в Китай, заключить «менее амбициозную временную ядерную сделку», запустить тайные операции по саботажу ядерной программы Ирана, самостоятельно нанести удары по ядерным объектам Ирана или же поддержать военные действия Израиля в отношении объектов иранской ядерной инфраструктуры.

Разберём эти варианты по порядку и степень их влияния на ситуацию. Первая группа мер, направленная преимущественно против иранского нефтяного экспорта, практически является той же политикой максимального давления на Иран, которую проводила предыдущая администрация Дональда Трампа. Команда Трампа пыталась свести объём нефтяного экспорта Тегерана к нулю. Однако данную задачу решить не удалось в первую очередь из-за позиции КНР, которая продолжила покупать иранскую нефть.

NBC сообщает, что в случае, если Пекин не откажется от закупки нефти в Иране, администрация Джо Байдена может принять решение о введении санкций против китайской судоходной компании, участвующей в поставках нефти.

Добыча нефти

randomix

Оценивая вероятность следования Китая в русле американских санкций против Тегерана, надо понимать, что между Ираном и КНР 27 марта 2021 года было заключено всеобъемлющее соглашение «О политическом, стратегическом и экономическом сотрудничестве», предусматривающее китайские инвестиции в Иран в размере 400 млрд долларов в течение 25 лет в обмен на сильно дисконтированные поставки иранской нефти.

Кстати, именно в марте 2021 года поставки иранской нефти в Китай достигли рекордных объёмов — 3,75 млн тонн. Очевидно, что Пекин не собирается отказываться от всеобъемлющего соглашения с Ираном. Кроме того, Поднебесная взяла конкретный курс на установление стратегического ядерного паритета с США, и в таких условиях не будет отказываться от своих геополитических позиций в Западной Азии.

Возможность заключить временную ядерную сделку, или, как её называют в некоторых СМИ, «промежуточную», потенциально существует. Вопрос торга между Ираном и США: какие условия удовлетворят стороны. Тегеран на данном этапе настаивает на полной отмене всех санкций США, а их на 4 января 2021 года было 1733. Вашингтон, конечно же, не пойдёт на это.

Однако отмена Соединёнными Штатами части санкций против Ирана и разморозка части его зарубежных активов взамен на, предположим, отказ Тегерана от дальнейшего увеличения количества урана, обогащённого выше 20%, вполне может рассматриваться как основа для временной ядерной сделки.

Министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф и министр иностранных дел Китая Ван И подписали документ о 25-летней программе сотрудничества Иран-Китай

(сс) Erfan Kouchsri. Tasnim News Agency

Эффективность тайных операций по саботажу ядерной программы Ирана под большим вопросом. Израилю в результате диверсий, кибератак и убийств иранских физиков ядерщиков удалось несколько замедлить ядерную программу Ирана, но кардинально повлиять на неё не удалось.

Более того, на убийство ученого-ядерщика Мохсена Фахризаде иранские власти отреагировали принятием 28 ноября 2020 года закона «О стратегических мерах по отмене санкций», который требует от Организации по атомной энергии Ирана производить не менее 120 кг обогащённого до 20% урана в год. Обогащённый до такой степени уран уже считается оружейным.

Вариант американских ударов по объектам иранской ядерной инфраструктуры, поддержка ударов Израиля по этим целям или же совместная американо-израильская военная операция несут значительные риски как для Соединённых Штатов, так и для Израиля. Иран обладает внушительным ракетным арсеналом. Его баллистические и крылатые ракеты имеют дальность полёта до 2500 км, боевые части массой до 1000 кг и достаточную точность, чтобы нанести в этом радиусе огромный ущерб всем военным объектам США на Ближнем Востоке, а также Израилю.

Ливанское движение «Хезболла» располагает арсеналом не менее чем в 100 тысяч неуправляемых снарядов и ракет. Проиранские формирования есть на территории Ирака и Сирии, поэтому все американские военные базы в этих странах подвергнутся нападению.

Американцы в Ираке

DVIDSHUB

Даже в Израиле вынуждены признать, что иранская ядерная программа гораздо более укреплена и рассредоточена, чем ранее уничтоженные Тель-Авивом ядерные программы Ирака и Сирии, которые были сконцентрированы в одном месте. Ядерная инфраструктура Ирана включает десятки объектов, многие из которых оборудованы на большой глубине в горных массивах.

Поэтому нет никакой гарантии, что американо-израильский удар по объектам ядерной инфраструктуры Ирана приведёт к её уничтожению. Однако после этого удара уже ничто не сможет заставить Тегеран отказаться от создания ядерного оружия. Как раз наоборот, Иран приложит к этому максимум усилий.

Какую-то гарантию в данной ситуации могло бы дать использование ядерного оружия малой мощности. На это, кстати, был готов пойти Дональд Трамп в годы своего президентства, а 25 июня 2019 года в своём Твиттере он даже пригрозил Ирану ядерным ударом.

Дональд Трамп

Whitehouse.gov

Следует заметить, действующий «Обзор ядерной политики США» позволяет Соединённым Штатам применить ядерное оружие для того, чтобы «положить конец любому конфликту с минимально возможными потерями и на максимально выгодных условиях для США, наших союзников и партнёров».

Можно констатировать, что военный вариант гарантирует прекращение ядерной программы Ирана только в случае ведения против этой страны ограниченной ядерной войны. Готово ли к этому нынешнее военно-политическое руководство США? Большой вопрос. Вот Трамп был готов. Но это был самый произраильский президент Соединённых Штатов за всю историю Америки, а Джо Байден — более осторожный политик и более проамериканский, чем произраильский.

Вашингтону надо учитывать и такой факт. Еще одно применение ядерного оружия со стороны США (после Хиросимы и Нагасаки) существенно изменит порог применения ядерного оружия в мире.

Президент США Джо Байден

(сс) Gage Skidmore

Кстати, телеканал NBC назвал свой репортаж «США взвешивают мрачные варианты, если ядерные переговоры с Ираном провалятся». Это означает, что у разработчиков данных вариантов нет ни оптимизма, ни уверенности в их эффективности.

Таким образом, представляется, что наиболее вероятным сценарием развития событий в отношении процесса возобновления СВПД является сценарий «ни мира, ни войны». Под этот сценарий попадает и промежуточная ядерная сделка, если стороны сумеют уменьшить свои взаимные требования.

Владимир Васильев


Источник